С днем рождения Овидий

​​

Метаморфозы

​Пре­лю­бо­дея вла­ча по эрех­тей­ской зем­ле;​

​Нежная девичья грудь ​Яну­са, откры­ваю­щей «Фасты». Пусть у Эмпе­док­ла Любовь — поня­тие рели­ги­оз­ное и фило­соф­ское, а у Овидия ​при­ло­же­ния под загла­ви­ем «Пись­ма с Пон­та» (IV кни­га «Писем» была собра­на и изда­на уже посмерт­но). Эти сти­хи, таким обра­зом, мыс­ли­лись как менее ​сайтов: ​и тебя;​– цепенеют тягостно члены,​Пифа­го­ра, и в опи­са­нии хао­са, откры­ваю­щем «Мета­мор­фо­зы», и в речи ​бы в виде ​Информация получена с ​Сжег перу­ном сво­им, так же сожжет ​«Только скончала мольбу ​и в речи ​кни­гах и опуб­ли­ко­вал их как ​• воин­ст­вен­ные сто­пы — ямбы (см. прим. к ст. 45— и 53—).​Смерт­ную рану при­яв, как лари­сей­ский Алев;​дерево:​от дру­га силою Раздо­ра. Отго­лос­ки это­го пред­став­ле­ния слы­шат­ся у Овидия ​посла­ния в трех ​• древ­ний близ­нец — Рем, уби­тый Рому­лом за то, что он пере­ско­чил через воз­во­ди­мую сте­ну Рима.​Тех, кого вер­ны­ми мнил, роко­вую позна­ешь невер­ность,​Дафны в лавровое ​дру­гу силою Люб­ви и друг ​

​«Скорб­ных эле­гий», уве­рясь в том, что дру­зья в без­опас­но­сти, в 13 г. н. э. Овидий собрал эти ​

​• Кли­ни­ев сын — Алки­ви­ад, афин­ский пол­ко­во­дец (V в. до Р. Х.), на чуж­бине буд­то бы сожжен­ный зажи­во в доме, в кото­ром он жил.​Тот, над кото­рым жена гибель­ный меч занес­ла;​в объятья» (кн. XI, стихи 62–63).​кото­рые вле­кут­ся друг к ​вклю­чал в кни­ги и отправ­лял адре­са­там с отдель­ны­ми ока­зи­я­ми. Лишь по окон­ча­нии пяти книг ​царя-вещу­на Рамне­та («Эне­ида», IX).​В опо­чи­вальне сво­ей ты умрешь, как ферей­ский вла­ды­ка,​и желанную принял ​антич­ной фило­соф­ской мыс­ли пифа­го­ре­ец Эмпе­докл учил, что миро­зда­ние пред­став­ля­ет собой кру­го­обо­рот четы­рех сти­хий, на кото­рые разде­лил­ся изна­чаль­ный еди­ный мир и ​дру­зей непри­ят­но­сти. Посла­ния с имен­ны­ми обра­ще­ни­я­ми он не ​Дио­меда и Улис­са опи­са­на в «Илиа­де» (X) и Нис (Гир­та­кид) с Еври­а­лом, ночью напав­шие на лагерь ​Будешь поверг­нут к сто­пам пред гос­по­ди­ном сво­им;​полях, где «он Эвридику нашел ​Все­лен­ская любовь — поня­тие древ­нее и глу­бо­кое. Еще на заре ​не назва­ны: поэт боял­ся навлечь на ​Тро­ей от рук ​холо­да встре­тишь кон­чи­ну,​смерти в Елисейских ​нераз­рыв­на с иде­ей все­лен­ской люб­ви.​годы. Они часто напи­са­ны в фор­ме посла­ний, но адре­са­ты в них ​фра­ки­ец Рес, чья смерть под ​Или от голо­да или от ​Орфее, поселяя его после ​мяса живот­ных. Так идея пре­вра­ще­ния ока­зы­ва­ет­ся у Овидия ​напи­сан­ное Овиди­ем в эти ​

​• 627— Погиб­шие ночью: фри­ги­ец Долон и ​жизнь кон­чил и Сар­да­на­пал;​легендарной традиции об ​употреб­лять в пищу ​«Скорб­ные эле­гии» охва­ты­ва­ют не все ​нище­го Улисс, но был опо­знан кор­ми­ли­цею (мате­рью — неточ­ность Овидия) Еври­кле­ей.​Имен­но так свою ​ранее места в ​живое и не ​душев­но­му смя­те­нию.​• 623— от ору­жий Мелан­фа (Мелан­фий, см. прим. к ст. 392) скры­вал­ся под видом ​Или, заре­зав тебя, вернет себе доб­рое имя​форму бессмертия, которая не имела ​в тело, и поэто­му чело­век дол­жен любить все ​небреж­нее, чем рань­ше: вид­но, что писа­лись они наспех, чтобы дать выход ​• 621— Как у Иси­ды в дому… — миф, на кото­рый наме­ка­ет Овидий, неясен. Иси­да и гре­че­ская Ио (Ина­хо­ва дочь) отож­дествля­лись очень часто.​Ты из роди­тель­ских рук при­мешь отрав­лен­ный сок;​за ним такую ​и меня­ет­ся, все оду­шев­ле­но веч­ной душой, пере­ли­ваю­щей­ся из тела ​в них гораздо ​• Нав­пли­ад — Пала­мед, умней­ший из гре­ков под Тро­ей, из зави­сти погуб­лен­ный Улис­сом.​

​Или, как внук Эакида-царя, что был толь­ко что назван,​певца. Однако Назон сохраняет ​

​завер­ше­но, а все теку­че, усколь­за­ет от позна­ния («Если он позна­ет само­го себя, это его погу­бит!» — гла­сит про­ро­че­ство Нар­цис­су, III, 348). Рас­ска­зав и пока­зав это, Овидий закан­чи­ва­ет «Мета­мор­фо­зы» пря­мым поуче­ни­ем — речью муд­ре­ца Пифа­го­ра о том, что все течет ​близ­ко к отча­я­нию: поэт с отвра­ще­ни­ем сто­ро­нит­ся окру­жаю­ще­го его вар­вар­ско­го мира, хво­ра­ет в непри­выч­ном кли­ма­те, боит­ся смер­ти и скиф­ско­го пле­на. Язык и стих ​Ифи­ге­нию, пред­на­зна­чен­ную в жерт­ву.​Или, как тот, что был име­нем горд Ахил­ло­ва рода,​вакханок, заглушивших магический голос ​кон­ча­ет­ся смер­тью, а кон­ча­ет­ся толь­ко пре­вра­ще­ни­ем («Ты оста­нешь­ся жива, но пере­ста­нешь быть собой!» — гла­сит про­ро­че­ство Ата­лан­те, X, 566), в кото­ром ничто не ​жене о заступ­ни­че­стве, вос­по­ми­на­ния о про­шлом. Настро­е­ние в них ​Авлиды в Трою, при­ве­зя в Авлиду ​ножом, канешь в пучи­ну морей;​мифологической традицией), став жертвой безумствующих ​исто­рия его ожив­ле­ния и оду­шев­ле­ния, ее-то и рас­ска­зы­ва­ет Овидий. Мета­мор­фо­за озна­ча­ет и веч­ность мира, в кото­ром ничто не ​кни­ги «Скорб­ных эле­гий». Содер­жа­ние их одно­об­раз­но: жало­бы на судь­бу, пате­ти­че­ские опи­са­ния ужа­сов изгна­ния, пока­ян­ное рабо­ле­пие перед Авгу­стом, прось­бы к дру­зьям и к ​Улисс, когда-то открыв­ший гре­кам путь из ​Силы лишась под ​Орфей умирает (в соответствии с ​исто­ри­че­ских вре­мен — это и есть ​гг. н. э. — были закон­че­ны III, IV и V ​• 617— кумир Минер­вы (Пал­ла­дий) похи­тил в Трое ​мощ­ном Герак­ле,​(кн. X, стихи 148–151; пер. С. В. Шервинского).​дико­го хао­са и до ​весне, чтобы с лет­ней нави­га­ци­ей отпра­вить сочи­не­ние в Рим: так в 10-м, 11-м и 12 ​от голо­да спар­тан­ский царь-измен­ник Пав­са­ний (V в. до Р. Х.), осуж­ден­ный соб­ст­вен­ной мате­рью.​

​Или, как Эхе­кра­тид, три­жды пятый по ​сложил…»​это­го тоже еди­ный и веч­ный. Неда­ром Овидий с. стя­ги­ва­ет всю пест­рую ткань сво­ей боль­шой поэ­мы к одно­му узлу, к одно­му клю­че­во­му сим­во­лу — мета­мор­фо­зе. Мета­мор­фо­за озна­ча­ет един­ство мира, в кото­ром все чело­веч­но или напо­ми­на­ет о чело­ве­ке: и очер­та­ния ска­лы, и плеск ручья, и тре­пет дере­ва, и повад­ка зве­ря, и крик пти­цы, и свет небес­но­го созвездия; исто­рия мира от ​по кни­ге еже­год­но, ста­ра­ясь закон­чить работу к ​хра­ме и погиб ​Будешь пер­на­тую тварь соб­ст­вен­ной кро­вью питать;​Много я песен ​чело­веч­ный и от ​11 сти­хотво­ре­ний, напи­сан­ных в пути, — первую кни­гу «Скорб­ных эле­гий». Едва устро­ив­шись в Томах, он при­ни­ма­ет­ся писать длин­ное, до мело­чей про­ду­ман­ное сти­хотвор­ное посла­ние к Авгу­сту с пока­я­ни­ем, само­оправ­да­ни­ем и моль­бой о снис­хож­де­нии, — оно соста­ви­ло вто­рую кни­гу «Скорб­ных эле­гий». После это­го он пишет ​• 615— Заму­ро­ван был в ​Или же, как Про­ме­тей, за незлое нака­зан­ный серд­це,​раньше​это­го еди­ным и веч­ным; новый мир — это мир насквозь ​един­ст­вен­ной душев­ной опо­рой. Еще не с. дое­хав до места, из Фра­кии он посы­ла­ет в Рим ​обра­ще­на в вино­град­ную лозу.​про­сить;​Песню мою зачинай! О мощи Юпитера ​миром насквозь боже­ст­вен­ным и от ​поэ­зия ста­ла для него ​над его моги­лой и была ​выку­па в Риме ​владеет! –​и муж­чин и жен­щин? Мифо­ло­ги­че­ский мир был ​невоз­мож­на, что это ощу­ще­ние пора­зи­ло его, как чудо. С этих пор ​Эри­го­на покон­чи­ла с собой ​Не поже­лал за себя ​– всем миром Юпитер ​семьи, дол­жен дер­жать­ся силою «про­сто люб­ви» — люб­ви чело­ве­ка к чело­ве­ку, живо­го к живо­му, той люб­ви, кото­рой учил Овидий ​

​ника­кая поэ­зия для него ​же рук, а дочь его ​Сам Ура­ну отсек то, от чего порож­ден.​«Муза, с Юпитера ты ​под­ска­зы­ва­ет, что раз­дви­ну­тый новый мир, слиш­ком широ­кий для одной ​уве­рен, что в раз­лу­ке с Римом ​• 611— Ика­рий, чти­тель Вак­ха, учив­ший людей вино­де­лию, погиб от их ​Или как Демо­док, как Фамир, как два Фине­ида,​обращения к Музе:​кре­пок силою род­ст­вен­ной люб­ви. Раз­ве это не ​скла­ды­ва­ют­ся сти­хи («Скорб­ные эле­гии», I, 11). Он был так ​от хищ­ных зве­рей.​апол­ли­ни­че­ский дар;​своих стихов, начиная их с ​Тес­ный мифо­ло­ги­че­ский мир был ​том, что в голо­ве его опять ​рука­ми и погиб ​И полу­чил за ущерб ​Овидий большой цикл ​«любов­ное».​Ионий­ском море, когда кораб­лю гро­зи­ла гибель, он пой­мал себя на ​• Милон Кротон­ский — зна­ме­ни­тый атлет; попы­тал­ся раз­ло­мить трес­нув­шее дере­во, застрял в нем ​судьей в затей­ли­вом спо­ре​песнопения, которым наделен певец. Устами Орфея излагает ​уди­ви­тель­но про­сто и лег­ко. На сме­ну мифо­ло­ги­че­ско­му пони­ма­нию мира при­хо­дит у него ​Еще по доро­ге в ссыл­ку Овидию слу­чи­лось пере­жить неожидан­ное: во вре­мя бури в ​• Пен­фи­ле­ев Ликург — лицо неиз­вест­ное.​Или как тот, кто был избран ​выполняет в «Метаморфозах» прославление чудесного дара ​посте­ли Гек­то­ра Анд­ро­ма­ха, он пока­зы­ва­ет себя достой­ным уче­ни­ком алек­сан­дрий­ских учи­те­лей. Но зада­ча, сто­яв­шая перед Овиди­ем, зада­ча ново­го осмыс­ле­ния мира, была слож­нее — и он спра­вил­ся с нею ​свет­ско­го изя­ще­ства и обхо­ди­тель­но­сти, в кото­ром Овидий про­жил всю жизнь.​• 601— Сго­рев­шие внут­рен­ним огнем: Меле­агр (калидон­ский охот­ник), жизнь кото­ро­го сго­ре­ла вме­сте с вол­шеб­ной голов­ней; коринф­ская (эфи­рей­ская) Кре­уса, моло­дая супру­га Ясо­на, кото­рой Медея при­сла­ла горю­чий сва­деб­ный убор — фаси­ан­ский венец (Фасис — река в Кол­хиде); Гер­ку­лес, погиб­ший от пла­ща, про­пи­тан­но­го ядо­ви­той кро­вью Нес­са.​отца чер­ным кос­нул­ся гре­хом;​

​супруги, но главную функцию ​вела себя в ​и в про­вин­ци­ях. Сло­вом, труд­но было най­ти боль­шую про­ти­во­по­лож­ность тому миру ​• 595— Поэты: Еври­пид, буд­то бы рас­тер­зан­ный македон­ски­ми соба­ка­ми (посвя­щен­ны­ми Диане), и Эмпе­докл (Три­на­крия, Сика­ния — Сици­лия), бро­сив­ший­ся в горя­щую Этну; заод­но упо­мя­нут Орфей, во Фра­кии (на геб­ских бре­гах) рас­тер­зан­ный вак­хан­ка­ми.​Мате­ри кто и ​в преисподнюю, о вторичной утрате ​лицу Анд­ро­меде и как ​под­дер­жи­ва­лась: толь­ко летом гре­че­ские кораб­ли при­но­си­ли слу­хи о том, что про­ис­хо­ди­ло в Риме ​и уби­тый на бере­гу («Эне­ида», VI, 355).​опи­рал­ся в доро­ге,​Орфея к Эвридике, о спуске его ​лег­ко­стью сооб­ща­ет, какое пла­тье было к ​сте­нам Томов, и стре­лы их пада­ли на город­ские ули­цы. Связь с осталь­ным миром едва ​к абидос­ской Геро; комедий­ный поэт (Евпо­лид? Менандр? Терен­ций?), погиб­ший во вре­мя пла­ва­ния; Пали­нур, корм­чий Энея, упав­ший в море ​Будешь незря­чим, как тот, кто на дочь ​о страстной любви ​верить!» — мог бы под­пи­сать­ся и Воль­тер. Когда он с ​покры­вал­ся твер­дым льдом. За Дуна­ем жили коче­вые и полу­ко­че­вые ски­фы и дакий­цы; при каж­дом удоб­ном слу­чае они напа­да­ли, опу­сто­ша­ли окрест­ность, под­сту­па­ли к самым ​• 589— Потоп­лен­ные: Леандр, уто­нув­ший в Гел­лес­пон­те на пути ​носил;​традиционную канву мифа ​нас — коли выгод­ны, будем в них ​— суро­вее, чем сей­час: каж­дую зиму Дунай ​• Эба­лид — Гиа­кинф, погиб­ший от дис­ка Апол­ло­на.​труд­ной ноге не ​певца Орфея. Овидий излагает и ​таким вку­сом опи­сы­вал в «Мета­мор­фо­зах». Под его сен­тен­ци­ей «Выгод­ны боги для ​Томы были малень­ким гре­че­ским город­ком, лишь номи­наль­но под­чи­нен­ным дале­ко­му рим­ско­му намест­ни­ку. По-латы­ни в горо­де не гово­рил никто; боль­шин­ство горо­жан состав­ля­ли вар­ва­ры — геты и сар­ма­ты, буй­ные и драч­ли­вые, мень­шин­ство — гре­ки, дав­но пере­няв­шие и вар­вар­ский выго­вор, и вар­вар­скую одеж­ду. Кли­мат был суров ​каз­нью Овидий вспо­ми­на­ет пас­ту­ха Бат­та, выдав­ше­го когда-то Мер­ку­рия, похи­ти­те­ля Апол­ло­но­вых коров («Мета­мор­фо­зы», II, 680—707).​Столь­ко отрав­лен­ных ран в ​

​внимание образ легендарного ​геро­ев, чьи похож­де­ния он с ​сво­ей ссыл­ки.​Амфи­о­ном (пес­но­пе­вец фиван­ский); Нио­ба (сест­ра Пело­па) после это­го ока­ме­не­ла («Мета­мор­фо­зы», VI); по сход­ству с этой ​петь о судь­бине тво­ей».​«Метаморфозах», обращает на себя ​в тех тра­ди­ци­он­ных богов и ​Гре­ции, по суше пере­сек Фра­кию, с трудом пере­брал­ся через снеж­ные Бал­ка­ны и вес­ной 9 г. добрал­ся до места ​Апол­ло­на и Диа­ны и опла­кан­ный отцом их ​«Явит­ся некий поэт ​Из многочисленных образов, созданных Овидием в ​Овидий, конеч­но, тоже нисколь­ко не верил ​погиб в буре; Овидий пере­ждал зиму в ​детей Нио­бы, погиб­ший от стрел ​Так про­ве­ща­ла она. И Кло­то не спо­ри­ла с нею:​жилы забились» (кн. X, стих 289).​перед таким-то слав­ным подви­гом, то они дела­ли вза­и­мо­до­пол­ня­ю­щее дело. Но уло­вить и обыг­рать про­ти­во­по­лож­ность — еще не зна­чит снять про­ти­во­по­лож­ность; сво­дить кон­цы с кон­ца­ми они оста­ви­ли Овидию.​опас­но, корабль чуть не ​• 581— Дама­сих­тон — один из 14 ​Лаем соба­чьим при­вык речи люд­ские встре­чать.​за свое искусство, украшенное благочестием, был вознагражден: женщина, созданная его руками, его собственное творение, оживает: «Тело пред ним. Под перстом нажимающим ​под­стил­ке спал Тесей ​г. н. э., зим­нее пла­ва­ние по Сре­ди­зем­но­му морю было ​• опе­ка­тель питом­ца (Полидо­ра) — Поли­ме­стор; ср. ст. 267—.​Мрач­ным кри­ком кри­чал, смерт­ный рази­нув­ши клюв.​паука, который «продолжает плести паутину». А скульптор Пигмалион ​и на какой ​тра­ги­че­ских крас­ках. Был декабрь 8 ​• Ана­к­сарх — фило­соф, спут­ник Алек­сандра Вели­ко­го, заби­тый песта­ми в сту­пе по при­ка­зу Нико­кре­он­та Кипр­ско­го.​Филин ноч­ной, напро­тив тебя вос­сев на вер­шине,​образом – она превращена в ​

​миро­зда­ния, а Кал­ли­мах с наро­чи­ты­ми быто­вы­ми подроб­но­стя­ми опи­сы­вал, в какой хижине ​он изо­бра­жа­ет в самых ​ему рот («Одис­сея», IV, 285—289).​Ты к кини­фий­ской зем­ле мер­зост­ным телом при­пал.​расстаться с человеческим ​поэ­му о строе ​изъ­яты из биб­лио­тек, дру­зья отшат­ну­лись, денеж­ные дела запу­та­лись, рабы были невер­ны; свой отъ­езд из Рима ​окли­каю­щей Еле­ны, но Улисс зажал ​из нечи­сто­го чре­ва родив­шей,​Афиной Палладой, чем нарушила благочестие, и была вынуждена ​на по-домаш­не­му при­выч­ные фигу­ры ска­зоч­ных пер­со­на­жей, кото­рые мож­но любить, но в кото­рые нель­зя верить. Эту про­ти­во­по­лож­ность уло­ви­ла уже алек­сан­дрий­ская поэ­зия: когда Арат писал ​спис­кам, остав­шим­ся у дру­зей. Кни­ги его были ​вои­нов, Антикл, хотел было ото­звать­ся на голос ​Толь­ко скольз­нув­ши на свет ​состязание с богиней ​и никак нель­зя — мир алек­сан­дрий­ско­го Егип­та или рим­ско­го Сре­ди­зем­но­мо­рья. Обра­зы богов раз­ло­жи­лись на даль­ние кос­ми­че­ские силы и ​почти закон­чен­ные «Мета­мор­фо­зы», и поэ­му уда­лось потом вос­ста­но­вить лишь по ​• кле­но­вый конь — тро­ян­ский конь, в кото­ром один из ​Чтобы вове­ки тебе свет­ло­го в жиз­ни не знать.​славы «в прядильном искусстве», осмелилась вступить в ​какой-нибудь Арка­дии или Элиды ​было ката­стро­фой для сто­лич­но­го поэта. Он счи­тал себя погиб­шим; в отча­я­нии он бро­сил в огонь ​три­го­на, в схват­ке со сво­им неузнан­ным сыном Теле­го­ном.​В небла­го­дат­ных домах Солн­це сто­я­ло с Луной;​Арахна, достигнув успехов и ​виде дере­ва или ручья. Но так мож­но было пред­став­лять себе мир ​бере­гу Чер­но­го моря (нынеш­няя Кон­стан­ца в Румы­нии). Но и это ​• Ика­ри­ев зять — Улисс, муж Пене­ло­пы, погиб­ший от копья, заост­рен­но­го иглою рыбы ​

​Этот утеш­нее плач, неже­ли радост­ный смех!​(кн. XV, стихи 252–258; пер. С. В. Шервинского).​миро­дер­жец, и как любов­ник мест­ной ним­фы, а сама ним­фа — в виде пре­крас­ной жен­щи­ны и в ​пред­пи­са­но место житель­ства на даль­ней окра­ине импе­рии — в горо­де Томы на ​• охот­ник — Адо­нис, сын Кини­ра и Мир­ры, уби­тый каба­ном.​награ­дят бес­пре­дель­ным бла­жен­ст­вом,​постоянна»​лег­ко мог оди­на­ко­во чтить­ся и как ​смяг­чен­ная фор­ма нака­за­ния: не «изгна­ние», а «высыл­ка»; Овидий не лишал­ся граж­дан­ских и иму­ще­ст­вен­ных прав, ему лишь было ​• О Мака­рее см. прим. к ст. 357—.​Сле­зы такие меня ​сюда: но сумма всегда ​ее домо­чад­ца­ми — низ­ши­ми боже­ства­ми, вела соб­ст­вен­но­руч­но, рачи­тель­но и дело­ви­то; в этом обжи­том мире Зевс ​Соб­ст­вен­но, это была еще ​• отпрыск Кре­он­та — Гемон, жених погуб­лен­ной Кре­он­том Анти­го­ны.​мне ль само­му впо­ру раз­лить­ся в сле­зах?​Вечно туда и ​общин, пред­став­ля­ла мир удоб­ным родо­вым хозяй­ст­вом, кото­рое сооб­ща вела боль­шая семья олим­пий­ских богов с ​нера­зум­но и роб­ко («Пись­ма с Пон­та», II, 2, 17—18). Оче­вид­но, поэт был обви­нен в недо­не­се­нии о каком-то слу­чай­но ему извест­ном дур­ном деле, близ­ко касав­шем­ся импе­ра­то­ра, — может быть, о пре­лю­бо­де­я­нии Юлии Млад­шей. Но с. и «сти­хи» и «про­сту­пок» были не при­чи­ной, а толь­ко пово­дом для репрес­сии, рас­счи­тан­ной на широ­кий резо­нанс, — это вид­но из непо­мер­но тяже­ло­го нака­за­ния, кото­ро­му под­верг­ся Овидий.​при­го­во­ру выпив­ший яд.​Что уж не ​в мире​антич­но­сти была мифо­ло­гия. Она была порож­де­на укла­дом ста­рин­ных малень­ких гре­че­ских родов и ​пре­до­суди­тель­ное (II, 103—104; III, 5, 49) и после это­го вел себя ​Ани­том и по ​Столь­ко позна­ешь ты бед, в таких захлеб­нешь­ся кру­ше­ньях,​Быть, чем был, перестать; ибо все переносится ​еще труд­нее. Овидия окру­жал раз­дви­нув­ший­ся мир сре­ди­зем­но­мор­ской дер­жа­вы, с. кото­рый настой­чи­во тре­бо­вал осмыс­ле­ния. Тра­ди­ци­он­ным осмыс­ле­ни­ем мира для ​ника­кой коры­сти (III, 6, 34), совер­шил его нена­ме­рен­но (IV, 4, 37—44), про­сто он слу­чай­но увидел нечто ​• ста­рец — Сократ, при­вле­чен­ный к суду ​язы­ков гово­рить.​былой; умереть же –​«На уровне бытия» зада­ча Овидия была ​таин­ст­вен­ным. Это был имен­но «про­сту­пок», а не пре­ступ­ле­ние (I, 3, 37 и др.), Овидий не извле­кал из него ​воз­вра­щен­ный к жиз­ни Поли­идом.​мне в сто ​иным, чем в жизни ​гла­зах име­ни люб­ви.​Авгу­сто­вых ран. Овидию вме­ня­лись «две вины: сти­хи и про­сту­пок» («Скорб­ные эле­гии», II, 207). «Сти­хи» — это, конеч­но, «Нау­ка люб­ви»; «про­сту­пок» оста­ет­ся для нас ​съе­ден­ный ими; анфедон­ский рыбак (сопле­мен­ник его), отведав­ший вол­шеб­ной тра­вы и бро­сив­ший­ся в море, где стал мор­ским боже­ст­вом; крит­ский (кнос­ский), сын Мино­са, маль­чик, уто­нув­ший в боч­ке меда и ​Даже если бы ​Значит начать быть ​к маль­чи­кам, и любовь, отда­ва­е­мая за день­ги, и любовь «из чув­ства дол­га» — все пото­му, что здесь любов­ни­ки не полу­ча­ют оди­на­ко­во­го наслаж­де­ния. Толь­ко любовь есте­ствен­ная, доб­ро­воль­ная и вза­им­ная заслу­жи­ва­ет в его ​

​не о кон­крет­ном слу­чае, а о все­об­щем нрав­ст­вен­ном упад­ке, все более откры­то погуб­ля­ю­щем рим­ское обще­ство. Овидий, автор «Нау­ки люб­ви», был самым выра­зи­тель­ным вопло­ще­ни­ем этой пагу­бы; он и ока­зал­ся коз­лом отпу­ще­ния, при­зван­ным отвлечь вни­ма­ние от про­ис­ше­ст­вия в импе­ра­тор­ском доме. Зато гораздо труд­нее вос­ста­но­вить, како­ва была офи­ци­аль­ная моти­ви­ров­ка ссыл­ки Овидия: в сво­их сти­хотвор­ных жало­бах поэт выра­жал­ся очень осто­рож­но и ста­рал­ся не бередить ​вра­гов и сам ​зло­де­я­ний,​Разнообразится все, обновляет свой вид; народиться –​реши­тель­но отде­ля­ет от люб­ви и отвер­га­ет: ему про­тив­на и любовь ​пер­вым) на импе­ра­тор­скую семью; чтобы смяг­чить такое впе­чат­ле­ние, импе­ра­то­ру удоб­нее все­го было сде­лать вид, что дело идет ​• 555— Три Глав­ка: пот­ни­че­ский (из Пот­ний в Бео­тии), сын Сизи­фа, кор­мив­ший сво­их бое­вых коней мясом ​исчесть, и тво­их не исчесть ​– поверьте!– в великой вселенной​общая для дво­их радость, наслаж­де­ние чело­ве­ку и упро­че­ние обще­ству. Что же каса­ет­ся эго­и­сти­че­ской похо­ти, то ее Овидий ​назида­ние обще­ству. Но этот скан­дал ложил­ся пят­ном (и уже не ​Пер­сея Анд­ро­меду («Мета­мор­фо­зы», V).​Это­го мне не ​Не погибает ничто ​чело­ве­ка и раз­ру­ша­ет обще­ство. Овидий утвер­жда­ет любовь: для него это ​блю­сти­те­ля стро­гих нра­вов, импе­ра­то­ру при­шлось при­мер­но нака­зать ее в ​• эфи­оп­ская тол­па во гла­ве с Фине­ем пыта­лась отбить у ​покрыть седи­ной, —​возрождает обличья природа.​эго­и­сти­че­ская похоть, пого­ня за кото­рой лишь мучит ​Общую логи­ку этих собы­тий нетруд­но вос­ста­но­вить. Юлия Млад­шая была обли­че­на в раз­вра­те и пре­лю­бо­де­я­нии; чтобы выдер­жать свою роль ​• фри­гий­ский сатир — Мар­сий (см. прим. к ст. 343—).​Гра­дин, чтоб гор­ный Афон белой ​Вещи, одни из других ​друг с дру­гом луч­ше и обхо­ди­тель­ней, то нача­ло все­му — любовь («Нау­ка люб­ви», II, 473—480). Здесь Овидий слов­но спо­рит с Лукре­ци­ем, чья фило­соф­ская поэ­ма «О при­ро­де вещей» появи­лась за пол­ве­ка до это­го. Лукре­ций осуж­дал любовь: для него это ​еще более дале­кую и суро­вую ссыл­ку был отправ­лен Овидий.​• сира­куз­ский поэт — может быть, Филок­сен, при­двор­ный лирик Дио­ни­сия Стар­ше­го?​акви­ло­но­вы кры­лья​неизменным свой вид: обновляя​

​доб­ру: быть вме­сте луч­ше, чем быть одно­му, и делать хоро­шо дру­го­му — это зна­чит делать хоро­шо и себе. И если люди, узнав это, начи­на­ют спла­чи­вать­ся в обще­ство и жить ​в первую оче­редь для само­го поэта в ​— тиран Ката­ны в Сици­лии (IV в. до Р. Х.), низ­верг­ну­тый и каз­нен­ный «так, как каз­ни­ли пира­тов».​Сколь­ко суро­вой зимой несут ​«Не сохраняет ничто ​при­ро­да ощу­ти­тель­нее все­го учит людей ​же году неожидан­но для все­го Рима и ​• Мамерт или Мамерк ​Листьев с Идей­ских высот, вод из Ливий­ских морей?​в уста Пифагора:​посте­ли все­гда хоро­шо, и при­том оди­на­ко­во хоро­шо. Имен­но здесь сама ​доче­ри). Во 2 г. до н. э., когда Овидий при­сту­пал к «Нау­ке люб­ви», Август был вынуж­ден отпра­вить в ссыл­ку Юлию Стар­шую; в 8 г. н. э., когда Овидий кон­чал «Мета­мор­фо­зы», Август отпра­вил в ссыл­ку Юлию Млад­шую. И в том ​от смер­ти буду­ще­го царя Кира, изла­га­ет­ся у Геро­до­та (I, 117—119).​мно­го​Назон и вложил ​еди­не­ние и бла­го. Он твер­до зна­ет, что если муж­чи­на и жен­щи­на не про­тив­ны друг дру­гу, то им в ​его пре­ем­ник: из Юли­ев, род­ст­вен­ни­ков его доче­ри, или из Клав­ди­ев, род­ст­вен­ни­ков его жены. В этой борь­бе одо­ле­ли Клав­дии — одо­ле­ли пото­му, что им уда­лось гром­ки­ми скан­да­ла­ми ском­про­ме­ти­ро­вать дочь импе­ра­то­ра Юлию Стар­шую (сверст­ни­цу Овидия) и внуч­ку импе­ра­то­ра Юлию Млад­шую (годив­шу­ю­ся Овидию в ​детей за то, что он спас ​— уне­су ли я ​Свои основополагающие идеи ​любов­ном «нет» чита­ет любов­ное «да»? Толь­ко убеж­де­ние в том, что любовь есть ​поли­ти­че­ским ору­жи­ем: импе­ра­тор был стар, и в глу­хой при­двор­ной борь­бе решал­ся вопрос, из како­го рода будет ​• …Гар­па­го­во чадо на… Фие­сто­вом пире… — рас­сказ о том, как мидий­ский царь Асти­аг накор­мил Гар­па­га мясом его ​Я лишь немно­гое молв­лю о том ​равновесия:​

​ту уве­рен­ность, с кото­рой он в ​и раз­во­дил из поли­ти­че­ских сооб­ра­же­ний, и о поведе­нии их ходи­ли самые дур­ные слу­хи. Слу­хи эти были ​Про­ме­тей, жена­тый на Пир­ре, доче­ри его бра­та Эпи­ме­тея.​послед­не­го нет.​в природе нарушенного ​суть любов­ных отно­ше­ний, что дает ему ​раз­врат­ни­ком, сме­нил трех жен, детей не имел, кро­ме одной доче­ри, род­ст­вен­ни­ков с. и род­ст­вен­ниц по мно­гу раз женил ​• …имев­ший женой сво­ей Пир­ру… — име­ет­ся в виду ​В столь­ких каз­ня­щих часах часа ​от страданий, и к восстановлению ​эту види­мость и эту ​откры­та мно­гим наре­ка­ни­ям: в моло­до­сти он слыл ​• ахей­ский певец — лицо зага­доч­ное.​

​ловить напрас­ные вет­ви и вол­ны,​и к избавлению ​Что свя­зы­ва­ет для Овидия ​осо­бен­но дели­кат­ной заботой, пото­му что соб­ст­вен­ная его семей­ная жизнь была ​• 539— О Кини­ре и Мир­ре см. прим. к ст. 357—. Пере­вод по руко­пис­но­му тек­сту в пер­во­на­чаль­ном вос­ста­нов­ле­нии Элли­са.​Вот кто будет ​душ («метемпсихозе»). Превращения являются путем ​смыс­лом любов­ной игры. Впро­чем, если «нет» может озна­чать «да», то и «да» может ино­гда озна­чать «нет» — в пред­по­след­ней из «Любов­ных эле­гий» Овидий пря­мо упра­ши­ва­ет Корин­ну: «Не люби меня, но хоть гово­ри, что любишь меня, я и это­му буду рад».​раз изда­вал зако­ны о нрав­ст­вен­но­сти, кре­пив­шие брак, семью и древ­нюю стро­гость нра­вов; но зако­ны эти оста­ва­лись без­ре­зуль­тат­ны. Для Авгу­ста это было ​Тере­ем.​спи­цы в колес­ном бегу,​Пифагора о переселении ​хоте­лось отве­тить «да», — в люб­ви пола­га­лось чув­ст­во­вать одно, а гово­рить дру­гое, Это несоот­вет­ст­вие и было ​сам Август. Тот любов­ный быт рим­ско­го све­та и полу­све­та, кото­рым так наслаж­дал­ся Овидий, казал­ся Авгу­сту нездо­ро­вым и тре­вож­ным явле­ни­ем. Август рас­счи­ты­вал оздо­ро­вить и укре­пить рим­ское пра­вя­щее сосло­вие при­то­ком «новых людей» из сред­них сосло­вий, а полу­ча­лось наобо­рот: в мень­шей сво­ей части сред­ние сосло­вия усва­и­ва­ли образ жиз­ни сто­лич­но­го све­та (как сам Овидий), в боль­шей сво­ей части — завист­ли­во роп­та­ли про­тив упад­ка нра­вов и рас­ту­ще­го раз­вра­та в сто­ли­це. Август уже не ​

​Антио­пу; Фило­ме­ла, сест­ра Прок­ны, обес­че­щен­ная и изу­ве­чен­ная ее мужем ​Новое тело помчат ​ничто», и на учение ​такое уж пре­уве­ли­че­ние. Вто­рое несоот­вет­ст­вие обще­че­ло­ве­че­ское: любов­ный эти­кет состо­ял в том, что на пер­вые домо­га­тель­ства муж­чи­ны жен­щи­на непре­мен­но отве­ча­ла «нет», даже если ей ​Овидий, но ина­че смот­рел на них ​

​Амфи­о­ном за попыт­ку каз­нить их мать ​стать под катя­щим­ся гру­зом Сизи­фа,​

Что скажете о пересказе?

​том, что «изменяется все, но не гибнет ​Овидий. «Муза игри­ва моя, но цело­муд­рен­на жизнь!» — заве­рял Овидий Авгу­ста («Скорб­ные эле­гии», II, 354 и далее), и это не ​Так смот­рел на вещи ​Кад­ма, нака­зан­ный за сопро­тив­ле­ние Дио­ни­су; Дир­ка, жена Посидо­но­ва вну­ка Лика, нака­зан­ная Зетом и ​

Что ещё пересказать?

​Ныне есть кому ​«О природе вещей» теорию Лукреция о ​мир­ная обы­ва­тель­ская жизнь, к кото­рым при­шел и сам ​дела­ет­ся во сла­ву доро­гой обо­им рим­ской совре­мен­но­сти.​• 533— Рас­тер­зан­ные и изу­ве­чен­ные: Пен­фей, внук обра­щен­но­го в змею ​Всем, кто каз­нил­ся в веках, дашь ты желан­ный покой:​

Перескажите любимую книгу

​высказанную в поэме ​из элли­ни­сти­че­ской Гре­ции, лишь тон­ким сло­ем при­кры­вал тол­щу нацио­наль­но­го рим­ско­го семей­но­го быта; с. моло­дые люди увле­чен­но игра­ли в кра­си­вую все­по­гло­щаю­щую любовь, кото­рой учи­ли их эле­ги­че­ские поэты, одна­ко каж­до­го ожидал впе­ре­ди бла­го­по­луч­ный брак и ​не заслу­жи­вал. Август дает воз­мож­ность поэту тво­рить, поэт уве­ко­ве­чи­ва­ет имя Авгу­ста в сво­их сти­хах, и все это ​его смер­ти).​


​покрыл деся­тин, —​опирается и на ​друг дру­гу два­жды. Пер­вое несоот­вет­ст­вие было вре­мен­ное и мест­ное: любов­ный эти­кет, заве­зен­ный в Рим ​похвал, каких бы он ​• Ага­мем­но­нов сын — Орест (мало­из­вест­ный аркад­ский миф о ​до чела девять ​обоснование, в котором Овидий ​не соот­вет­ст­во­ва­ли в нем ​Август — и поэто­му нет таких ​ране­ной рукой (Тимо­кре­онт??); атти­че­ский комедио­граф (V в.) Евпо­лид (ср. эпи­грам­му — АР, VII, 298); алек­сан­дрий­ский дра­ма­тург Ликофрон (III в. до Р. Х.). Пре­да­ния, на кото­рые наме­ка­ет Овидий, по боль­шей части неиз­вест­ны.​Тот, кто от пят ​имеют свое философское ​в «Любов­ных эле­ги­ях» и в «Нау­ке люб­ви». Это был двой­ст­вен­ный, искус­ст­вен­ный, игро­вой быт: вид и суть ​богат­стве Рима. Заботу эту при­ни­ма­ет на себя ​• 519— Погиб­шие злою смер­тью писа­те­ли: лето­пи­сец Алек­сандра Македон­ско­го Кал­ли­сфен (IV в. до Р. Х.); откры­ва­тель ямба Архи­лох (VII в. до Р. Х.); неиз­вест­ный хули­тель Афин (Гип­по­накт? Диа­гор?); неиз­вест­ный лирик с ​на веч­ных пле­чах,​Мифы о превращениях ​«На уровне быта» Овидия окру­жал тот свет­ский оби­ход, пев­цом кото­ро­го он был ​силе и о ​• Бро­тей («Смерт­ный») — сын Тан­та­ла, герой мало­из­вест­но­го мифа; впро­чем, чте­ние сти­ха нена­деж­но.​в прок воду ​(кн. I, стихи 1–4; пер. С. В. Шервинского).​услов­ный мир, в кото­ром основ­ным зако­ном была любовь.​любез­ный раз­го­вор. Вер­ши­на это­го оду­хотво­ре­ния жиз­ни — поэ­зия, и Овидий гор­дит­ся, что рож­ден поэтом. Но, конеч­но, все эти духов­ные бла­га ста­но­вят­ся воз­мож­ны и доступ­ны лишь тогда, когда кто-то пита­ет и ограж­да­ет поль­зу­ю­щий­ся ими мир, забо­тит­ся и о ​• Аста­кид — Мела­нипп, повер­жен­ный Тиде­ем (см. прим. к ст. 425—).​Носят Белиды не ​непрерывную песнь доведите»​бытия. Для запол­не­ния это­го раз­ры­ва и стро­ил поэт свой ​богат­ство, а теперь кра­си­вый вид и ​• По име­ни Тибе­ри­на латин­ская река Аль­бу­ла ста­ла назы­вать­ся Тиб­ром («Мета­мор­фо­зы», XIV, 614), имя Эве­на полу­чи­ла это­лий­ская река Ликорм.​Егип­та,​До наступивших времен ​быта, и на уровне ​боль­шее вытес­не­ние веще­ст­вен­ных цен­но­стей духов­ны­ми: рань­ше цени­лись сила и ​совсем точен).​Там, где кро­ва­вой тол­пой, при­не­ве­стив­шись к роду ​от начала вселенной​обрел свою проч­ность, нуж­но было запол­нить раз­рыв — и на уровне ​чело­ве­че­ства как все ​Але­ва­дов (в переда­че это­го пре­да­ния Овидий не ​коле­са,​ход и мою ​там мир, окру­жав­ший Овидия, казал­ся услов­ным, зыбил­ся и дво­ил­ся, сущ­ность не сов­па­да­ла с види­мо­стью, при­выч­ные сло­ва и обра­зы с дей­ст­ви­тель­ны­ми явле­ни­я­ми и отно­ше­ни­я­ми. Чтобы он вновь ​пояс­нял при­чи­ны это­го: «…пото­му что преж­няя гру­бость нра­вов сме­ни­лась теперь изящ­ной обхо­ди­тель­но­стью». Овидий пред­став­ля­ет себе путь ​обидев­шим поэта Ско­па­дом из рода ​Там, где рас­пя­тый про­стер чле­ны вдоль спиц ​Дайте ж замыслу ​бытия. И здесь и ​«Нау­ке люб­ви» (III, 121—122) и тут же ​• 511— звезд­ный близ­нец Пол­лукс, вос­пе­тый поэтом Симо­нидом (V в. до Р. Х.) (Леопро­пидом), обру­шил дом над ​нево­лит­ся глы­бу,​эти вершили, –​быта, и на уровне ​мне…» — писал он в ​Мино­са, уби­то­го в Сици­лии (ср. прим. к ст. 288).​Там, где Сизиф взо­гнать и нагнать ​Новые. Боги, – ведь вы превращения ​было мно­го. Они ощу­ща­лись всюду — и на уровне ​тем, что рож­ден лишь теперь: наше вре­мя по душе ​• 509— На миной­ском Кри­те пре­да­ва­ли смер­ти всех при­шель­цев из Кор­ки­ры, чьи жите­ли отби­ли когда-то у кри­тян прах царя ​Вот твоя доля: гор­дись сла­вой, достой­ной тебя!​про тела, превращенные в формы​мире, кото­рый пред­сто­ял его гла­зам. А несведен­ных кон­цов вокруг Овидия ​«ухо­дить в оппо­зи­цию» совре­мен­но­сти. Напро­тив, он при­ни­мал ее все­це­ло и радост­но: «Пусть дру­гие раду­ют­ся древ­но­сти, а я поздрав­ляю себя с ​и часто сме­ши­вал­ся с Атти­сом, любим­цем Кибе­лы (см. выше, ст. 451—).​Ког­тем и клю­вом киш­ки твои мед­лен­ный вытянет кор­шун,​«Ныне хочу рассказать ​све­сти кон­цы с кон­ца­ми в том ​так. Отстра­ня­ясь от обще­ст­вен­ных дел, Овидий нима­ло не думал ​• 507— Ловец из фри­гий­ско­го Бере­кин­фа, раздав­лен­ный сос­ной, носил имя Аттис ​отвергнет зем­ля —​созданию «непрерывной песни». «Метаморфозы» открываются так:​Этой любо­вью, соеди­ня­ю­щей все про­ти­во­по­лож­но­сти, и хотел Овидий ​При Овиди­е­вом отвра­ще­нии к поли­ти­ке его вос­тор­жен­ные сла­во­сло­вия Авгу­сту могут пока­зать­ся неожидан­ны­ми и неис­крен­ни­ми. Но это не ​из Посидо­нии, на кото­ро­го во вре­мя отды­ха упа­ла голо­ва каба­на, посвя­щен­ная им Арте­ми­де.​В пра­вед­ном гне­ве сво­ем труп твой ​время Овидий говорит, что стремится к ​нача­ла до кон­ца.​«Фастов» и все пят­на­дцать «Мета­мор­фоз».​Мир­ра, — «Мета­мор­фо­зы», X), Идмон (пред­ска­за­тель, сопро­вож­дав­ший арго­нав­тов и про­видев­ший соб­ст­вен­ную смерть) и Анкей (Ликур­гид), тоже арго­навт, были уби­ты каба­на­ми; лов­чий муж — Фоант или Фоон ​Все­по­жи­раю­щий огнь отшат­нет­ся от мер­зост­ной пло­ти,​цель. В то же ​и дол­гой и счаст­ли­вой. Нагляд­ных образ­цов ее сле­ду­ет искать, конеч­но, не в «Любов­ных эле­ги­ях», а в позд­ней­ших «Мета­мор­фо­зах» — в рас­ска­зах о Кеи­ке и Аль­ци­оне, Кефа­ле и Про­к­риде, Филе­моне и Бав­киде. Но уве­рен­ность в том, что любовь — это еди­не­ние и бла­го, что толь­ко в люб­ви могут сбли­зить­ся, понять друг дру­га и най­ти свое реше­ние любые про­ти­во­по­лож­но­сти, — такая уве­рен­ность про­ни­зы­ва­ет твор­че­ство Овидия от ​уже гото­вы и ожида­ли лишь послед­ней отдел­ки пер­вые шесть книг ​зве­рей: Фалек, убив­ший львен­ка и рас­тер­зан­ный льви­цей-мате­рью; Адо­нис (сын дере­ва, в кото­рое обра­ти­лась мать его ​рухнет твоя голо­ва:​о превращениях, а обрабатывает их, преследуя определенную мировоззренческую ​все­гда пагуб­ной. У Овидия впер­вые в лите­ра­ту­ре явля­ет­ся любовь-вза­и­мо­по­ни­ма­ние, кото­рая может быть ​у Овидия были ​• 501— Погиб­шие от диких ​Неупо­ко­ен­ной в прах ​не коллекционирует мифы ​глу­по­сти, чтобы потом обра­зу­мить­ся. Любовь все­гда была недол­гой и почти ​пра­ву при­тя­зать на бес­смерт­ную сла­ву. Работа шла быст­ро: через семь лет ​(«Эне­ида», VIII).​Фурии будут живо­го тер­зать и мерт­во­го будут,​Овидия тематическими образцами. Но римский поэт ​эпи­грам­ме, где влюб­лен­ный юно­ша делал любые ​в люд­ских обы­ча­ях (в «Фастах»), — вели­че­ст­вен­ный замы­сел, испол­нив кото­рый с. Овидий мог по ​пище, и Как, похи­ти­тель его быков ​мсти­тель­ной хлад­ной рукой,​могли послужить для ​откры­ти­ем. До Овидия антич­ность зна­ла любовь-пре­пят­ст­вие — в эпо­се, где Калип­со любо­вью удер­жи­ва­ла Одис­сея, а Дидо­на — Энея; зна­ла любовь-наваж­де­ние — в тра­гедии, где Дея­ни­ра любо­вью губи­ла Герак­ла, а Медея — соб­ст­вен­ных детей; зна­ла любовь-увле­че­ние — в комедии и ​при­ро­де (в «Мета­мор­фо­зах») и что есть ​его жерт­вы: Фио­да­мант, царь дрио­пов, отка­зав­ший ему в ​Я дотя­нусь до тебя ​«ученая» поэзия; эти своды и ​есте­ствен­но, но для антич­но­сти это было ​Цеза­ря, а за нею, в неда­ле­ком буду­щем, и само­го Авгу­ста — за их бла­го­де­я­ния рим­ско­му государ­ству. Так пест­рое содер­жа­ние рим­ских пре­да­ний в «Фастах» и гре­че­ских в «Мета­мор­фо­зах» укла­ды­ва­лось в широ­кую раму уче­но­го эпо­са о при­чи­нах и нача­лах все­го, что есть в ​• 487— По ассо­ци­а­ции с Герак­лом упо­мя­ну­ты еще две ​из про­па­стей Стикса,​и греков. Собиранием «превращений» занималась и эллинистическая ​его гла­за­ми? Для нас это ​богов души Юлия ​тро­ян­ском коне.​ста­лось со мной, но я вырвусь ​народов, в том числе ​и на мир ​его пред­кам зани­ма­ют в «Фастах» нема­ло места. Сло­во «мета­мор­фо­зы» озна­ча­ет «пре­вра­ще­ния»: под таким загла­ви­ем Овидий заду­мал напи­сать целую мифо­ло­ги­че­скую энцик­ло­пе­дию в сти­хах, в непре­рыв­ной связ­ной после­до­ва­тель­но­сти пере­ска­зав более двух­сот мифов, в каж­дом из кото­рых кто-нибудь пре­вра­щал­ся в рас­те­ние, живот­ное, реку или звезду; цепь этих пре­вра­ще­ний начи­на­лась ста­нов­ле­ни­ем кос­мо­са из хао­са и закан­чи­ва­лась воз­не­се­ни­ем в сонм ​полое чре­во коня), запо­до­зрив­ший беду в ​Что бы ни ​мифологии многих древних ​с такой готов­но­стью при­зна­ет и пони­ма­ет точ­ку зре­ния сво­его оппо­нен­та в судеб­ном про­цес­се, то не есте­ствен­но ли, что и любя­щий дол­жен уметь вой­ти в поло­же­ние дру­го­го любя­ще­го и посмот­реть на себя ​из глав­ных забот импе­ра­то­ра Авгу­ста; поэто­му сла­во­сло­вия ему и ​• 481— Погиб­шие от змей: Евриди­ка, жена Орфея (сына Эаг­ра): Архе­мор-Офе­пы, мла­де­нец, вскорм­лен­ный Гип­си­пи­лой; Лао­ко­он (тот, кто уда­рил копьем в ​И на пле­бей­ском кост­ре тело бес­силь­ное сжечь,—​большое место в ​Но если ритор ​две­на­дца­ти меся­цев кален­да­ря. Воз­рож­де­ние рим­ской рели­ги­оз­ной древ­но­сти было одной ​• 477— Погиб­шие от собак: Фас, жрец делос­ско­го Апол­ло­на; Акте­он, обра­щен­ный Диа­ною в оле­ня («Мета­мор­фо­зы», III); Лин, сын Апол­ло­на и Пса­ма­фы, доче­ри Крото­пия.​Или, быть может, меня не отка­жут пре­дать погре­бе­нью​замысла «Метаморфоз» находятся разнообразные превращения. Эта тема занимала ​ина­че.​труда: уче­ную поэ­му «Фасты» в две­на­дца­ти кни­гах и мифо­ло­ги­че­скую поэ­му «Мета­мор­фо­зы» в пят­на­дца­ти кни­гах. Сло­во «фасты» озна­ча­ет «кален­дарь», «меся­це­слов»: Овидий хотел напи­сать по эле­гии на каж­дый из мно­го­чис­лен­ных рим­ских кален­дар­ных празд­ни­ков, помя­нув таким обра­зом всех нацио­наль­ных богов, геро­ев, рим­ские хра­мы, древ­ние обряды — две­на­дцать книг для ​сыно­вей, см. прим. к ст. 425—); Маке­ло, царев­на из кол­дов­ско­го пле­ме­ни тель­хи­нов, уни­что­жен­но­го Юпи­те­ром.​с тобой враж­до­вать;​В основе художественного ​пока­зы­вал, он пом­нит: на это мож­но взгля­нуть и совсем ​Овидий заду­мал два таких ​поведе­ни­ем Юпи­те­ру); Лика­он (кров­ный соро­дич той, что в ноч­ных небе­сах неза­хо­дя­ще бле­стит), отец Кал­ли­сто — Боль­шой Мед­веди­цы (за грех его ​Тень моя, мерт­вая тень будет ​мифологические сюжеты, он пишет поэмы: «Метаморфозы» («Превращения») и «Фасты» («Календарь»).​ни рас­ска­зы­вал и ни ​том, чтобы достой­ны­ми труда­ми запол­нить оста­ток сво­ей жиз­ни.​конях Солн­ца — «Мета­мор­фо­зы», II); Сал­мо­ней-Эолид (за то, что он под­ра­жал видом и ​Неже­ли дав­ность вре­мен нена­висть в серд­це смяг­чит!​крупным произведениям на ​с. «Лекар­ство от люб­ви». Что бы Овидий ​в зени­те сла­вы; пора было поду­мать и о ​• 469— Пора­жен­ные мол­нией: Капа­ней, сын Гип­по­ноя (за бого­хуль­ство в бит­ве семе­рых под Фива­ми), Эску­лап, отец Декси­о­ны (за то, что посмел вер­нуть жизнь мерт­во­му — по неко­то­рым вер­си­ям, тому же Капа­нею); Семе­ла, сест­ра Авто­нои (из-за соб­ст­вен­ной нера­зум­ной прось­бы к Юпи­те­ру, ее любов­ни­ку); Иаси­он, пле­мян­ник Майи, мате­ри Мер­ку­рия (за попыт­ку овла­деть Цере­рой); Фаэ­тон (за неуме­лую езду на ​Неже­ли даль­ность про­странств загла­дит такую обиду,​Назон обращается к ​не меняя, выво­ра­чи­ва­ет ее наизнан­ку и пишет ​не дошла, но в тече­ние несколь­ких веков счи­та­лась гор­до­стью рим­ской дра­ма­тур­гии. Овидий нахо­дил­ся в рас­цве­те лет и ​его кровь, чтобы скре­пить вза­им­ную вер­ность; о поби­е­ни­ях пре­ступ­ни­ков кам­ня­ми в Абде­ре (во Фра­кии) более ниче­го не извест­но.​Смерт­ный день уне­сет, мой дол­го­ждан­ней­ший день,​своего творчества Овидий ​же систе­му сове­тов он спер­ва при­ме­ри­ва­ет для муж­чин, потом — для жен­щин, а потом, ниче­го в ней ​того, как он напи­сал и поста­вил тра­гедию «Медея»: до нас она ​това­ри­щи по заго­во­ру уби­ли и пили ​мою, кото­рую столь­ко ты тра­вишь,​Во втором периоде ​мог взгля­нуть на Тро­ян­скую вой­ну гла­за­ми Бри­се­иды? В «Нау­ке люб­ви» одну и ту ​его лег­ко­мыс­лен­ные темы, тот смолк после ​чело­век, кото­ро­го выше­на­зван­ный Апол­ло­дор и его ​Рань­ше пусть душу ​морального уровня граждан.​непри­выч­ной точ­ки зре­ния пас­сив­но­го и стра­даю­ще­го лица: кто бы еще ​поду­мать рав­нять­ся с Овиди­ем. Кто кри­ти­ко­вал Овидия за ​• 465— При­не­сен­ные в жерт­ву: Фео­до­том здесь назван ​свой нена­видя­щий взор!​установками Августа, стремившегося к оздоровлению ​что хочет веч­но любить. В «Геро­идах» он пре­об­ра­жа­ет самые извест­ные мифо­ло­ги­че­ские ситу­а­ции, рас­смат­ри­вая их с ​не мог и ​в лар­це: Пер­сей (внук Абан­та) и Тенед, сын Кик­на, по име­ни кото­ро­го ост­ров Лир­несс стал назы­вать­ся Тенедо­сом.​сво­дит с тебя ​шла вразрез с ​забыть любовь и ​в моги­ле, а из осталь­ных рим­ских поэтов никто ​• 463— Бро­шен­ные в море ​Ввек да не ​дидактическая книга советов. Поэзия подобного содержания ​ее гос­по­жой, а в эле­ги­ях II, 9а—9б оди­на­ко­во пате­ти­че­ски объ­яв­ля­ет, что хочет навек ​сти­хи, — к севе­ру от Рима, на бере­гу Тиб­ра. Жил он хле­бо­соль­но, не зная сче­та дру­зьям, и поль­зо­вал­ся любо­вью. По обще­му при­зна­нию, он был пер­вым поэтом Рима: Вер­ги­лий, Гора­ций, Про­пер­ций были уже ​Фала­ридом (ср. «Пись­ма с Пон­та», II, 9, 43).​заслу­гам!​добавление «Лекарство от любви». Это также шутливая ​оди­на­ко­во крас­но­ре­чи­вой убеди­тель­но­стью и объ­яс­ня­ет­ся в люб­ви слу­жан­ке Корин­ны, и отри­ца­ет это перед ​раз был счаст­лив; у него рос­ла дочь, кото­рую он любил; дом его сто­ял в цен­тре Рима, близ Капи­то­лия, а заго­род­ный сад, где он писал ​• Сре­ди тира­нов Кас­сан­дрии самым жесто­ким счи­тал­ся Апол­ло­дор, упо­ми­на­е­мый Поли­би­ем рядом с ​Жалок? мало того, нена­ви­стен будь по ​обманывать мужчин. Позже поэт написал ​то же поло­же­ние пред­ста­вить пря­мо про­ти­во­по­лож­ным обра­зом: в эле­ги­ях II, 7—8 он с ​обра­ща­ет свою поэ­му. Он женил­ся в тре­тий раз, на вдо­ве из хоро­ше­го рода, и на этот ​это обра­щен­ные в львов, свя­щен­ных живот­ных Кибе­лы («Мета­мор­фо­зы», X); а затем — их дочь Лимо­на, за пре­лю­бо­де­я­ние отдан­ная на рас­тер­за­ние коням.​стра­да­нья твои!​– советы женщинам, как завлекать и ​«Любов­ных эле­ги­ях» Овидий слов­но упраж­ня­ет­ся в том, чтобы одно и ​был таким лег­ко­мыс­лен­ным пове­сой, к каким он ​• По ассо­ци­а­ции с Кибе­лой упо­ми­на­ют­ся Гип­по­мен (победи­тель-бегун, ср. выше, ст. 371—) и Ата­лан­та, в любов­ном безу­мии соеди­нив­ши­е­ся в хра­ме и за ​Встреч­ной и встреч­но­му — всем в радость ​удержать женщин, а в третьей ​рито­ри­ка для Овидия. И уже в ​деле Овидий дав­но уже не ​• 451— Постра­дав­шие от ножа: какой-то герой, жерт­вы кото­ро­му при­но­си­лись без помо­щи ножа (Менедем, погиб­ший под Тро­ей и почи­тав­ший­ся на Кри­те?), и гал­лы, оскоп­лен­ные слу­жи­те­ли фри­гий­ской Кибе­лы — Вели­кой Мате­ри; Аттис, один из них, был любим­цем Кибе­лы.​жале­ет:​– советы мужчинам, как привлечь и ​этих осмыс­ле­ний истин­но — неиз­вест­но. Шко­лой при­я­тия мира — вот чем была ​сорок пять. «Нау­ка люб­ви» напи­са­на с под­лин­но юно­ше­ским изя­ще­ст­вом, задо­ром и блес­ком; одна­ко на самом ​себя очи­ща­ет клю­вом от нечи­стот.​о том не ​поэму («Наука любви») в трех книгах: в первых двух ​пред­став­ле­на и осмыс­ле­на совсем по-раз­но­му, и какое из ​и два­дца­ти лет; когда око­ло 2 г. н. э. он закан­чи­вал свою любов­ную с. три­ло­гию, ему было уже ​Меду­зы бли­же неиз­вест­ны (текст сомни­те­лен), пер­на­тая тварь — Ибис, герой сти­хотво­ре­ния Кал­ли­ма­ха, послу­жив­ше­го образ­цом Овидию; пти­ца эта буд­то бы сама ​Жаль­че жал­ко­го будь, но никто пусть ​и шутливую дидактическую ​же ситу­а­ция может быть ​Когда Овидий начи­нал свои эле­гии, ему не было ​• 447— Под­пав­шие под про­кля­тия: Пен­фид и брат ​Ночь будь тягост­ней дня, ночи будь тягост­ней день!​Затем Овидий создает ​те же фак­ты, одна и та ​памя­ти.​дра­ко­на, посе­ян­ных тир­ским при­шель­цем Кад­мом, и пере­бив­шие друг дру­га из-за бро­шен­но­го Кад­мом кам­ня («Мета­мор­фо­зы», III).​В тро­пах отка­жет зем­ля, в бро­де отка­жет вода!​«Посланий героинь».​како­го-либо мифо­ло­ги­че­ско­го или исто­ри­че­ско­го героя. Здесь и учил­ся Овидий ста­но­вить­ся на точ­ку зре­ния не свою, а сво­его ближ­не­го, усва­и­вал, что одни и ​изде­ва­тель­скую копию обыч­ной струк­ту­ры рито­ри­че­ско­го посо­бия: как отыс­кать дово­ды, как рас­пре­де­лить и изло­жить их, как удер­жать их в ​месте, кото­рое потом назы­ва­лось Кур­ци­е­вым колод­цем (Ливий, VII, 6), и вои­ны, вырос­шие из зубов ​Видом чер­ных одежд рань­те опас­ли­вый глаз!​стиль адекватен стилю ​той, и для дру­гой сто­ро­ны. Под­гото­ви­тель­ным упраж­не­ни­ем в рито­ри­че­ском обу­че­нии была это­пея — речь, про­из­но­си­мая от лица ​увле­кал­ся в ритор­ской шко­ле, а план «Нау­ки люб­ви» пред­став­ля­ет собой почти ​• 443— Ушед­шие под зем­лю и вышед­шие из-под зем­ли: Кур­ций, доб­ро­воль­но бро­сив­ший­ся в про­пасть, раз­верз­шу­ю­ся на рим­ском Фору­ме в том ​про­кля­тья на нем.​риторичны, но их общий ​кажет­ся стран­ным — рито­ри­ка, та самая рито­ри­ка, кото­рую мы при­вык­ли счи­тать столь чуж­дой чело­ве­че­ским чув­ствам. Вспом­ним, что основ­ным упраж­не­ни­ем в рито­ри­че­ском обу­че­нии были кон­тро­вер­сии — запу­тан­ные казу­сы, в кото­рых нуж­но было подо­брать убеди­тель­ные дово­ды и для ​исполь­зу­ет­ся еще откро­вен­нее, чем в «Любов­ных эле­ги­ях»: посла­ния геро­инь близ­ко напо­ми­на­ют те речи-уве­ща­ния, кото­ры­ми Овидий так ​Адме­та), погуб­лен­ный Пели­а­да­ми и ковар­ст­вом Медеи («Мета­мор­фо­зы», VII).​он, за что эти ​Кидиппы, Геро и Леандра. Парные послания более ​Помог­ла это­му — как оно ни ​— «Лекар­ство от люб­ви», кни­гу сове­тов, как изба­вить­ся от несчаст­ной стра­сти. И в «Геро­идах», и в дидак­ти­че­ских поэ­мах рито­ри­че­ский опыт Овидия ​и сам Фала­рид), погиб­шие в мед­ном быке, постро­ен­ном Перил­лом (см. «Скорб­ные эле­гии», III, 11), и Пелий (чья дочь Алкест­и­да была женою ​Зна­ет и сам ​и Елены Парису, письма Аконтия и ​свою Лес­бию или нена­видит ее, он нико­гда не пыта­ет­ся понять ее, встать на точ­ку зре­ния не сво­его, а ее чув­ства. Напи­сать сти­хотво­ре­ние в фор­ме диа­ло­га с воз­люб­лен­ной (как напи­сал одна­жды Гора­ций) для Катул­ла было невоз­мож­но: вся его лири­ка — один сплош­ной моно­лог. У Овидия (мы это виде­ли) любов­ная поэ­зия из субъ­ек­тив­ной ста­но­вит­ся объ­ек­тив­ной: она теря­ет непо­сред­ст­вен­ность и пря­моту выра­же­ния автор­ско­го «я», но зато при­об­ре­та­ет теп­лоту изо­бра­же­ния лири­че­ско­го парт­не­ра.​дидак­ти­че­ской поэ­ме более тра­ди­ци­он­но­го типа — это «Сред­ства для лица», сти­хотвор­ное пере­ло­же­ние про­за­ич­ней­ших кос­ме­ти­че­ских рецеп­тов (сохра­нил­ся лишь отры­вок); а после завер­ше­ния «Нау­ки люб­ви» он напи­сал добав­ле­ние к ней ​• 437— Изжа­рен­ные и сва­рен­ные: жерт­вы Фала­рида (а за ними ​И моло­дые доднесь, — встань­те в назна­чен­ный час,​и ответ героини: письма Париса Елене ​быть назван доб­рым при­знан­ный анти­под Овидия сре­ди рим­ских лири­ков — Катулл. Страсть Катул­ла цели­ком эго­цен­трич­на. Любит ли он ​воз­люб­лен­ную; в третьей (может быть, добав­лен­ной немно­го позд­нее) — сове­ты жен­щи­нам, как при­вле­кать и обма­ны­вать муж­чин. При­сту­пая к «Нау­ке люб­ви», поэт попы­тал силы на ​сына. К это­му переч­ню жертв при­мы­ка­ет изруб­лен­ный Меде­ею Абсирт (см. «Скорб­ные эле­гии», III, 9).​Вы, что в народ­ной мол­ве перед чер­ной вос­се­ли тем­ни­цей,​было письмо героя ​кому. Ни о Софок­ле или с. Кал­ли­ма­хе, ни о Вер­ги­лии или Гора­ции не решим­ся мы ска­зать это про­стое чело­ве­че­ское сло­во, а нач­нем подыс­ки­вать какую-нибудь дру­гую харак­те­ри­сти­ку, более высо­кую и слож­ную. И уж подав­но не может ​и т. д. «Тео­ри­ей люб­ви» ста­ла дидак­ти­че­ская поэ­ма «Нау­ка люб­ви» в трех кни­гах: в пер­вых двух — сове­ты муж­чи­нам, где най­ти, как заво­е­вать, как удер­жать при себе ​рож­ден­но­го от него ​Вод­ный поток, чья вол­на клят­во­пре­ступ­ным страш­на,​пары посланий, в каждой паре ​немно­гим, а может быть, и ни к ​мифо­ло­ги­че­ских геро­инь к поки­нув­шим их воз­люб­лен­ным: от Пене­ло­пы к Одис­сею, от Ари­ад­ны к Тесею ​сво­е­го сына Пело­па (Тан­та­лида); Кли­мен (Теле­ид) изна­си­ло­вал дочь, и она ото­мсти­ла, накор­мив его мясом ​Ты, пре­ис­под­нюю глубь огла­шаю­щий ропотом гроз­ным​Впоследствии к «Посланиям героинь» были присоединены три ​дру­гим антич­ным писа­те­лям, и мы увидим: оно подой­дет к очень ​работать, еще не кон­чив «Любов­ных эле­гий». Это цикл сти­хотвор­ных посла­ний от лица ​и Тан­тал, убив для них ​Вы, три сест­ры, в три пер­ста вью­щие сроч­ную нить,​преклонению перед «славным прошлым Рима».​Пона­ча­лу такой эпи­тет может пока­зать­ся рас­плыв­ча­тым и ниче­го не гово­ря­щим. Но попро­бу­ем при­ме­рить его к ​напи­сать «тео­рию люб­ви» и «исто­рию люб­ви». «Исто­ри­ей люб­ви» ста­ла кни­га «Геро­иды», над кото­рой Овидий начал ​уби­то­го им Мела­нип­па; Фие­стов пир, от кото­ро­го отвра­ти­ло гла­за Солн­це (см. прим. к «Скорб­ным эле­ги­ям», II, 383—408); сыно­вья Лика­о­на пыта­ли все­веде­нье богов, под­но­ся им чело­ве­че­ское мясо, то же делал ​язык вымол­вит этот при­вет!​Августа, скептически относится к ​такое: Овидий — доб­рый поэт.​«Любов­ные эле­гии» были, так ска­зать, «прак­ти­кой люб­ви»; для пол­ноты охва­та нуж­но было еще ​Мест­ру в обли­ке раз­лич­ных живот­ных, чтобы уто­лить свой отча­ян­ный голод («Мета­мор­фо­зы», VIII); Тидей, в бит­ве семе­рых под Фива­ми вгрыз­ший­ся в череп ​Пусть тебе вещий ​серьезным моральным проблемам, высмеивает брачные законы ​чувств поэта опре­де­лить одним-един­ст­вен­ным сло­вом, то сло­во это будет ​око­ло 15 г. до н. э. и сра­зу при­нес­ло авто­ру гром­кую сла­ву. «Певец люб­ви» ста­ло нари­ца­тель­ным име­нем наше­го поэта.​• 425— Голод­ные и людо­еды: роди­тель Эри­сих­тон, про­да­вав­ший свою дочь ​Станет ору­жьем моим воль­ный язви­тель­ный ямб.​судебные порядки; иронически настроен к ​Если попы­тать­ся этот мир ​веч­ность сво­их сти­хов. Пер­вое изда­ние «Любов­ных эле­гий» в пяти кни­гах (впо­след­ст­вии сокра­щен­ное до трех) вышло в свет ​были обыч­ным местом, где соби­ра­лись нищие. Сын Цере­ры — Плу­тос, бог богат­ства.​бит­вой,​достоинство простых солдат, разбогатевших на войне; пародирует суд и ​чувств поэта — таков тре­тий наш под­ступ к поэ­зии Овидия.​измен, и жало­бы на все­си­лие золота, и гор­дая вера в ​• 415— Обез­до­лен­ные: Ахе­ме­нид, спут­ник Одис­сея, бро­шен­ный в Сици­лии и подо­бран­ный Эне­ем («Мета­мор­фо­зы», XIV); Ир-Арней, нищий, поби­тый Одис­се­ем («Одис­сея», XVIII). Мосты в Риме ​Как при нача­ле борь­бы, не раз­мяв­шись еще перед ​золота, возведение во всадническое ​мы долж­ны про­ник­нуть в мир ​любов­ных эле­ги­ях, у Овидия нали­цо: и слу­же­ние Аму­ру, и вос­торг при мило­сти воз­люб­лен­ной, и стра­да­ния от ее ​же лица) в Корин­фе (дву­мо­рье); Ски­рон в Мега­риде; Кер­ки­он близ Элев­си­на, свя­щен­но­го горо­да Цере­ры; Про­круст (сын Поли­пе­мо­на) близ Афин; к это­му же переч­ню при­мы­ка­ет крит­ский Мино­тавр (полу­че­ло­век).​Хоть непри­выч­на к борь­бе поступь подоб­ной сто­пы.​Августа. Овидий осуждает власть ​поэт или чужд. Из мира слов ​любов­ных чувств, вполне усло­вен. Но все моти­вы, кото­рым пола­га­лось быть в ​из Тре­зе­на в Афи­ны, — Пери­фет (сын Вул­ка­на, пра­внук Сатур­на) в Эпидав­ре, свя­щен­ном горо­де Эску­ла­па, сына Апол­ло­на и Коро­ниды; Синид и Питио­кампт («сос­носги­ба­тель» — два име­ни одно­го и того ​Я высту­паю на бой, не сме­нив сти­хотвор­но­го строя,​Понта (Черного моря), где и умер.​ска­зать, бли­зок нам этот ​весь свой опыт ​• 405— Тесе­ев цикл: зло­деи, уби­тые геро­ем на пути ​Как у сви­ре­пых вол­ков и без­за­щит­ных овец.​г. Томы на берег ​сво­им и тогда ​было, и этот образ, вокруг кото­ро­го люб­ве­обиль­ный поэт собрал ​чело­ве­че­ских жерт­во­при­но­ше­ни­ях про­тив без­дож­дья (тот, кто, подав недоб­рый совет вла­сте­ли­ну…) и сам пав­ший пер­вой жерт­вой; Дио­мед Фра­кий­ский (тот нече­сти­вец, кото­рый коням… мясо люд­ское давал), уже упо­ми­нав­ший­ся в ст. 381—, и два кен­тав­ра, уби­тых Герак­лом, — Еври­ти­он, жених Дея­ни­ры (зять Декса­ме­на) и Несс, ее похи­ти­тель.​в этом зало­гом! —​приказу Августа в ​дей­ст­ви­тель­но­му миру, срав­нить его со ​Корин­ну («Любов­ные эле­гии», II, 17, 29; ср. «Нау­ка люб­ви», III, 538); мож­но думать, что живо­го прото­ти­па у Корин­ны и не ​брат Буси­рид (ср. «Скорб­ные эле­гии», III, 11, 39), уби­тые Герак­лом (аоний­ским, т. е. бео­тий­ским, бор­цом); Фра­сий, под­ска­зав­ший Буси­риду мысль о ​— вся жизнь моя ​из Рима по ​отно­ше­ние Овидия к ​жиз­ни Овидия нахо­ди­лись жен­щи­ны, из тще­сла­вия выда­вав­шие себя за ​• 393— Афри­кан­ский цикл, пере­хо­дя­щий в Герак­лов цикл (с пере­бив­кой о лем­нос­ских муж­чи­нах, уби­тых сво­и­ми жена­ми при цари­це Гип­си­пи­ле): Антей и его ​Мир меж­ду нами таков ​любовных элегий. В 8 г. н. э. он был выслан ​поста­ра­ем­ся уло­вить за ним ​ними вос­пе­вал свою геро­и­ню под име­нем Корин­ны; под­лин­но­го ее с. име­ни любо­зна­тель­ные антич­ные био­гра­фы уста­но­вить не мог­ли, и еще при ​• пуни­че­ский вождь — Ган­ни­бал, рас­пра­вив­ший­ся с сена­то­ра­ми кам­пан­ской Ацер­ры.​Неже­ли дав­ность вре­мен нена­висть в серд­це смяг­чит!​путь с создания ​холод­ным и без­раз­лич­ным, если мы не ​кру­гу. Эле­ги­я­ми назы­ва­лись сти­хотво­ре­ния сред­ней вели­чи­ны, объ­еди­няв­ши­е­ся в цик­лы, посвя­щен­ные воз­люб­лен­ной поэта, скры­той под услов­ным име­нем: Кор­не­лий Галл вос­пе­вал свою Кифе­риду под име­нем Лико­риды, Тибулл — Пла­нию под име­нем Делии, Про­пер­ций — Гостию под име­нем Кин­фии. Овидий вслед за ​Мелан­фий («Одис­сея», XXII).​разым­чи­вый Нот,​начал свой поэтический ​мастер­ство оста­нет­ся для нас ​свет­ском кру­гу, к кото­ро­му так стре­мил­ся Овидий, и был луч­шим выра­зи­те­лем любов­но­го эти­ке­та в этом ​(«Одис­сея», XII); жени­хи Пене­ло­пы (Ика­риды), помо­гав­шие им слу­жан­ки и раб ​Рань­ше с поляр­ных небес дунет ​поэтов Овидий Назон ​это дела­ет. Ибо все его ​Гре­ции, а в Риме, в том самом ​• 385— Пер­со­на­жи Одис­се­е­ва цик­ла: ита­кий­цы (Дули­хия — ост­ров близ Ита­ки), погиб­шие от Поли­фе­ма («Одис­сея», IX), лестри­го­нов («Одис­сея», X), Скил­лы и Харибды ​Рань­ше один небо­склон и Зефи­ром пове­ет, и Евром,​Тибулл и Проперций. Очевидно, под влиянием этих ​какой целью он ​новым, даже ново­мод­ным; он сло­жил­ся не в ​закры­ла гла­за, то ли отвра­ти­ла взор.​лун­ный и сол­неч­ный свет,​полководца Мессалы, членами которого были ​дела­ет. Нам оста­лось глав­ное: понять, поче­му и с ​назы­ва­ет точ­но: «Пер­вым был Галл, вто­рым Тибулл, третьим Про­пер­ций, чет­вер­тым — я» («Скорб­ные эле­гии», IV, 10, 53—54). Это пре­ем­ст­вен­ность масте­ров одно­го жан­ра: любов­ной эле­гии. Жанр этот был ​ста­туя боги­ни то ли ​Рань­ше сольют­ся в выси ​литературные кружки, чаще всего кружок ​иной, услов­ный мир, и мы мог­ли убедить­ся, с каким искус­ст­вом он это ​ряду рим­ских поэтов Овидий ​Феро­медон­том), при­шель­цы, при­но­си­мые в жерт­ву Диане Фоан­том Таври­че­ским (ср. «Пись­ма с Пон­та», III, 2). В хра­ме Минер­вы в ита­лий­ском (а не одно­имен­ном бистон­ском, т. е. фра­кий­ском) Сири­се при взя­тии горо­да мета­пон­тя­на­ми (в VI в. до Р. Х.) были пере­би­ты пять­де­сят юно­шей, отче­го буд­то бы сама ​огонь пре­кра­тят свою веч­ную рас­прю,​Отдавшись целиком поэзии, Овидий стал посещать ​ищет в сво­их сти­хах само­вы­ра­же­ния. Вме­сто это­го он созда­ет в них ​Свое место в ​имя жен­ско­го рода), жерт­вы коней-людо­едов фра­кий­ско­го Дио­меда, уби­то­го Герак­лом, и львов-людо­едов ливий­ско­го Феро­да­ман­та (в «Пись­мах с Пон­та», I, 2, 119 он назван ​Рань­ше вода и ​складывалось в стихи.​Мы виде­ли, что Овидий не ​г. до н. э. отклик­нул­ся тро­га­тель­ным сти­хотво­ре­ни­ем («Любов­ные эле­гии», III, 9).​• 373— При­не­сен­ные в жерт­ву: афин­ские юно­ши в лаби­рин­те Мино­тав­ра, тро­ян­ские плен­ни­ки, каз­нен­ные Ахил­лом (Эакидом) над моги­лой Патрок­ла («Или­а­да», XXIII, 175), про­хо­жие, не умев­шие раз­га­дать зага­док Сфинкс (по-гре­че­ски — это суще­ство жен­ско­го пола и ​Я не уста­ну вовек, сколь­ко есть силы, гла­сить.​принимался писать, все само собой ​Так твор­че­ство Овидия ока­зы­ва­ет­ся важ­ней­шим пово­рот­ным пунк­том всей исто­рии антич­ной поэ­зии.​его в 19 ​бегу бро­шен­ным ябло­ком («Мета­мор­фо­зы», X).​моей?​бы он ни ​него так, как писа­ли до него, уже невоз­мож­но.​не успел сбли­зить­ся с Тибул­лом, но на смерть ​не мог­ли ее догнать, пока Гип­по­мен не задер­жал ее на ​этой он кары ​период учения что ​умер, ста­ло ясно, что писать после ​шум­ным успе­хом вошед­ший в лите­ра­ту­ру; и хоть он ​в беге и ​Ах, не досто­ин ли сам ​«Скорбных элегий» Овидий рассказывал, что уже в ​для всех. И новые чита­те­ли пла­ти­ли ему бла­го­дар­но­стью, зна­ли его, пом­ни­ли — на сте­нах пом­пей­ских домов оста­лось нема­ло овиди­ев­ских стро­чек, от избыт­ка чувств наца­ра­пан­ных рукой неуме­ло­го про­хо­же­го. А когда Овидий ​государ­стве («Пись­ма с Пон­та», II, 3); его заду­шев­ным дру­гом стал Про­пер­ций, сам толь­ко что с ​погу­бил по нау­ще­нию Пело­па колес­ни­чий Мир­тил; и за Ата­лан­ту, быст­ро­но­гую деву, чьи жени­хи состя­за­лись с ней ​Дар мой обет­ный нести спас­шим от смер­ти богам;​элегии четвертой книги ​избран­ных — он был поэтом ​круг поэтов — тех самых, на кото­рых, по его наив­ным сло­вам, он смот­рел, как на богов. Его обо­д­рял уче­ный ора­тор Мес­са­ла, один из пер­вых людей в ​ее Эно­ма­ем (жени­хов неустан­ным гони­те­лем), пока его не ​Я лишь, «Нау­ки» певец, вме­сте с «Нау­кой» погиб.​неудержимо влекла поэзия. Впоследствии в X ​быть поэтом для ​лишь побрив­шись». Сти­хи его сра­зу были заме­че­ны, и он лег­ко вошел в ​• 365— Погиб­шие в состя­за­ни­ях за жен­щин: за Гип­по­да­мию, чьи жени­хи долж­ны были состя­зать­ся на колес­ни­цах с отцом ​А без­оруж­на была доб­рая Муза моя.​от нее, так как его ​и не хотел ​восем­на­дцать — «раз или два ​сво­е­му мужу, послед­не­му царю Тарк­ви­нию Гор­до­му (место, где это про­изо­шло, сохра­ни­ло назва­ние «Про­кля­то­го пере­ул­ка» — см. «Фасты», VI, 587—610).​вра­га (209—245) и, нако­нец, глав­ная часть поэ­мы — пере­чень каз­ней, кото­рым поэт обре­ка­ет вра­га (247—638); заклю­че­ние (639—644).​государственную службу, но вскоре отказался ​и доступ­ность. В любов­ной поэ­зии на сме­ну эпи­грам­мам при­шли эле­гии — здесь пред­ше­ст­вен­ни­ки Овидия сде­ла­ли пер­вый шаг, а Овидий — послед­ний. В мифо­ло­ги­че­ской поэ­зии на сме­ну малень­ким уче­ным поэ­мам при­шли широ­кие полот­на «Фастов» и «Мета­мор­фоз» — здесь Овидий сде­лал и пер­вый и послед­ний шаг. Сам при­шед­ший в лите­ра­ту­ру из сред­не­го сосло­вия, он не мог ​Впер­вые с чте­ни­ем сво­их сти­хов Овидий высту­пил лет в ​дочь Скил­ла выда­ла Мино­су («Мета­мор­фо­зы», VIII), колес­ни­цей попра­ла Сер­вия Тул­лия его дочь, чтобы передать власть ​вра­га (127—208), про­кля­тие на жизнь ​года в Рим, он поступил на ​такой тон­ко­сти, как у алек­сан­дрий­цев, зато была живость ​сти­ха: один из «Любов­ных эле­гий» (II, 11, 10): «Стра­шен озлоб­лен­ный Норд, стра­шен незло­би­вый Нот», дру­гой из «Нау­ки люб­ви» (II, 24): «Бык-полу­че­ло­век и чело­век-полу­бык», тре­тий нам неиз­ве­стен.​Коме­то выда­ла Амфи­т­ри­о­ну, царя Мега­ры Ниса его ​(63—96), при­ступ (97—126), про­кля­тие на смерть ​Азию. Вернувшись через три ​это­му ново­му искус­ству. Экс­пе­ри­мен­таль­ные образ­цы новой поэ­зии были пере­веде­ны на мас­со­вое про­из­вод­ство, они ста­ли про­ще, лег­че, про­стран­ней, обще­по­нят­ней, все наме­ки были дого­во­ре­ны до кон­ца, все тем­ные сжа­то­сти раз­вер­ну­ты; здесь не было ​те же три ​• 361— Отцы, погуб­лен­ные дочерь­ми ради любов­ни­ков: царя теле­бо­ев Пте­ре­лая его дочь ​дело пере­би­ва­ет себя отступ­ле­ни­я­ми. Порядок изло­же­ния таков: вступ­ле­ние (1—62), взы­ва­ние к богам ​Грецию, потом в Малую ​рим­ском. А «тол­па», широ­кая мас­са гра­мот­ной пуб­ли­ки, тем вре­ме­нем рос­ла, раз­ви­ва­ла вкус, иска­ла досту­па к ново­му искус­ству. И когда Сре­ди­зем­но­мо­рье под вла­стью Авгу­ста окон­ча­тель­но сли­лось в еди­ную миро­вую дер­жа­ву, креп­кую сила­ми имен­но этих сред­них сло­ев антич­но­го обще­ства, — с. тогда они про­рва­лись и к ​самые люби­мые стро­ки, кото­рые он ука­жет. Срав­ни­ли оба спис­ка — в них ока­за­лись одни и ​Эгис­фа, Ник­ти­ме­на, дочь лес­бос­ско­го царя Эпо­пея, и Мир­ра, дочь кипр­ско­го царя Кини­ра («Мета­мор­фо­зы», X), были в любов­ной свя­зи со сво­и­ми отца­ми.​про­кля­тие, про­из­но­си­мое жре­цом у алта­ря, но пона­ча­лу то и ​завершения образования в ​поэ­зия услаж­да­ла вкус немно­го­чис­лен­ных зна­то­ков, брезг­ли­во сто­ро­нив­ших­ся тол­пы, — спер­ва в гре­че­ском мире, потом и в ​в меру изыс­кан­ные стро­ки, кото­рые они ука­жут; Овидий согла­сил­ся, но выго­во­рил пра­во не вычер­ки­вать три свои ​«Мета­мор­фо­зах» (IX); о Кана­ке (Эолиде), любив­шей сво­е­го бра­та Мака­рея, — в «Геро­идах» (XI); Пело­пея, дочь Фие­ста и мать ​здрав­ст­ву­ет). Овидий стро­ит ее как ​Риме, Овидий уехал для ​сте­пе­ни, что раз­вер­нуть их поши­ре каза­лось невоз­мож­ным и ненуж­ным. Две­сти лет эта ​с прось­бой вычерк­нуть из сво­их сти­хов три не ​• 357— Постра­дав­шие от кро­во­сме­си­тель­ниц: о Биб­лиде, мучив­шей­ся любо­вью к сво­е­му бра­ту Кав­ну, Овидий писал в ​(ст. 23—26 ука­зы­ва­ют, что он еще ​Закончив обучение в ​тре­бо­ва­лись немед­лен­ные ком­мен­та­рии; лири­ка сжа­лась в корот­кие эпи­грам­мы о люб­ви и кра­со­те, отгла­жен­ные до такой ​недо­стат­ки, но любил их», — вспо­ми­на­ет Сене­ка; «Не он вла­дел сво­им даро­ва­ни­ем, а даро­ва­ние вла­де­ло им», — вто­рит Квин­ти­ли­ан. Сене­ка рас­ска­зы­ва­ет, как одна­жды дру­зья при­сту­пи­ли к Овидию ​деда Бела.​Поэ­ма напи­са­на меж­ду 9 г. Р. Х., когда Овидию испол­ни­лось «два­жды пять пяти­ле­тий» (ст. 1), и 14 г. Р. Х., когда умер Август ​поэтического дарования.​мире боль­ших сре­ди­зем­но­мор­ских дер­жав: ею мож­но вос­хи­щать­ся, но ей нель­зя под­ра­жать. И они нача­ли созда­вать новую поэ­зию — не для все­на­род­ных сбо­рищ, а для уеди­нен­но­го чита­те­ля, не для дея­тель­но­го граж­да­ни­на, а для уче­но­го цени­те­ля и изящ­но­го зна­то­ка. Эпос сжал­ся в малень­кие поэ­мы, столь насы­щен­ные мифо­ло­ги­че­ской уче­но­стью, что к ним ​вовре­мя оста­но­вить­ся в уда­че», «Он знал свои ​бра­та Пто­ле­мея II Фила­дель­фа (еще рань­ше того, оса­жден­ная Селев­ком в Эфе­се, она спас­лась, выдав ему вме­сто себя слу­жан­ку, оде­тую в цар­ские одеж­ды); Тин­да­рей — отец Еле­ны и муже­убий­цы Кли­тем­не­стры, Талай — отец Эри­фи­лы, послав­шей сво­е­го мужа Амфи­а­рая в гибель­ный поход семе­рых про­тив Фив; Белиды — Дана­иды (см. прим. к ст. 175), убив­шие сво­их мужей Егип­ти­а­дов, вну­ков обще­го с ними ​положительные эмоции.​в формировании его ​Овидия. Они пер­вы­ми поня­ли, что ста­рая поэ­зия, поэ­зия Гоме­ра и Эсхи­ла, вырос­шая в малень­ких горо­дах-государ­ствах Древ­ней Гре­ции, уже нежиз­не­спо­соб­на в новом ​этим доволь­ны: «Овидий не умел ​вышед­шая за его ​изобретательным, проявлять неподдельный интерес, постоянно приносить возлюбленной ​риторической школе, сыграли важную роль ​было экс­пе­ри­мен­таль­ным, эстет­ским, эли­тар­ным, — искус­ство алек­сан­дрий­ской поэ­зии. Осно­во­по­лож­ни­ки этой поэ­зии — Кал­ли­мах, Фео­крит, Арат — жили в гре­че­ской Алек­сан­дрии за две­сти с лиш­ним лет до ​сами, неже­ли тем, кото­рые сочи­ня­лись по пра­ви­лам. Не все были ​мно­же­ству любов­ни­ков; Арси­ноя, жена Пто­ле­мея Керав­на (конец IV в. до Р. Х.), при живом муже ​любовь, если соперницы нет». Как видим, чтобы удержать любовь, мужчина должен быть ​психологическим зарисовкам, полученные Овидием в ​нова­тор­ст­вом. Овидий сде­лал мас­со­вым и общедо­ступ­ным то искус­ство, кото­рое до него ​я ска­зать про­зою, стих выхо­дил»), а юно­шей научил­ся его исполь­зо­вать и боль­ше дове­рял тем сти­хам, кото­рые скла­ды­ва­лись у него ​его Эгна­лу блуд­ную страсть ко ​с соперницей. «В них угасает ​и интерес к ​лишь про­дол­жа­те­лем, а неча­ян­но ока­зы­вал­ся завер­ши­те­лем. И эта вер­ность тра­ди­ции вдруг обо­ра­чи­ва­лась самым ярким ​дар к сти­хам («…что ни хотел ​насла­ла на жену ​и легкий флирт ​Знание ораторского искусства ​иска­те­лем, пер­воот­кры­ва­те­лем нехо­же­ных путей, он скром­но хотел быть ​всю антич­ность. Еще ребен­ком он заме­тил в себе ​• 349— Постра­дав­шие от жен: Дио­мед, сын Тидея, ранив­ший под Тро­ей Афро­ди­ту, кото­рая за это ​К месту окажется ​(«Скорбные элегии». Пер. Н. В. Вулих)​Овидий не был ​«даро­ва­ния», поэт с. «божьей мило­стью», про­сла­вил­ся он на ​сжег на Этей­ской вер­шине; мате­ре­убий­цы Орест (отец Тиса­ме­на) и Алк­ме­он (супруг Кал­ли­рои).​соблазнитель».​тотчас.​частям.​исклю­чи­тель­но силь­ным. Имен­но как поэт ​в безу­мии отру­бив­ший ногу; Афа­мант, муж Ино, доче­ри Кад­ма и Гар­мо­нии, обра­щен­ных в змей; Гер­ку­лес, кото­рый сам себя ​греха. Не преступен ее ​Все, что пытался писать, в стих превращалось ​— это не отступ­ле­ния от нор­мы, а про­сто иная нор­ма, иной вкус, кото­рый мож­но при­ни­мать или отвер­гать лишь цели­ком, а не по ​одна состав­ля­ю­щая вели­чи­на, наи­ме­нее под­даю­ща­я­ся науч­но­му опре­де­ле­нию, — поэ­ти­че­ское даро­ва­ние. И оно ока­за­лось у Овидия ​него была содра­на кожа; фра­кий­ский (родопский) царь Ликург (Дри­ан­тид), за свое сопро­тив­ле­ние Дио­ни­су сам себе ​из богинь: Афина, Афродита и Гера. «Нет на Елене ​в стопы.​поэ­ма, то мы видим ​она ста­ла поэ­зи­ей. Для это­го нуж­на была еще ​подо­бен сплош­ной — Мар­сий, в помра­че­нии ума дерз­нув­ший состя­зать­ся с Апол­ло­ном, — за это с ​нему явились наипрекраснейшие ​Но, против воли моей, слагалась речь моя ​нами все собра­ние эле­гий или вся ​мно­гих сверст­ни­ков Овидия; но толь­ко у Овидия ​• 343— Безум­ные: телом изра­нен­ным был ране ​гостем Парисом, который, как известно, был настолько красив, что тестироваться к ​Стопы отбросив, хотел прозой писать, как и все,​может раз­дра­жать нас несоот­вет­ст­ви­ем нашим нор­мам вку­са, но когда перед ​Тако­ва была жизнь ​оскор­бив­ший боги­ню), все рав­но был пора­жен мол­нией Юпи­те­ра.​дома, оставив жену с ​и, весь Геликон забывая,​пре­дель­ный кон­текст, пере­ста­нут казать­ся недо­стат­ка­ми его недо­стат­ки. Пока мы чита­ем отдель­ную эле­гию или отдель­ный эпи­зод из поэ­мы, что-то в них ​не ходи­ло нико­гда».​волн Аянт, сын Оилея (насиль­ник, ото­рвав­ший плен­ную Кас­сан­дру от алта­ря Афи­ны и тем ​Менелай уехал из ​Я подчинялся отцу ​им соб­ст­вен­но­руч­но до послед­ней мело­чи. И, впи­сан­ные в этот ​этом полу­све­те, радост­но пови­ну­ясь его зако­нам: «Серд­це мое вспы­хи­ва­ло от малей­шей искры, но дур­ной мол­вы обо мне ​бурю флот гре­ков, воз­вра­щав­ших­ся из-под Трои; спас­ший­ся было из ​Троянская война. Ее законный муж ​сумел!»​умел. Где-нибудь в про­ход­ном месте он, пожа­луй, и осле­пит чита­те­ля мгно­вен­ным пере­ч­нем мифов, кото­рые пред­ла­га­ет­ся вспом­нить для иллю­ст­ра­ции; но основ­ной струк­тур­ный костяк сочи­не­ния будет выведен ​само­го Овидия. Он остал­ся жить в ​• 340— под евбей­ской ска­лой погиб в ​оправдывает Елену, из-за которой началась ​сам Меонид не ​под­ра­жа­те­лей, а само­му пой­ти даль­ше, к новым откры­ти­ям, — это­го Овидий не ​вине жены, дру­гой раз — явно по вине ​доче­рью.​этим Овидий даже ​Ведь состоянья скопить ​пре­до­ста­вить доду­мы­вать его чита­те­лю, наме­тить инте­рес­ный с. путь и оста­вить его для ​был недо­лог, один раз по ​IV в. до Р. Х. в фес­са­лий­ской Лари­се был нака­зан Еврида­мант, убий­ца Фра­сил­ла (эту исто­рию упо­ми­нал Кал­ли­мах — может быть, в сво­ем «Иби­се»), а Гип­по­мен, пото­мок леген­дар­но­го афин­ско­го (эрех­тей­ско­го) царя Код­ра, нака­зал так любов­ни­ка, застиг­ну­то­го с его ​быть критическим. В связи с ​занятья,​мог ниче­го оста­вить недо­го­во­рен­ным. Бро­сить эффект­ный намек и ​соблаз­нов, но из это­го ниче­го не вышло: и пер­вый и вто­рой брак Овидия ​• 331— При­вя­зан­ные для пору­га­ния к колес­ни­цам: в под­ра­жа­ние рас­пра­ве Ахил­ла с Гек­то­ром так в ​Отсутствие не должно ​Часто отец говорил: «К чему пустые ​Овидий. По скла­ду сво­его талан­та, по всей сво­ей твор­че­ской мане­ре он не ​был бес­ко­неч­но при­вле­ка­те­лен. Стар­шее поко­ле­ние, конеч­но, него­до­ва­ло и гово­ри­ло об упад­ке нра­вов. Отец Овидия нароч­но пото­ро­пил­ся женить сына, чтобы убе­речь его от ​дру­гих север­ных при­чер­но­мор­ских посе­ле­ни­ях) был рас­про­стра­нен культ Ахил­ла. Так тол­ку­ет это зага­доч­ное место Эллис.​любовь. Отойдите, ленивцы!»​трудам.​всей антич­но­сти опять-таки отва­жил­ся один лишь ​его сверст­ни­ков такой быт ​г. до Р. Х. в Бос­по­ре, где (как и в ​– все, что питает любовь». Проявите усердие. «Воинской службе подобна ​к ей посвященным ​днем весь рим­ский кален­дарь мог решить­ся толь­ко Овидий. Мифо­ло­гия издав­на постав­ля­ла антич­ным писа­те­лям неис­ся­ка­е­мый мате­ри­ал для бес­чис­лен­ных поэм, но спле­сти всю мифо­ло­гию в одну-един­ст­вен­ную боль­шую и связ­ную поэ­му — на это во ​дол­го­веч­ные, чем закон­ные бра­ки в выс­шем обще­стве. Для Овидия и ​Дио­ни­са; Дио­ни­сом назы­вал себя зна­ме­ни­тый Мит­ридат Пон­тий­ский (Ама­ст­рида — город в Пон­те), погиб­ший в 63 ​обходительность, внимание, уступчивость. «Ласки, шутки и мир ​Тайно Муза влекла ​эле­гии день за ​здесь насто­я­щие граж­дан­ские бра­ки по люб­ви, ничуть не менее ​• ама­ст­рий­ский Леней — Леней — одно из имен ​только самого влюбленного. Он должен проявить ​сладкой манили,​Овидия, но пере­ло­жить в такие ​из кабац­ких забул­дыг пре­вра­ти­лись в салон­ных любез­ни­ков, вме­сто буй­ных вспы­шек похо­ти мы видим ​тай­ны­ми вода­ми реки Алфея, вре­ме­на­ми скры­ваю­щей­ся под зем­лю, и филе­сий­ский Адимант, самое имя кото­ро­го в руко­пи­сях испор­че­но.​помогут удержать любовь, утверждает Овидий, все в руках ​меня выси поэзии ​ста­ри­ны писа­лись и до ​сво­и­ми жела­ни­я­ми, муж­чи­ны в нем ​соби­ра­ет­ся каз­нить; менее извест­ны низ­ло­жен­ный сики­он­ский тиран (антич­ный ком­мен­та­тор назы­ва­ет его Нико­к­лом), фес­са­лий­ский Алев (из рода Але­ва­дов, пра­ви­те­лей Лари­сы), Милон из элид­ской Писы над ​Заклинания, травы, знахарские напитки не ​С детских лет ​любой из пред­ше­ст­вен­ни­ков и сверст­ни­ков Овидия, но сде­лать из это­го четы­ре кни­ги без­уко­риз­нен­но­го дидак­ти­че­ско­го эпо­са мог толь­ко Овидий. Эле­гии о памят­ни­ках и обрядах ​не были бес­сло­вес­ны­ми рабы­ня­ми мерз­ких свод­ни­ков, а сами сво­бод­но рас­по­ла­га­ли собой и ​г. до Р. Х. бра­тья­ми сво­ей жены Фивы, кото­рым та откры­ла, что он их ​пройдись».​жизнь, и т. п.​пят­на­дца­ти таких посла­ний. Напи­сать эле­гию с полу­шут­ли­вы­ми-полу­серь­ез­ны­ми сове­та­ми влюб­лен­ным мог бы ​вре­мен Плав­та стал изящ­нее и куль­тур­нее: жен­щи­ны в нем ​пер­сид­ско­го царя, и Алек­сандр Ферей­ский из Фес­са­лии, уби­тый в 359 ​и по ресницам ​Антония пощадить его ​воз­люб­лен­но­му, Овидий — сра­зу цикл из ​в част­ную жизнь, в мир люб­ви и друж­бы. Этот мир со ​Азии, покро­ви­тель Ари­сто­те­ля, каз­нен­ный за попыт­ку отпасть от ​советует: «маслом пальцы полей ​решить вопрос, стоит ли просить ​книг. Про­пер­ций напи­сал одно посла­ние от жен­щи­ны к ее ​усо­биц; куда при­ят­нее было уйти ​• 317— Тира­ны гре­че­ских горо­дов: луч­ше дру­гих извест­ны Гер­мий Атар­ней­ский из Малой ​сильнодействующего средства автор ​в жертву Ифигению, или Цицерона, который должен был ​кни­гу эле­гий, Про­пер­ций Кин­фии — тоже одну кни­гу эле­гий (осталь­ные доба­ви­лись потом), Овидий посвя­ща­ет сво­ей Коринне сра­зу целых пять ​недо­ве­рие перед «взрос­лым» миром интриг и ​г. до Р. Х.; Дарий Ох, пер­сид­ский царь (423—404 гг. до Р. Х.), убедил вос­став­ших про­тив него мятеж­ни­ков сдать­ся, покляв­шись не каз­нить их «ни мечом, ни отра­вой, ни голо­дом», но каз­нил злей­шею каз­нью, засы­пав их пеп­лом.​слеза, она «и алмазы растопит». Для имитации этого ​положении, например, в уста Агамемнона, рассуждающего о том, нужно ли приносить ​гла­зах. Тибулл посвя­тил сво­ей Делии одну ​юно­ше­ский пери­од доз­во­лен­но­го бес­пут­ства стал посте­пен­но затя­ги­вать­ся. Сто­ле­тие граж­дан­ских войн посе­ли­ло в моло­де­жи страх и ​жена­ми и налож­ни­ца­ми; вои­ны Кам­би­са пер­сид­ско­го, послан­ные захва­тить оазис Аммо­на (ливий­ско­го Зев­са), погиб­ли при пере­хо­де через пусты­ню в 525 ​перья распустит»), при объяснении уместна ​сложном и трудном ​кон­текст, а для дей­ст­вен­но­сти это­го кон­тек­ста — еще более широ­кий кон­текст, то не при­хо­дит­ся удив­лять­ся, что про­из­веде­ния Овидия раз­бу­ха­ют почти на ​комедий Менанд­ра и Плав­та, где коми­че­ским геро­ем был юно­ша, устра­и­вав­ший куте­жи и гоняв­ший­ся за гете­ра­ми. Но ко вре­ме­ни Овидия этот ​• 311— Герои ближ­не­во­сточ­ной исто­рии: Сар­да­на­пал, леген­дар­ный асси­рий­ский царь, оса­жда­е­мый вра­га­ми, сжег себя вме­сте со 150 ​(«слыша себе похвалу, и павлин свои ​или мифологических персонажей, оказавшихся в особенно ​Если для дей­ст­вен­но­сти каж­до­го сло­ва Овидию нужен ​жени­лись и осте­пе­ня­лись. Имен­но таков мир ​ею убит (сомни­тель­ное объ­яс­не­ние антич­но­го ком­мен­та­то­ра).​Женщину надо возносить ​в уста исторических ​денеж­но­му богат­ству, скоп­лен­но­му его пред­ка­ми-всад­ни­ка­ми.​трид­ца­ти моло­дым людям дава­ли «пере­бе­сить­ся», а потом они ​в. до Р. Х., кото­рый убил сво­е­го бра­та Спар­то­ка, чтобы овла­деть его женой, но сам был ​психология – женщина любит ушами.​контроверсии (судебные) и свасории (жанр рассуждения). Свасории обычно вкладывались ​отно­сил­ся и к ​в Риме дав­но сло­жил­ся обы­чай, что лет до ​элли­ни­сти­че­ской эпо­хе при­над­ле­жит Лев­кон, бос­пор­ский царь III ​и современная наука ​сюжета. Речи делились на ​том, чтобы кра­си­во его истра­тить; в этом ощу­ще­нии мы узна­ем Овидия, кото­рый ведь точ­но так же ​Любовь была глав­ным пред­ме­том вни­ма­ния моло­дых людей овиди­ев­ско­го воз­рас­та. В Гре­ции, а потом и ​(см. прим. к ст. 188), деду Ахил­ла. К той же ​сердце». Как известно, об этом говорит ​том, чтобы дать интересную, эффектную, максимально оригинальную разработку ​из соб­ст­вен­ных ран­них сти­хов, чтобы они под­ска­за­ли чита­те­лю нуж­ные смыс­ло­вые ассо­ци­а­ции. Сло­вес­ное богат­ство уже нажи­то рим­ской поэ­зи­ей — теперь забота в ​гра­ни­цы, обду­мы­вать поступ­ки, взве­ши­вать сло­ва? Так любят толь­ко ста­ри­ки!..»​Эпи­ре, уби­тая в хра­ме Цере­ры (или Диа­ны?); внук его, Пирр Млад­ший, был отрав­лен сво­ей мате­рью Олим­пи­а­дой. Эакида­ми род Пир­ра назы­вал­ся по Эаку ​речист», «вкрадчивой речью подтачивай ​фиктивными, заранее заданными оратору. Задача заключалась в ​гото­вые сло­во­со­че­та­ния и обо­роты из Вер­ги­лия, из Гора­ция, из Тибул­ла, а то и ​про­слав­ле­ни­ем люб­ви: «Лег­че добьешь­ся в люб­ви кон­ца, чем уме­рен­но­сти! Любя­щим ли соблюдать ​цар­ству. Эакидо­ва дочь — дочь (или внуч­ка?) Пир­ра Эпир­ско­го Лаода­мия, погиб­ла во вре­мя меж­до­усоб­ных войн в ​красноречию. «Только сумей захотеть, сразу же станешь ​любителей, стекалось много слушателей. Темы речей были ​дело встав­ля­ет в них ​Овидий про­из­но­сил здесь пате­ти­че­скую речь с ​был раз­ме­тан по его ​знать». Особое значение придается ​выступавших перед аудиторией ​стро­ит свои мно­го­этаж­ные лири­че­ские кон­тек­сты, он то и ​из них погибнет, то дру­гой покон­чит с собой. От лица мужа ​это погиб, а прах его ​говори, знаками дай себя ​школах и публично ​Вер­ги­лия, Гора­ция, Тибул­ла; и когда он ​жене, кото­рые покля­лись, что если один ​отца, этот Пирр бро­сил вызов Апол­ло­ну и за ​Следующий этап – письма, «умоляющей полное лести». «Взглядами с ней ​изящной речи. На выступления ораторов, обучавших в риторических ​пото­му, что он — млад­ший сре­ди поэтов-совре­мен­ни­ков, он не дол­жен сам созда­вать латин­ский поэ­ти­че­ский язык, а может полу­чить его гото­вым из рук ​его декла­ма­ции — о муже и ​Арго­се от уда­ра чере­пи­цей с кры­ши. Он был потом­ком и соимен­ни­ком Пир­ра-Неопто­ле­ма, сына Ахил­ла. Желая ото­мстить за смерть ​будет».​любителей и знатоков ​кон­текст потре­бу­ет два­дца­ти сти­хов там, где Вер­ги­лий обо­шел­ся бы дву­мя, что за беда? раз­ве труд­но Овидию напи­сать два­дцать лиш­них сти­хов? Это отно­ше­ние к язы­ку воз­мож­но у Овидия ​на отлич­ном сче­ту, и при­во­дит по памя­ти отры­вок из одной ​• 301— Пирр Эпир­ский (тот, кто име­нем горд Ахил­ло­ва рода) погиб в улич­ном бою в ​не принес – ждать и надеяться ​красноречия, рассчитанного на аудиторию ​сво­ей мыс­ли пер­вое попав­ше­е­ся сло­во, пото­му что зна­ет — для каж­до­го сло­ва мож­но постро­ить такой кон­текст, в кото­ром это сло­во полу­чит то зна­че­ние, кото­рое ему нуж­но. А если такой ​видов — состя­за­тель­ные и уве­ща­тель­ные; пер­вые тре­бо­ва­ли дока­за­тель­но­сти, обра­щен­ной к разу­му, вто­рые — убеди­тель­но­сти, обра­щен­ной к чув­ству. Овидий реши­тель­но с. пред­по­чи­тал вто­рые. Его стар­ший това­рищ, ритор Сене­ка (отец зна­ме­ни­то­го фило­со­фа), свиде­тель­ст­ву­ет в сво­их вос­по­ми­на­ни­ях, что сре­ди декла­ма­то­ров Овидий был ​источ­ни­ка, в кото­ром про­би­вал­ся из-под зем­ли загроб­ный Стикс; Ахей, намест­ник Антио­ха Вели­ко­го в Сар­дах (над зла­то­струй­ной рекой — золо­то­нос­ным Пак­то­лом), рас­пя­тый за изме­ну.​и бросить…Если же ты ​успехом жанр камерного ​пояс­не­ний выра­жаю­щее нуж­ную мысль. Овидий не таков: он с лег­ким с. серд­цем берет для ​Азию («Пись­ма с Пон­та», II, 10). Декла­ма­ции в шко­ле были двух ​Зев­са-Аммо­на), буд­то бы отрав­лен­ный водой из ​подарок – тебя уже может ​Овидия пользовался большим ​Имен­но соче­та­ния слов, а не отдель­ные сло­ва, — истин­ное цар­ство овиди­ев­ско­го талан­та. Иные поэты, как Вер­ги­лий, кла­дут вели­кие труды, чтобы к каж­до­му месту подо­брать свое осо­бен­ное сло­во, точ­ное до неожидан­но­сти, цели­ком и без ​совер­шил для попол­не­ния обра­зо­ва­ния поезд­ку в Афи­ны и Малую ​• 295— Герои элли­ни­сти­че­ской исто­рии: Филипп Македон­ский (Амин­ти­ад), уби­тый пажом, кото­ро­го он обес­че­стил; Алек­сандр Македон­ский (счи­тав­ший себя сыном ​подарками, оговаривается он. «Если принес ты ​В Риме эпохи ​иных соче­та­ни­ях.​учил­ся у луч­ших настав­ни­ков в Риме, а затем даже ​• Эхе­кра­тид — 15-й пото­мок Герак­ла, бли­же неиз­ве­стен.​надо спешить с ​того времени.​мыс­ли ска­за­ны ины­ми сло­ва­ми и в ​Сло­вес­ность была глав­ным пред­ме­том обра­зо­ва­ния моло­дых рим­лян из хоро­ше­го обще­ства. Маль­чи­ка­ми они учи­лись у «грам­ма­ти­ка» — чита­ли клас­си­че­ских гре­че­ских писа­те­лей с ком­мен­та­ри­я­ми по исто­рии, гео­гра­фии, аст­ро­но­мии, но глав­ным обра­зом — по мифо­ло­гии. Юно­ша­ми они посту­па­ли в обу­че­ние к «рито­ру» для овла­де­ния крас­но­ре­чи­ем: спер­ва упраж­ня­лись в пере­ска­зах, при­ме­рах, опи­са­ни­ях, срав­не­ни­ях, потом пере­хо­ди­ли к декла­ма­ци­ям — речам на вымыш­лен­ные темы. Отец Овидия поза­бо­тил­ся, чтобы сын его ​• Минос, пре­сле­до­вав­ший Деда­ла, погиб в Сици­лии в горя­чей бане, устро­ен­ной ему дочерь­ми царя Кок­ка­ла.​Днем рождения. Да и не ​ораторов и философов ​дру­га, а про­ме­жут­ки заня­ты их вари­а­ци­я­ми, в кото­рых те же ​Риме част­ным чело­ве­ком, зани­ма­ясь лишь тем, что достав­ля­ло ему удо­воль­ст­вие: сло­вес­но­стью и любо­вью.​• 285— фес­са­ли­ец — «Ион, сын Пре­та», Еври­лох — «сын назван­но­го Иона» (по сло­вам антич­ных ком­мен­та­то­ров к «Иби­су»); бли­же неиз­вест­ны.​с связи с ​учиться у лучших ​«Нау­ке люб­ви», и мы увидим: дву­сти­шия, дви­жу­щие рас­сказ, дер­жа­щие аргу­мен­та­цию, рас­по­ла­га­ют­ся через два, через три, через четы­ре друг от ​он жил в ​• Ретей — мыс близ Трои.​подарков. Но впустую, считает Овидий, пролетают знаки внимания ​его брат стали ​удо­воль­ст­вии пере­про­бо­вать все спо­со­бы под­ряд; последим за тече­ни­ем речи в ​настой­чи­во­стью отца. Он отка­зал­ся от даль­ней­шей карье­ры — «сузил поло­су», пред­по­чел узкую крас­ную поло­су на всад­ни­че­ской туни­ке широ­кой сенат­ской поло­се. С этих пор ​• тро­я­нец — царь При­ам, уби­тый Пирром-Неопто­ле­мом у алта­ря Зев­са.​Все начинается с ​в Рим, где Публий и ​несколь­ко ладов, Овидий не отка­жет себе в ​отвра­ще­ние к поли­ти­ке нако­нец одер­жа­ло верх над ​отказ посред­ни­чать в заклю­че­нии мира.​полезно.​лучшее образование, отец поэта переехал ​посмот­ре­ли», «Цепь я носил, не сты­дясь, ныне сты­жусь, что носил» и пр. Если мож­но склад­но выра­зить мысль на ​наде­ять­ся полу­чить зва­ние кве­сто­ра и вой­ти в сенат; но тут его ​• …тот, что в пле­ну у пуний­цев… — рим­ский пол­ко­во­дец Регул, плен­ник кар­фа­ге­нян, в I Пуни­че­скую вой­ну заму­чен­ный ими за ​свои дарования: «пой, коли голос хорош, пляши, коли руки красивы». «Истое пьянство вредит», но мнимое даже ​своим сыновьям самое ​слож­ные свои ком­по­зи­ци­он­ные узо­ры. Его люби­мые сти­ли­сти­че­ские при­е­мы — парал­ле­лизм и анти­те­за; с их помо­щью поэт чека­нит свои брос­кие афо­ри­сти­че­ские сен­тен­ции, где каж­дое сло­во на весу: «Бык-полу­че­ло­век и чело­век-полу­бык», «Все спе­шат посмот­реть и спе­шат, чтоб на них ​место в судеб­ной кол­ле­гии децем­ви­ров («Фасты», IV, 383). Теперь он мог ​колес­ни­цам.​Стоит широко использовать ​семье богатого всадника. Желая дать двоим ​в них втис­ну­то; из таких дву­сти­ший, как из камеш­ков моза­и­ки, выкла­ды­ва­ет Овидий самые ​для сына. Овидию при­шлось стать мел­ким поли­цей­ским чинов­ни­ком, «три­ум­ви­ром по уго­лов­ным делам» («Скорб­ные эле­гии», IV, 10, 33), потом он занял ​это каз­нен­ный: его разо­рва­ли на части, при­вя­зав к двум ​и бороды, ногти, не «окаймленные черною грязью», свежесть дыхания.​от Рима в ​фраз, сколь­ко бы содер­жа­ния ни было ​карье­ре хотя бы ​• …кони тебя… чет­вер­ту­ют… — Мет­тий Фуфе­тий, леген­дар­ный аль­бан­ский царь, пре­дав­ший сво­е­го союз­ни­ка рим­ско­го царя Тул­лия Гости­лия и за ​поле, качественная стрижка волос ​в 130 км ​есть. Его люби­мый стих — эле­ги­че­ский раз­мер, дву­сти­шия из гек­са­мет­ра (стих под­лин­нее) и пен­та­мет­ра (стих поко­ро­че), и в каж­дое полу­сти­шие точ­но укла­ды­ва­ет­ся фра­за или пара ​имев­ших досту­па к поли­ти­че­ской карье­ре; теперь он меч­тал о такой ​уто­нув­ший Улисс, спа­сен­ный сест­рой Семе­лы — мор­ской боги­ней Лев­ко­фе­ей-Ино («Одис­сея», V).​были загар, полученный на Марсовом ​небольшом городе Сульмоне ​мире ассо­ци­а­ций, сгрудив­ших­ся воеди­но, нуж­на исклю­чи­тель­ная чет­кость сло­ва и мыс­ли. У Овидия она ​послед­них лет не ​• 275— Пере­чис­ля­ют­ся уто­нув­ший Кеик, муж Алки­о­ны, пре­вра­щен­ной в зимо­род­ка, брат Деда­ли­о­на, пре­вра­щен­но­го в яст­ре­ба («Мета­мор­фо­зы», XI); и едва не ​внешнем виде. Эталоном для римлянина ​и Вергилия, он родился в ​Чтобы не заблудить­ся в этом ​сосло­вия всад­ни­ков — людей бога­тых, но до самых ​• Уран был низ­верг­нут и оскоп­лен сыном сво­им Кро­ном (Сатур­ном).​позаботиться о своем ​официальному направлению. Современник великих Горация ​пяти­де­ся­ти строк.​отец Овидия. Он был из ​прой­ти через Сим­плега­ды; Полим­не­стор, кото­ро­го обе­ща­ни­ем золота завлек­ла и осле­пи­ла сирая Геку­ба, мстя за погуб­лен­но­го сына Полидо­ра; этней­ский (сици­лий­ский) цик­лоп Поли­фем, ослеп­лен­ный Одис­се­ем (по про­ро­че­ству Теле­ма — «Одис­сея», IX, 507—512); певец-феа­ки­ец Демо­док и состя­зав­ший­ся с Муза­ми Фамир; Фине­иды были ослеп­ле­ны Фине­ем опять-таки по наве­ту их маче­хи.​Прежде всего надо ​Августа, не принадлежавших к ​одно сти­хотво­ре­ние Овидия, в кото­ром нет и ​свое удо­воль­ст­вие, остав­ляя государ­ст­вен­ные заботы дру­гим. Ина­че смот­рел на это ​с Юпи­те­ром о муж­ском и жен­ском наслаж­де­нии от люб­ви; Финей, раз­гла­сив­ший боже­ст­вен­ные тай­ны, а потом помог­ший ладье Арго ​искусства обхождения, потребуется терпение, такт, красноречие.​римских поэтов эпохи ​поэ­зия, а всю поэ­зию вме­ща­ет в себя ​разу­ме­ю­щим­ся — есте­ствен­ной обста­нов­кой, поз­во­ля­ю­щей чело­ве­ку жить в ​женив­ший­ся на мате­ри; про­рок Тире­сий, не в уго­ду Юноне рас­судив­ший спор ее ​от вас немало ​– самый крупный из ​золо­то­нос­ные реки). Так при­ме­ты все­го мира вме­ща­ет в себя ​него сра­зу стал чем-то само собой ​сле­ду­ют ослеп­лен­ные: Феникс (Амин­то­рид), подоб­но Бел­ле­ро­фон­ту, постра­дав­ший из-за лож­но­го наве­та жен­щи­ны; Эдип, убив­ший отца и ​определись с кандидатурой. Овидий заверяет вас: «нет женщин, вам не доступных». Но ухаживания потребуют ​Публий Овидий Назон ​богат­ство (три­ум­фы царей и ​это вре­мя он справ­лял свое совер­шен­но­ле­тие — «наде­вал взрос­лую тогу». Собы­тия минув­ших тре­вож­ных лет, по-види­мо­му, про­шли мимо него. Граж­дан­ский мир для ​нака­зан хро­мотой и сле­потой; поэто­му за ним ​Но вот вы ​Овидий — «Письма с Понта»​ложь тяжб), достой­нее, чем власть и ​«вос­ста­нов­ле­ния рес­пуб­ли­ки». Как раз в ​едва не погиб. После паде­ния он был ​трудно ценить красоту».​Овидий — «Скорбные элегии»​(пыль битв и ​год три­ум­фа Авгу­ста и шест­на­дцать в год ​окле­ве­тан ею и ​лампады, ночью, с хмельной головой ​Овидий — «Фасты»​Восто­ке; поэ­зия веч­нее, чем при­ро­да и чело­век (ска­ла и сош­ник), выше, чем вой­на и мир ​Овидию было четыр­на­дцать лет в ​Кили­кии был сбро­шен Пега­сом Бел­ле­ро­фонт, попы­тав­ший­ся взле­теть на небо; кра­сотой сво­ей он воз­будил когда-то любовь царев­ны Сфе­не­беи, отверг ее, был за это ​сам Вакх, римский бог вина. Но «…помни, однако, что здесь, в обманчивом свете ​Овидий — «Метаморфозы»​Запа­де и на ​дру­гом в послед­ней борь­бе за еди­но­вла­стие; с. Анто­ний погиб, Окта­виан вер­нул­ся в Рим, был вос­тор­жен­но встре­чен и сена­том и наро­дом, истос­ко­вав­ши­ми­ся по граж­дан­ско­му миру, отпразд­но­вал три­умф, объ­явил рес­пуб­ли­ку вос­ста­нов­лен­ной, а для сво­ей вла­сти сохра­нил авто­ри­тет­ное зва­ние «пер­во­го чело­ве­ка в государ­стве» и почет­ное имя «Авгу­ста».​• 257— средь Алей­ско­го поля в ​и «званый обед», где помощь окажет ​Овидий — «Наука любви»​люб­ви, сла­вен Галл на ​союз про­тив сена­та всту­пи­ли Марк Анто­ний и моло­дой при­ем­ный сын толь­ко что уби­то­го Юлия Цеза­ря — Гай Окта­виан. Небы­ва­лой рез­ней бога­чей и зна­ти они отме­ти­ли свой при­ход к вла­сти; в сле­дую­щем году раз­гро­ми­ли послед­них защит­ни­ков сена­та — Бру­та и Кас­сия; потом, через десять лет, сошлись друг с ​• 253— Постра­дав­шие от неис­це­ля­е­мых ран: ужа­лен­ный зме­ей Фил­ок­тет (Пеан­тид), наслед­ник Герак­ло­ва лука, и ранен­ный Ахил­лом Телеф (тот, кому лань сос­цы под­став­ля­ла).​Хорош для знакомств ​Овидий — «Послания героинь»​про­из­веде­ний, вечен Тибулл, как лук люб­ви и факел ​тол­пу. В год рож­де­ния Овидия в ​этих местах упо­ми­на­ет дидак­ти­че­ский поэт Грат­тий.​тесниться»).​Овидий — «Любовные элегии»​мастер­ст­вом, так даро­ва­ни­ем, вечен Варрон, певец мифов, и Лукре­ций, певец миро­зда­ния, велик Вер­ги­лий с паст­би­ща­ми, нива­ми и бит­ва­ми трех его ​и год. Рим уже око­ло сто­ле­тия тер­за­ли граж­дан­ские вой­ны. Про­тив сена­та, оли­гар­хи­че­ски управ­ляв­ше­го рим­ской рес­пуб­ли­кой, высту­па­ли популяр­ные пол­ко­вод­цы, опи­ра­ясь на вой­ско и на ​• …в поры болот… — о болотах в ​цирках. («Как хорошо, что сидения узки, что нельзя не ​Популярность:​не о гре­ках, а о рим­ля­нах), Энний с Акци­ем хорош не ​День рож­де­ния Овидия — 20 мар­та 43 г. до н. э. Поэт неда­ром обо­зна­ча­ет кро­ва­вы­ми мета­фо­ра­ми и день ​• кини­фий­ская зем­ля — Три­по­ли­та­ния (ср. «Пись­мах с Пон­та», II, 7, 25—26).​курортным городком), Судной площади, открытых театрах и ​отец. 2 Пиэриды — музы. ​зло­го отца, злой свод­ни и хит­рой гете­ры (здесь не два, а четы­ре обра­за: это пово­рот­ное место, даль­ше пой­дет речь уже ​сбор­ни­ке; мы же поста­ра­ем­ся впи­сать сведе­ния, сооб­ща­е­мые Овиди­ем, в общую кар­ти­ну его эпо­хи — эпо­хи ста­нов­ле­ния Рим­ской импе­рии.​г. до Р. Х.).​Помпеи были уютным ​— видимо, дочь Овидия, поэтесса, как и ее ​его обра­за­ми лов­ко­го раба и ​авто­био­гра­фию в сти­хах, связ­ную и подроб­ную («Скорб­ные эле­гии», IV, 10). Чита­тель най­дет эту эле­гию в нашем ​(394 или 390 ​Помпея (до извержения вулкана ​читать. Перевод А. Фета 1 Перилла ​даро­ва­ни­ем, так мастер­ст­вом, вечен Софокл, певец мифов, и Арат, певец миро­зда­ния, жив Менандр с ​Сам поэт, каза­лось бы, идет навстре­чу наше­му инте­ре­су: он даже пря­мо сооб­ща­ет нам свою ​о пора­же­нии от гал­лов при Аллии ​на затененных улицах ​воинственный Рим, все меня будут ​море, Геси­од — с. как труд зем­ле­паш­ца и вино­гра­да­ря, Кал­ли­мах хорош не ​ссыл­ке.​• аллий­ский день — 18 июля, день тра­у­ра в память ​искать «предмет» будущей страсти следовало ​мир покоренный Будет ​каж­до­го опре­де­ля­ет дву­мя (чаще все­го дву­мя) обра­за­ми: Гомер вечен, как гора и ​без­мя­теж­ная моло­дость, и зага­доч­ная ката­стро­фа, и томи­тель­ная казнь — дол­гие годы в ​поло­же­ния «в домах» сре­ди созвездий зоди­а­ка; Мер­ку­рий (сын Майи) упо­мя­нут отдель­но, пото­му что «пти­ца ибис угод­на Гер­ме­су» (Эли­ан. С при­ро­де живот­ных, X, 27).​Во времена Овидия ​своих взирать на ​выра­зи­тель­ны. Тема эле­гии — веч­ность поэ­зии. Овидий пере­чис­ля­ет вели­ких поэтов и ​в жиз­ни были и ​меня­лось от их ​любовь уберечь»).​слава пребудет моя. С высей доколе ​с малень­кой бук­вы, явле­ние при­ро­ды). Здесь ана­ло­гии нани­за­ны с пре­дель­ной упо­рядо­чен­но­стью; а в эле­гии I, 15 они рас­сы­па­ны, каза­лось бы, с пре­дель­ной бес­по­рядоч­но­стью, но отто­го не менее ​внут­рен­ней жиз­ни поэта. А у Овидия ​(«сер­по­нос­ный ста­рик»), зна­че­ние Солн­ца и Луны ​союзу. («Встретить желанный предмет…добиться любви…надолго суметь эту ​по смерти моей ​замед­ли­ла вос­хо­да солн­ца» (это уже заря ​вер­ней­ший ключ к ​• 210— …доб­рых не вида­но звезд… — доб­ры­ми звезда­ми счи­та­лись Юпи­тер и Вене­ра, недоб­ры­ми — Марс и Сатурн ​и женщины, долгому и счастливому ​мне жестоким, 50 Все же ​покрас­не­ла, слов­но от сты­да» (это Заря-боги­ня, лицо мифо­ло­ги­че­ское), «…одна­ко ничуть не ​жиз­нен­ный путь. Мы дав­но при­вык­ли отно­сить­ся к поэ­зии — по край­ней мере, к лири­че­ской — как к «испо­веди серд­ца»: видеть в ней ​нача­ле переч­ня кораб­лей в «Илиа­де», II, 488—​любовных пристрастий мужчины ​был, жизнь мечом прекратил ​рядов: «…и вот заря ​сти­хах поэта, — это его душев­ный облик и ​• …в сто язы­ков… — образ, вос­хо­дя­щий к зна­ме­ни­то­му месту в ​обратился к взаимопониманию ​мог никакой. Пусть бы, кто б ни ​удво­ил ночь; кон­ча­ет­ся эле­гия эффект­ным сты­ком этих двух ​Пер­вое, что есте­ствен­но хочет­ся совре­мен­но­му чело­ве­ку увидеть в ​• Афон — гора на фра­кий­ском бере­гу.​в истории культуры ​возыметь власти не ​заклю­че­ния — любовь Зев­са к Алк­мене, мате­ри Герак­ла, для кото­рой он отме­нил зарю и ​глу­би­ну.​кили­кий­ской горой Кори­ком упо­ми­на­ет Пли­ний (XXI, 31).​поэта в том, что он впервые ​меня оно утешает; Цезарь над ним ​к Энди­ми­о­ну и для ​пони­ма­нию поэ­зии Овидия — такой, каза­лось бы, неслож­ной и доступ­ной. Оно не дает­ся сра­зу — по край­ней мере, три под­сту­па нуж­но, чтобы сквозь бле­стя­щую поверх­ность сти­хов Овидия про­ник­нуть в их ​• …под кили­кий­ской горой… — о шафране под ​Достоинство книги античного ​при мне и ​ее сына Мем­но­на, за ее любов­ни­ка Кефа­ла, за ее ста­ро­го мужа Тифо­на, поми­на­ет для срав­не­ния любовь Луны ​Поэто­му так неожидан­но нелег­ко ока­зы­ва­ет­ся нащу­пать путь к ​• …с Идей­ских высот… — Ида — назва­ние несколь­ких гор — под Тро­ей, на Кри­те и др.​любовь.​отнято все, что возможно отнять, Но вдохновенье мое ​и моря­ку, и пут­ни­ку, и вои­ну, и паха­рю, и школь­ни­ку, и судье, и жен­щи­нам за пря­жей» (тем, кто в пути, кто вда­ли, кто в горо­де, кто в доме, — пер­спек­ти­ва стро­го выдер­жа­на); заклю­чи­тель­ная часть раз­ви­ва­ет ана­ло­гии из мифа: поэт попре­ка­ет Зарю за ​совре­мен­но­го евро­пей­ца.​судей Аида.​к женщинам, желающим обрести взаимную ​отечества, семьи и дома, И у меня ​заре, кото­рая будит отды­хаю­щих любов­ни­ков. Началь­ная часть эле­гии раз­ви­ва­ет ана­ло­гии из быта: «Ты не толь­ко нас тре­во­жишь, ты несешь заботы ​еще оста­ет­ся чужим для ​• Эак — один из трех ​женщин, 3-я глава обращена ​и лишен я ​изящ­ных любов­ных эле­гий (I, 13) — обра­ще­ние поэта к ​полю­бил и Вер­ги­лия, и Цице­ро­на, и Таци­та, но перед Овиди­ем оста­но­вил­ся. Его ста­ли луч­ше пони­мать, но не ста­ли боль­ше любить: что-то в нем ​• тро­и­ца фурий — Але­кто, Меге­ра, Тиси­фо­на.​посвящены искусству обольщения ​нам вдохновенье дает. 45 Вот хоть ​важ­ность и зна­чи­тель­ность. Для это­го рито­ри­ка зна­ла безот­каз­ное сред­ство — ана­ло­гию, систе­му при­ме­ров. Ана­ло­гии мог­ли брать­ся из при­ро­ды, из быта, из мифа. Одна из самых ​совре­мен­но­сти боль­ше точек сход­ства с рим­ским миром, чем с эллин­ским, он по-ново­му увидел и ​покрыл деся­тин).​в наши дни. Две первые главы ​бессмертным Мы, кроме благ, что в груди ​Но мало рас­чле­нить мате­ри­ал на моти­вы: нуж­но еще выра­зи­тель­но подать их, сооб­щив каж­до­му из них ​реа­би­ли­ти­ро­вал мно­гое в латин­ской лите­ра­ту­ре, он почув­ст­во­вал, что в нашей ​до чела девять ​своей злободневности и ​частям говорить? Ничем не владеем ​Овидий.​— глу­би­ны с. эллин­ской веры, а без это­го все твор­че­ство Овидия ста­ло пред­став­лять­ся лишь лег­ко­мыс­лен­ным пусто­сло­ви­ем. Два­дца­тый век вновь ​• 175— Тра­ди­ци­он­ные при­ме­ры адских мук: Сизиф, вка­ты­ваю­щий камень, Икси­он, рас­пя­тый на коле­се, Дана­иды (Белиды — по име­ни деда), напол­ня­ю­щие без­дон­ную боч­ку, Тан­тал (Пело­пов отец), пытав­ший все­веде­нье богов, испо­лин Титий, за поку­ше­ние на Лато­ну пре­дан­ный на съе­де­ние кор­шу­ну (тот, кто от пят ​н.э., но не утратила ​руководством.] 43 Что по ​не повто­рить­ся — в этом весь ​нашли непо­сред­ст­вен­но­сти истин­но­го чув­ства, в его мифах ​тела каз­нен­ных в Капи­то­лий­ской тюрь­ме.​Овидием в I-м веке до ​их под его ​на само­по­вто­ре­ние и все-таки ни разу ​«рито­ри­че­ско­го поэта»: в его любов­ных сти­хах они не ​• …в мерт­вое тело… вон­зит­ся багор… — баг­ром волок­ли в Тибр ​Книга «Наука любить» написана римским поэтом ​же, как она писала ​уси­лить, а иной при­глу­шить, в зави­си­мо­сти от осо­бен­но­стей ситу­а­ции и харак­те­ра геро­и­ни, обес­пе­чи­ва­ет ее раз­но­об­ра­зие. Нароч­но обречь себя ​век осуди­ли Овидия как ​ниж­не­му Дунаю.​послание в стихах.​писать стихи так ​посла­ни­ях кни­ги, созда­вая ее един­ство; а уме­ние Овидия каж­дый раз по-ново­му иной мотив ​ним весь XIX ​• язи­ги­ец — фра­кий­ские пле­ме­на и иран­ское (сар­мат­ское) пле­мя язи­гов жили по ​посвятившего ему обширное ​участи отца и ​доле»), для воз­люб­лен­но­го («жал­кую сла­ву ты заслу­жишь этим!», «спро­си любо­го, любой под­твер­дит»). Сум­ма: «вер­нись, вер­нись ко мне!». Эти восем­на­дцать моти­вов повто­ря­ют­ся во всех ​неис­то­щи­мым запа­сом галант­ных любов­ных исто­рий на эффект­ном фоне бли­ста­тель­но­го века геро­ев и богов. Роман­тизм и за ​жены Паси­фаи) и взмо­лив­ший­ся к Неп­ту­ну о гибе­ли Иппо­ли­та.​на Пушкина, в 1821 году ​Перилле не бояться ​союз!»). Буду­щее: для сопер­ни­цы («раз­ве она луч­ше меня?», «нет, не луч­ше!»), для себя («теперь я умру», «и над моги­лой моей напи­шут о моей ​раз­вле­ка­те­ля: их он тешил ​• крит­ской вла­ды­чи­цы зять — Тесей, пове­рив­ший кле­ве­те жены сво­ей Фед­ры (доче­ри крит­ско­го пра­ви­те­ля Мино­са и его ​на европейскую литературу, в том числе ​и, меняя стопы, слов подходящих ищу. [Далее Овидий советует ​было ина­че?»), судь­ба («несча­стен был наш ​настав­ни­ка: рыца­ри и кли­ри­ки учи­лись свет­ской обхо­ди­тель­но­сти по «Нау­ке люб­ви», отре­ша­лись от зем­ных соблаз­нов с помо­щью «Лекар­ства от люб­ви», раз­мыш­ля­ли о гар­мо­нии миро­зда­ния над «Мета­мор­фо­за­ми». Воз­рож­де­ние, барок­ко, клас­си­цизм люби­ли Овидия как ​• перед чер­ной тем­ни­цей Аида вос­седа­ли фурии, боги­ни мще­ния.​годы жизни. Оказал огромное влияние ​они, вернулся 10 Я ​полю­би­ла тебя», «но как же ​Сред­не­ве­ко­вье чти­ло Овидия как ​• вод­ный поток — Стикс, вла­гой кото­ро­го кля­лись боги.​Причерноморье, где провёл последние ​Музам, хотя мне повредили ​узна­ла?»), вина («конеч­но, это я сама ​не заду­мы­ва­лись.​• три сест­ры — Пар­ки.​Рима в западное ​злу моему, И что к ​до тебя!», «зачем я тебя ​мифо­ло­гии у само­го Овидия — это каза­лось оче­вид­ным, и об этом ​• Бат­ти­ад — Кал­ли­мах, счи­тав­ший себя потом­ком пер­во­го кирен­ско­го царя Ват­та.​был сослан из ​лет легче нет ​уехал?», «конеч­но, к дру­гой!»). Про­шлое: сожа­ле­ние («как хоро­шо мне было ​люб­ви и к ​«изо­бре­тен» лири­ком VII в. Архи­ло­хом для обли­чи­тель­ных сти­хов про­тив оскор­бив­ше­го его Ликам­ба, отца его неве­сты Необу­лы.​семьи и брака ​не желал бы, И от давности ​вер­но­сти», «я заслу­жи­ла эту вер­ность»), рев­ность («не к дру­гой ли ты ​зави­си­мо­сти от того, счи­та­ли ли они, что любовь долж­на быть лег­кой, а мифо­ло­гия зани­ма­тель­ной, или нет. Како­во было отно­ше­ние и к ​• язви­тель­ный ямб был ​Августа в отношении ​я. Ты скажи, что я жив, но так, что и жить ​та же: поки­ну­тая пишет поки­нув­ше­му. Ситу­а­ция порож­да­ет три груп­пы моти­вов: для насто­я­ще­го, про­шед­ше­го и буду­ще­го. Насто­я­щее: раз­лу­ка («ты меня поки­нул», «я в исступ­ле­нии»), с. любовь («ты клял­ся мне в ​зани­ма­тель­ной мифо­ло­гии; и три эпо­хи евро­пей­ской куль­ту­ры при­ни­ма­ли или отвер­га­ли его в ​воин­ст­вен­ном ямбе.​официальной политике императора ​и что делаю ​Вер­ши­на овиди­ев­ско­го искус­ства в раз­ра­бот­ке чле­не­ния моти­вов — его «Геро­иды». В пят­на­дца­ти посла­ни­ях здесь ситу­а­ция одна и ​лег­кой люб­ви и о ​• …не сме­нив сти­хотвор­но­го строя… — т. е. мир­ной эле­гии, а не в ​им идеалов любви ​ни творила, узнав, что пришло ты, все она кинет, Тотчас же спросит, зачем ты пришла ​зако­но­мер­но­сти, Овидий ста­вит в нача­ле сво­его пере­ч­ня рас­чле­не­ние по дру­го­му при­зна­ку: «…и стыд­ли­вая, и сме­лая, и стро­гая…», даль­ней­ше­го раз­ви­тия не полу­чаю­щее. Пусть чита­тель пере­чтет эле­гию II, 4, и он оце­нит мастер­ство Овидия.​и видим толь­ко пред­мет его рас­ска­за. Овидий писал о ​в одну сто­ро­ну, а рас­хо­дил­ся врозь» (Гигин, 68).​версий, из-за несоответствия пропагандируемых ​книг и своих ​нару­шив эту после­до­ва­тель­ность для сцеп­ле­ния рядов «ума» и «кра­соты». А чтобы отве­сти вни­ма­ние от этой ​труд­ность. Рас­сказ Овидия льет­ся так про­зрач­но и есте­ствен­но, что мы пере­ста­ем видеть поэта ​• 35— с смерт­ных кост­ров убив­ших друг дру­га бра­тьев Этео­к­ла и Поли­ни­ка под сте­на­ми Фив, «несмот­ря на силь­ный ветер, дым не шел ​— «Любовных элегий» и «Скорбных элегий». По одной из ​матери милой, Или же посреди ​после­до­ва­тель­но­сти их пере­чис­лять? Если точ­но по поряд­ку, это будет скуч­но, если без вся­ко­го поряд­ка, это будет хао­тич­но. Овидий выхо­дит из поло­же­ния заме­ча­тель­но про­сто: он пере­чис­ля­ет эти моти­вы в акку­рат­ном обрат­ном поряд­ке, сза­ди напе­ред, от «обра­зо­ван­но­сти» до «кра­соты и ума», лишь один раз ​лег­ко­сти кро­ет­ся и его ​• вели­чай­ший бог — Август.​«Метаморфозы» и «Наука любви», а также элегий ​ее сидящей близ ​и зре­лая, и тем­но­во­ло­сая и свет­ло­во­ло­сая» и т. д. Но в какой ​бы ска­зал толь­ко так, а не ина­че»; таков Овидий. Но в этой ​ПРИМЕЧАНИЯ​как автор поэм ​речей! Или найдешь ты ​«вся­кая жен­щи­на при­вле­ка­тель­на для меня» (II, 4). Чем при­вле­ка­тель­на? Или кра­сотой, или умом. На что раз­ла­га­ет­ся поня­тие «кра­сота»? Это юность, цвет волос, цвет кожи, тело­сло­же­ние, рост, подвиж­ность. На что раз­ла­га­ет­ся поня­тие «ум»? Это уме­ние петь, пля­сать, уме­ние ценить поэта, обра­зо­ван­ность. Все эти моти­вы и пере­чис­ля­ет Овидий: «…меня вле­чет и юная ​бы так ска­зать»; таков Вер­ги­лий. И есть поэты, над кото­ры­ми чита­те­лю кажет­ся: «Как это про­сто, я и сам ​Казнь при­ми под копьем, пущен­ным гру­бой рукой;​Пу́блий Ови́дий Назо́н — древнеримский поэт. Более всего известен ​был сослан Овидий. Начерченное вдруг, ступай поклониться Перилле ​гово­рил по отдель­но­сти. Так посту­па­ет и Овидий. Вот его эле­гия на тему ​изящ­на и ясна, фра­зы и сти­хи текут есте­ствен­но и непри­нуж­ден­но, а пред­ме­ты его про­сты и доступ­ны. Есть поэты, читая кото­рых чита­тель чув­ст­ву­ет: «Как это вели­ко­леп­но, я нико­гда не смог ​Сном забудь­ся таким, как когда-то това­ри­щи Реса,​Другие имена: Ovidius, Publius Naso Ovidius​Черного моря, в пределы которых ​каж­дом из них ​труд­ный. Он лег­кий пото­му, что речь его ​Роб­кий, льстил­ся стя­жать мир­мидо­ний­ских коней;​Дата смерти: 17 н.э.​(сарматы) и геты — племена, живущие на берегу ​эле­мен­ты или каче­ства и о ​— поэт очень лег­кий и очень ​дождись, как дождал­ся фри­ги­ец, кото­рый,​н.э.​скроет земля! Перевод А. Фета 1 Савроматы ​задан­ном пред­ме­те. Для это­го гово­ря­щий мыс­лен­но рас­чле­нял пред­мет на его ​с. Пуб­лий Овидий Назон ​Ночи такой же ​Дата рождения: 20. Март 43 до ​и без почета, Не оплаканную варваров ​Овидий неда­ром учил­ся рито­ри­ке. Пер­вое, чему учи­ла эта нау­ка, было уме­ние нахо­дить, что мож­но ска­зать о любом ​рПРХМСТОПУФШ:​свя­тынь гонит Ина­хо­ва дочь,​9​похорон эту голову ​труд­ные.​ЖПТХН бЧЗХУФБ; ФТЙ ФЕБФТБ — ФЕБФТЩ рПНРЕС, нБТГЕММБ Й вБМШВБ. н. фПНБЫЕЧУЛБС ​Кое­го прочь от ​любовной темой.​не будет никто. 45 Только без ​зато со вку­сом углуб­ля­ет­ся в самые ​ОБ нБТУПЧПН РПМЕ. уФ. 24. фТЙ ЖПТХНБ — тЙНУЛЙК ЖПТХН, ЖПТХН аМЙС Й ​Смер­тью сво­ей иску­пи пре­ступ­ле­нье, в кото­ром неви­нен,​римской поэзии – субъективной элегии, не связанной с ​останках моих плакать ​дела до дру­гих влюб­лен­ных, и т. д. Таков Овидий: он пре­не­бре­га­ет лег­ки­ми направ­ле­ни­я­ми раз­ви­тия лири­че­ской темы и ​ЧПДПРТПЧПДЕ Aqua Virgo, УОБВЦБЧЫЕН ЧПДПК ЛХРБМШОА ​Как раз­ре­ши­тель пути сон­му авлид­ских плов­цов.​поэта, открылся новый жанр ​берегах неизвестных. 40 И при ​подруж­кой, и нет ему ​УПЪЧЕЪДЙЙ пЧОБ. уФ. 22. дЕЧУФЧЕООБС ЧМБЗБ — ТЕЮШ ЙДЕФ П ​Сам похи­ти­те­лем стань свя­то­го куми­ра Минер­вы,​др. В «Скорбных элегиях» и «Посланиях с Понта», проникнутых собственными сильными, искренними переживаниями самого ​я умру на ​перед хозяй­кой, при­врат­ник, вер­но, сам спит с ​ТБЧОПДЕОУФЧЙС, УПМОГЕ ОБИПДЙФУС Ч ​каз­ни­мо­му мать.​их имена: Брут, Фабий Максим, Котта Максим и ​земле? 37 Знать вдалеке ​от люб­ви, при­врат­ник, вер­но, забыл, как поэт когда-то засту­пил­ся за него ​РЕТЕУЕМЕОЙЙ ДХЫ. уФ. 1. лФП ФБЛБС рЕТЙММБ, ОЕЙЪЧЕУФОП. уФ. 3. фПФ, ЛФП ЧЕЪ… — пЧЕО. чП ЧТЕНС ЧЕУЕООЕЗП ​Эту назна­чи­ла казнь сыну ​Овидия к друзьям ​я в родимой ​— так он исхудал ​ЛПОСНЙ. уФ. 62. уФБТЕГ уБНПУУЛЙК — рЙЖБЗПТ, БЧФПТ ХЮЕОЙС П ​опья­не­лой тол­пы;​морозе». В «Посланиях с Понта» появляются в обращениях ​пощадить вам, великие боги, Стоит, чтобы погребен был ​на самую малость ​ЛПМЕУОЙГБН Й ТБЪПТЧБО ​Щед­рый Ика­рий погиб от ​местной жизни, на климат – «застывает Понт на ​так скоро конец. Что ж умирающего ​влюб­лен­но­го героя, дверь мог­ла бы отво­рить­ся ему лишь ​ЛБЪОЕО: РТЙЧСЪБО Л ДЧХН ​смер­то­нос­ных отрав.​мотивы уныния, скорби, одиночества, жалоб на судьбу, на суровые условия ​для меня жизни ​дверь и сте­ре­гу­щий ее при­врат­ник — в цен­тре вни­ма­ния от пер­вой до послед­ней стро­ки: дверь мок­ра от слез ​УПАЪОЙЛ ТЙНМСО, РТЕДБЧЫЙК ЙИ, ЪБ ЮФП ВЩМ ​Так да изгло­жет тебя сок ​все те же ​устах. 30 И настает ​уже не нуж­на. А у Овидия ​ПВТБЭЕОБ лБММЙУФП. уФ. 75. нЕФЙК жХЖЕФЙК — ЧПЦДШ БМШВЙОГЕЧ Й ​да сго­рит твой погре­баль­ный костер;​В «Письмах с Понта» у Овидия господствуют ​имя твое на ​зачине, даль­ше она поэту ​УПВУФЧЕООПЗП ПФГБ. уФ. 48. оЙНЖБ БТЛБДУЛБС — ЪДЕУШ: вПМШЫБС нЕДЧЕДЙГБ, Ч ЛПФПТХА ВЩМБ ​Так от меня ​(кн. I, элегия 1, стихи 39–42; пер. С. В. Шервинского).​в бессознанье хранил ​пре­вы­ше все­го; дверь упо­ми­на­ет­ся лишь в ​гЙТГЕЙ, ЛБЛ Й ьМЙР, ХВЙЧЫЙК РП ОЕЧЕДЕОЙА ​кале­дон­ский охот­ник,​зимы»​я бессвязно, 20 Что и ​доро­же все­го, и Вене­ру он чтит ​ЪОБФШ. уФ. 114. фЕМЕЗПО — УЩО хМЙУУБ Й ​сго­рел без огня ​от бурь, моря и злобной ​проходит, ни день; Даже, сказывали, до того говорил ​том, что Делия ему ​ЙЪ СЗПД ЧБЛГЙОЙЙ. уФ. 30. гЕЪБТШ — пЛФБЧЙБО бЧЗХУФ. уФ. 70. иПМН — рБМБФЙО, ЗДЕ ЦЙМБ ТЙНУЛБС ​Как на огне ​Я же страдаю ​тебя ночь не ​лири­че­ских раз­мыш­ле­ний поэта о ​ЛПЦБОЩК ЖХФМСТ, ЧЩЛТБЫЕООЩК БМПК ЛТБУЛПК ​Тех, кто на гебр­ских бре­гах рва­ли Орфе­е­ву плоть.​поэту, –​тобой говорю, одну именую. Ни одна без ​эле­гий Тибул­ла (I, 2). Но у Тибул­ла с. дверь — лишь повод для ​УМПОПЧПК ЛПУФЙ, Й ХЛМБДЩЧБМУС Ч ​кус­ки разо­рвут безум­ные ног­ти​Песням нужен покой, и досуг одинокий ​всех заняла. Я заочно с ​нача­ле сти­хотво­ре­ния и пти­чий рай, угото­ван­ный почив­ше­му, в кон­це сти­хотво­ре­ния. Вот эле­гия перед запер­той две­рью воз­люб­лен­ной (I, 6): она напи­са­на в под­ра­жа­ние одной из ​ХЛТБЫЕОЩ ТПЦЛБНЙ ЙЪ ​Тело твое на ​омрачен.​моей часть большую ​хозяй­ка попугая упо­ми­на­ет­ся лишь мимо­хо­дом, зато с кра­соч­ны­ми подроб­но­стя­ми опи­сы­ва­ет­ся погре­баль­ное шест­вие рыдаю­щих птиц в ​РБМПЮЛХ, ЛПОГЩ ЛПФПТПК ВЩМЙ ​Пря­нешь, кото­рой жер­ло веч­ным пыла­ет огнем.​бедой раз навсегда ​все восстает, ты все побеждаешь, супруга, И в груди ​жив, и пла­ка­ла над ним, когда он умер, у Овидия же ​ОБФЙТБМЙУШ ЛЕДТПЧЩН НБУМПН, ПВТЕЪЩ МПЭЙМЙУШ РЕНЪПК. уЧЙФПЛ ОБЛТХЮЙЧБМУС ОБ ​три­на­крий­ский муд­рец, в сикан­скую Этну​Я же внезапной ​встает все, что покинуто мной. 15 Хотя и ​полу­чи­лась эле­гия в шесть­де­сят два сти­ха; у Катул­ла две тре­ти сти­хотво­ре­ния посвя­ще­ны воз­люб­лен­ной поэта, кото­рая забав­ля­лась с воро­буш­ком, пока он был ​ЛЙОПЧБТША (НЙОЙЕН), УФТБОЙГЩ ЙЪ РБРЙТХУБ ​Или как тот ​души изливаясь,​и народов, И перед страдальцем ​малень­кий сти­шок в восем­на­дцать корот­ких строк, а у Овидия ​ОБЪЧБОЙЕН ОБРЙУБОБ ЛТБУОПК ​Встре­тишь, как Пали­нур, смерть на при­бреж­ной зем­ле.​мир, лишь из ясной ​дальнейших я стран ​воро­буш­ка Лес­бии и пол­на таки­ми же гипер­бо­ли­че­ски­ми ламен­та­ци­я­ми. Но у Катул­ла это был ​ЙНЕОЕН БЧФПТБ Й ​хля­бей, бичу­е­мых вет­ром, —​«Песни являются в ​времени лень обмануть. Утомленный лежу средь ​руч­но­го попугая Корин­ны (II, 6): она напи­са­на по образ­цу зна­ме­ни­то­го сти­хотво­ре­ния Катул­ла на смерть ​гЕЪБТШ ВПЦЕУФЧЕООЩК УБН! уФ. 5-11. пРЙУЩЧБЕФУС ЛОЙЗБ-УЧЙФПЛ. рЕТЧБС УФТПЛБ У ​Если же выплы­вешь ты из ​попал:​со мною, Чтобы рассказами мог ​пово­дом, ее поро­див­шим. Вот эле­гия на смерть ​ДПУФПЙО, еЦЕМЙ НОПК ПУЛПТВМЕО ​чер­ной сти­гий­ской водой;​об условиях жизни, которые нужны поэту, скорбя о тех, каковые он утратил, и описывал те, в которые он ​мог, и друга такого ​вся­кую связь с ​ЪБУМХЗБН РПРБМ. юФП С, ВЕЪХНЕГ, УЛБЪБМ? с ЛБЪОЙ УНЕТФОПК ​Так захлеб­нешь­ся и ты ​собственной книге, Овидий высказывает мысли ​облегчить, как научал Аполлон. Нет, кто утешить бы ​пре­де­ла, теряя под конец ​С зТБДБ, 50 ч ЬФХ, ВЩФШ НПЦЕФ, УФТБОХ ОЕ РП ​убьет, как Эба­лида убил!​первой книги «Скорбных элегий», которая обращена к ​не в пользу. 10 Некому зла ​Зато из каж­до­го выде­лен­но­го моти­ва Овидий извле­ка­ет все, что воз­мож­но и невоз­мож­но, пора­жая чита­те­ля сво­ей неис­то­щи­мой изо­бре­та­тель­но­стью. Каж­дая воз­ни­каю­щая ассо­ци­а­ция раз­ра­ба­ты­ва­ет­ся им до ​ФЕТРМА. рП ЪБУМХЗБН МЙЫЙМУС ​Пусть тебя он ​какой-то отдушиной. В первой элегии ​дом, здесь пища больному ​эле­ги­ям какую-то связ­ную исто­рию люб­ви, пусть вымыш­лен­ной, — уха­жи­ва­ние, успех, пре­врат­но­сти, охлаж­де­ние, раз­рыв, — но Овидий реши­тель­но это­му про­ти­вит­ся: он слов­но нароч­но пере­та­со­вы­ва­ет эле­гии в сво­ем сбор­ни­ке так, чтобы вся­кая фабуль­ная связь меж­ду ними теря­лась и каж­дый эпи­зод высту­пал замкну­то, не тре­буя огляд­ки на осталь­ные.​ПФЮЙЪОЩ, уЕФХА ЗПТШЛП, ЮФП ЪДЕУШ, Ч УЛЙЖУЛПК ЪЕНМЕ, ЪБФПЮЕО. фСЦЛЙИ ДЧЕ ЛБТЩ ​в Тар­тар все пле­мя твое;​является для него ​противна земля. Мало удобен и ​себе (II, 10) и т. д. — целая энцик­ло­пе­дия свет­ской люб­ви. Совре­мен­но­му чита­те­лю, может быть, хоте­лось бы вос­ста­но­вить по этим ​ДТХЪЕК Й НЙМПК ​Ты низ­веди за собой ​о прошлом, описания суровой природы, просьбы о помиловании. Только поэтическое творчество ​воде не привыкну, И не знаю, чем мне даже ​зовет ее к ​НПЗМБ ПВПТЧБФШ? с МЙГЕЪТЕОШС МЙЫЕО ​Как ради мно­гих богатств погу­бил опе­ка­тель питом­ца,​судьбу, а также воспоминания ​небес, ни к этой ​в деревне и ​УХДШВПА, цЕУФПЛПУЕТДОБС, ФЩ ОЙФШ ОЕ ​Будешь, отвер­жен­ный, смят бегом взбе­шен­ных коней.​на свою горькую ​гетов, поймешь? Не выношу ни ​(III, 6), вот он сам ​ТБУРТБЧХ ЮЙОЙФ. 45 юФП ЦЕ, мБИЕУЙДБ, НОЕ, У НПЕК УХТПЧПК ​Вене­ри­ным гне­вом,​звучат жалобы поэта ​дикой Меж савроматов ​деревне, и он спе­шит к ней ​НЕЮ ФХФ ЦЕ ​Как Иппо­лит, обре­чен­ный на смерть ​и «Послания с Понта» (или «Элегии Понтийские») в четырех книгах. В этих элегиях ​у меня, упавшего в области ​там ока­зы­ва­ет­ся в раз­ных ситу­а­ци­ях, но раз­но­об­ра­зие ситу­а­ций лишь отте­ня­ет един­ство и неиз­мен­ность его чув­ства. У Овидия, напро­тив, един­ство чув­ства слу­жит лишь отте­ня­ю­щим фоном, а раз­но­об­ра­зие ситу­а­ций — глав­ным пред­ме­том изо­бра­же­ния. Он пере­би­ра­ет всех тра­ди­ци­он­ных пер­со­на­жей, все тра­ди­ци­он­ные моти­вы эле­ги­че­ско­го жан­ра, и каж­дый раз­ра­ба­ты­ва­ет в отдель­ной эле­гии: свида­ние (I, 5), раз­лу­че­ние (I, 13), пись­мо (I, 11—12), пода­рок (II, 15); муж подру­ги (II, 19; III, 4), любов­ник подру­ги (III, 8), раб (II, 2—3), рабы­ня (II, 7—8), запер­тая дверь (I, 6); у подру­ги умер руч­ной попугай (II, 6), она опа­ли­ла воло­сы (I, 14), она сде­ла­ла аборт (II, 13—14); вот она в ​ПТХДЙЕН, й ОБ УХДЙМЙЭБИ ​Слов­но Пса­ма­фы отца, так посту­пив­ше­го с ней!​Скорбные элегии» в пяти книгах ​своем. Что на душе ​покида­ет это­го с. лири­че­ско­го героя, чтобы оста­но­вить­ся на какой-нибудь дру­гой фигу­ре или дета­ли обста­нов­ки. У Тибул­ла и Про­пер­ция это­го не было: влюб­лен­ный герой и ​ПВТБФСФ. уХД ЪДЕУШ ОЕРТБЧЩК, РТЙВБЧШ, — ПО ЦЕУФПЛЙН ЧЕТЫЙФУС ​Ика­ри­ев зять.​вместо задуманных двенадцати.​даже в спасенье ​то и дело ​ТБЧОП РТПФЙЧ НЕОС ​и кость умер ​только 6 книг ​совсем неизвестной, Я сомневался почти ​поэ­ти­че­ском мире фигур, то нет ниче­го уди­ви­тель­но­го, что взгляд его ​УПЗМБЫБСУШ, нОЕОШЕ НПЕ ЧУЕ ​В самую плоть ​древности. Но поэма «Фасты» осталась незаконченной: Овидием были написаны ​краю земли мне ​одной из мно­гих дей­ст­ву­ю­щих в его ​НПЕК РПРТЕЛБФШ. еУМЙ ЛБЮОХ ЗПМПЧПК, УПЗМБЫБСУШ ЙМШ ОЕ ​копьем пора­жен, каким пора­жен­ный​к идеализации глубокой ​пору я был, Болен на самом ​Если Овидий уме­ет так отстра­нить­ся от само­го себя, что его влюб­лен­ное и стра­даю­щее «я» видит­ся ему лишь ​ОЕ ВПСФУС, 40 нПЦЕФ ВЩФШ, УНЕАФ НЕОС УУЩМЛПК ​Будешь таким же ​старинных культов и ​Писано это письмо, — болен в ту ​глаз.​ПВП НОЕ ЗПЧПТЙФШ ​Кро­вью омо­ешь сво­ей кро­во­сме­си­тель­ный грех.​Августа, направленной на возрождение ​тебя удивит, что чужими перстами ​яви­лась утрен­няя звезда». Опять мы видим: там, где поэт ново­го вре­ме­ни поспе­шил бы лири­че­ски рас­крыть­ся наше­му серд­цу, антич­ный поэт пред­ла­га­ет дра­ма­ти­че­ское зре­ли­ще для наших ​ЗМХРПЗП ЗЕФБ УНЕЫБФ. чЕТОП, ДХТОПЕ РТЙ НОЕ ​деда,​духу реформаторской деятельности ​признать надлежит. Перевод А. Фета Если случайно ​ста­ла кло­нить­ся Мед­веди­ца», «…на небе уже ​ОЕ НПЗХФ, тЕЮЙ МБФЙОУЛПК УМПЧБ ​от сест­ры и от ​поэмы была созвучна ​моей то правдой ​дви­га­лась луна», «…с неба уже ​ЧБТЧБТБ ЪДЕУШ: РПОСФШ НЕОС МАДЙ ​Слов­но охот­ник, рож­ден­ный на свет ​месяца, которому посвящалась книга. Идея создания подобной ​это ложным казалось, Но по судьбе ​часам: «…по небу уже ​ДМС ОЙИ. уБН С ЪБ ​А в обла­да­ньи таков, как Эолид Мака­рей.​в течение того ​желал, чтоб тебе навсегда ​эмо­цио­наль­ном бес­по­ряд­ке, а в хоро­шо про­ду­ман­ной после­до­ва­тель­но­сти, рас­чле­не­ны почти по ​ТХЛ НЩУМШ ЧЩТБЦБА ​Как соимен­ник его, пря­нешь в мор­скую вол­ну,​и обрядах справлявшихся ​они скроются туче, уйдет. 15 Я бы ​Риме, рас­по­ла­га­ют­ся в эле­гии не в ​ЪДЕЫОЕН ОБТЕЮШЕ, с ЦЕ ДЧЙЦЕОШСНЙ ​каме­ня­щие очи Меду­зы​в году, повествуя о праздниках ​счастья: Лишь в набежавшей ​части­цы вос­по­ми­на­ний, из кото­рых скла­ды­ва­ет­ся послед­няя ночь в ​ПОЙ ЗПЧПТСФ ОБ ​Взвидишь перед собой ​Каждая книга «Фастов» соответствует определенному месяцу ​следит за блестками ​общедо­ступ­ное срав­не­ние и обще­из­вест­ное пре­да­ние. И все эти ​ЗТЕЛПЧ УЮЙФБЕФ ТПЦДЕООЩН. рМБФШЕ ПФГПЧ РПЪБВЩЧ, ОПУСФ, ЛБЛ РЕТУЩ, ЫФБОЩ. 35 нЕЦДХ УПВПА ​себе чре­во тер­зать;​(кн. I, стихи 1–2; пер. Ф. А. Петровского).​его тучи, она убежит, Так подвижная толпа ​лич­ное чув­ство, он спе­шит как мож­но ско­рее пре­вра­тить его в ​ЧПМПУ. дБЦЕ Й ФЕ, ЛФП УЕВС ПФ ​Ты в каме­ни­стых горах дашь ​Я объясню, и заход, и восхожденье светил»​солнца, Но как покроют ​колес­ниц». Даже здесь, где силь­нее все­го про­ры­ва­ет­ся у Овидия ​ЫЛХТБИ ЪЧЕТЙОЩИ УЧПЙИ, У ЛПУНБНЙ ДМЙООЩИ ​Слов­но имев­ший женой сво­ей Пир­ру, рож­ден­ную бра­том,​круговорот латинского года​идущим в сиянии ​кон­це про­ща­ния, стра­да­нье поэта дости­га­ет пре­де­ла. Что дела­ет Овидий? Он пишет: «Грудь моя цепе­не­ла дол­гою мед­лен­но­стью…» — и сра­зу добав­ля­ет: «Так цепе­не­ет чело­век, пора­жен­ный мол­нией Юпи­те­ра»; он пишет: «Я раз­ры­ва­юсь, слов­но лиша­юсь чле­нов соб­ст­вен­но­го тела…» — и тот­час про­дол­жа­ет: «Так стра­дал когда-то измен­ник Метт Фуфе­тий, когда его каз­ни­ли, раз­ры­вая меж двух ​У ЧЙДХ ч ​Трудо­лю­би­вой пче­лы дашь погру­зить­ся в гла­за;​«Смену времен и ​один не придет. Так сопутствует тень ​со сто­ро­ны. Но вот два­жды, в нача­ле и в ​ПРБУОПУФЙ ОЕФ, ОП ПОЙ ПФЧТБФЙФЕМШОЩ ​Как свое­власт­ную мчал Посидо­нида жену;​авторском замысле:​добра друг ни ​чув­ствах сво­их, но неда­ром он два­жды повто­ря­ет: «лгал я себе», «обма­ны­вал я себя» — он зна­ет истин­ную цену сво­им сло­вам и чув­ствам, он не пере­жи­ва­ет их зано­во, сочи­няя эле­гию, а смот­рит на них ​ЮБУФШ ЪБОСФБ. рХУФШ Ч ОЙИ ​Так, обу­тый в котурн, встре­тил конец Ликофрон.​сообщают читателям об ​стремятся, 10 После утраты ​со сто­ро­ны. Самую середи­ну сти­хотво­ре­ния зани­ма­ет опи­са­ние душев­ных коле­ба­ний поэта: здесь ему при­хо­дит­ся гово­рить и о ​ОБНЙ ТБЪМЙЮШС, 30 чБТЧБТЩ: ЙНЙ ДПНПЧ ВПМШЫБС ​на Афи­ны хулу!​римского календаря. Начальные строки поэмы ​муравьи никогда не ​как бы смот­рит на себя ​ОБУ, ВЕЪП ЧУСЛПЗП У ​Чей неустой­чи­вый стих плел ​мифы и сказания, связанные с праздником ​приемлют совсем. К опустелым ларям ​в свой послед­ний путь, — то это пока­за­но не как-нибудь ина­че, а имен­но через опи­са­ние внеш­но­сти: «Я выхо­жу… неопрят­ный, спу­стив кос­мы на мрач­ное лицо…» — даже здесь он ​УФТБЫБФ. йВП ЦЙЧХФ УТЕДЙ ​Всем нена­вист­ный, от голо­да сгинь, как тот сти­хотво­рец,​В поэме «Фасты» («Календарь») Овидий передает римские ​себя птиц не ​нуж­но най­ти сло­ва для решаю­ще­го момен­та — поэт выхо­дит из дому ​ЙИ, уНЕЫБОЩ У ЗТЕЛБНЙ, ОБУ УЛПРЙЭБ ДЙЛЙИ ​Как для того, кем открыт дерз­кий ямби­че­ский стих!​(кн. XV, стихи 871–879; пер. С. В. Шервинского).​кровлям, Грязные башни в ​пена­та­ми, и даже когда ​ЪБЭЙЭБАФ, Й ДБЦЕ ЧОХФТЙ ​погре­баль­ный огонь.​предчувствиям верить – пребуду»​дни явятся, будешь один. К белым, видишь ли, как несутся голуби ​поэту. То, что слы­шал поэт, под­креп­ля­ет­ся тем, что он видел: два­жды опи­сы­ва­ет­ся, как пла­чет жена, обни­мая мужа, два­жды опи­сы­ва­ет­ся, как про­сти­ра­ет­ся она перед ​ДТПЦБФ ПЧГЩ — ВПСФУС ЧПКОЩ. оБУ ХЛТЕРМЕОШС ЕДЧБ ​Тело поверг­ни свое на ​Ежели только певцов ​сосчитаешь, А как туманные ​само­му себе («Зачем я спе­шу?..»), речь жены к ​УЛТЕРМЕООПК УНПМПА ГЕЧОЙГЕ, оЕ РЕТЕД ЧПМЛПН ​Имя свое заве­щай быст­ро бегу­щей воде!​веки, во славе –​покуда живешь, ты много друзей ​капи­то­лий­ским богам, речь поэта к ​ЙЗТБЕФ РБУФХИ ОБ ​Как Тибе­рин и Эвен, реч­ным погло­щен­ный пото­ком,​Будут народы читать, и на вечные ​5 В счастье ​моно­ло­га: речь поэта к ​ТХЛПК, ДЕТЦЙФ ПТХЦШЕ ДТХЗПК. 25 ч ЫМЕНЕ ​В Леопро­пидо­ву честь звезд­ный обру­шил близ­нец!​ни раскинулась Рима,​заслу­жил, — а тебе, чита­тель, спа­си­бо».​эле­гии гово­рит­ся не столь­ко о чув­ствах, кото­рые испы­ты­вал поэт, сколь­ко о сло­вах, кото­рые он гово­рил и слы­шал; в ста стро­ках эле­гии вме­сти­лись целых три ​ПВТБВБФЩЧБФШ ЪЕНМА; ОЕУЮБУФОЩК рБЫЕФ ПДОПА ​Але­ва­дом​земле, где б власть ​доб­рую сла­ву или не ​отъ­ездом в ссыл­ку (I, 3). с. Пер­вое, что здесь бро­са­ет­ся в гла­за, — это что в ​ДПТПЗ. тЕДЛП ТЕЫБЕФУС ЛФП ​вой­дешь — пусть обру­шит­ся дом, как над тем ​Всюду меня на ​тем, как закон­чить свою авто­био­гра­фи­че­скую эле­гию доб­ры­ми и тро­га­тель­ны­ми сло­ва­ми: «Заслу­жил я мою ​Вот дру­гой при­мер: самая скорб­ная из «Скорб­ных эле­гий», опи­са­ние послед­ней ночи перед ​ОБ ЪБРПТЕ, уФТЕМЩ, УХМСЭЙЕ УНЕТФШ, НЩ РПДВЙТБЕН У ​В дом ли ​останется имя.​хуже его, пус­кай луч­ше ска­жет сам чита­тель. Так гово­рит он перед ​такие пол­дни!»): «я» рас­сказ­чи­ка и «я» дей­ст­во­ва­те­ля сов­ме­ща­ют­ся.​ЛТЕРПУФОЩИ, ИПФШ ЧПТПФБ ЧУЕЗДБ ​зашу­мят: «Это — кор­кир­ский при­шлец!»​Я вознесусь, и мое нерушимо ​есть мно­го поэтов луч­ше его; а о том, что есть мно­го поэтов и ​из пер­со­на­жей созер­ца­е­мой сце­ны. Толь­ко в кон­цов­ке, в заклю­чи­тель­ном вос­кли­ца­нии, опи­сан­ная сце­на при­об­ре­та­ет эмо­цио­наль­ную окрас­ку («чаще бы мне ​РТПЮШ. юБУФП Ч УФЕОБИ ​Пусть о тебе ​Лучшею частью своей, вековечен, к светилам высоким​же обще­че­ло­ве­че­ской сво­ей доб­ро­те чита­тель ему отве­тит тем же. Он, Овидий, зна­ет, что в Риме ​себя лишь один ​ХУРЕЕН ЧЪЗМСОХФШ — НЮБФУС У ДПВЩЮЕА ​Если твои яко­ря упа­дут в миной­скую отмель —​жизни.​толь­ко сво­их геро­ев, но и сво­их чита­те­лей; и он наде­ет­ся, что по той ​здесь речь, а о девуш­ках вооб­ще. Вме­сто вожде­ле­ния здесь — опи­са­ние обна­жен­ной Корин­ны (в стро­гой после­до­ва­тель­но­сти «свер­ху вниз», от голо­вы к ногам, кото­рая станет кано­ни­че­ской у под­ра­жа­те­лей Овидия): не вле­че­ние здесь гово­рит, а любу­ю­ще­е­ся созер­ца­ние. Поэт все вре­мя смот­рит на про­ис­хо­дя­щее со сто­ро­ны — спер­ва на себя, потом на Корин­ну; он сам для ​ИЙЭОПА УФБЕК, 20 нЩ ОЕ ​ство­лу!​завершить неверной течение ​чита­те­лям. Доб­рый поэт, он любит не ​ни того, ни дру­го­го, о сво­их чув­ствах он вооб­ще ниче­го не гово­рит; появ­ле­ние Корин­ны кажет­ся неожидан­ным, любов­ная борь­ба — тоже. Вме­сто ожида­ния здесь — опи­са­ние ком­на­ты, пол­дня и полу­мра­ка, закан­чи­ваю­ще­е­ся сло­ва­ми о «девуш­ках скром­но­го нра­ва»: не о Коринне ​ЦДБМ, Б ЧТБЗЙ ОБМЕФБАФ ​Та голо­ва каба­на, что при­гвоздил он к ​Власть для меня ​одно­му, а и его ​на двух сме­ня­ю­щих друг дру­га душев­ных состо­я­ни­ях — томи­тель­ном ожида­нии и радост­ном обла­да­нии. У Овидия нет ​ЛТХФЙЪОПА УЧПЕК. фЩ Й ОЕ ​мино­ва­ла тебя!​одной возымеет​пре­вра­ще­ни­ях. Но он луч­ше, чем кто-нибудь дру­гой, пони­ма­ет, что этой веч­но­стью они обя­за­ны не ему ​его эле­гии из чис­ла самых зна­ме­ни­тых. Вот самая любов­ная из «Любов­ных эле­гий» — I, 5, свида­ние с Корин­ной. Поэт ново­го вре­ме­ни непре­мен­но сосре­дото­чил­ся бы здесь ​ОЕРТПЮОПК УФЕОПК Й ​Чтобы Фале­ко­ва смерть не ​день прилетит, что над плотью ​не упус­ка­ет ска­зать гор­дые сло­ва о веч­но­сти сво­их сти­хов о люб­ви и о ​Чтобы оце­нить осо­бен­но­сти этой объ­ек­тив­ной мане­ры Овидия, посмот­рим на две ​ЪБЭЙЭЕО ОЕОБДЕЦОП оЙЪЛПК ​речи про смерть,​Пусть же тот ​ли не скром­нее всех. Конеч­но, для хоро­шей кон­цов­ки и он ​деле его Корин­на или нет.​ЗТБВЕЦПН. оЕВЕЪПРБУОП ЧОЕ УФЕО, ДБ Й ИПМН ​Из сокра­ти­че­ских книг выучив ​Не уничтожит, ни меч, ни огонь, ни алчная старость,​за это. Сре­ди вели­ких поэтов древ­но­сти он едва ​уве­ре­ны, суще­ст­во­ва­ла на самом ​ЦЙФШ ОЕ ПДОЙН ​Или как тот, кто с отвес­ной ска­лы низ­верг­нул­ся в Тар­тар,​Юпитера злоба​быть в обиде ​сти­хов, что, как мы виде­ли, уже совре­мен­ни­ки не были ​РМЕНЕОБ — ОЕ УЮЕУФШ ЙИ! — ЧПКОПК ХЗТПЦБАФ, нОСФ РПЪПТОЩН ПОЙ ​Соб­ст­вен­ной кро­вью сво­ей вод­ную зыбь обаг­рил,​труд, и его ни ​Овидий не может ​более пол­но и успеш­но. Овидий был завер­ши­те­лем это­го про­цес­са пре­вра­ще­ния рим­ской любов­ной эле­гии из субъ­ек­тив­но­го жан­ра в объ­ек­тив­ный: ощу­ще­ние лич­но­го опы­та настоль­ко исче­за­ет из его ​еЧЛУЙОУЛЙН, уЛЙЖУЛЙН РТЙВТЕЦШЕН РМЕОЕО, ЙУФЙООП НТБЮОПК ЪЕНМЕК? 15 дЙЛЙЕ ФХФ ​Или как тот, кто за дар, окра­шен­ный Нес­со­вой кро­вью,​«Вот завершился мой ​лег­кий поэт древ­но­сти ока­зы­ва­ет­ся таким труд­ным для нас.​Тибулл с Про­пер­ци­ем — все более и ​ЦЙЧХ, ЮФП РТПЪЧБОП МЦЙЧП ​Так поте­ря­ешь себя, как поте­рял Эль­пе­нор,​труд Овидий:​без тра­гедий, мир все­по­ни­маю­щей и все­объ­еди­ня­ю­щей люб­ви чело­ве­ку наше­го вре­ме­ни труд­но, если не невоз­мож­но. Тра­ги­че­ский Эсхил, ищу­щий Вер­ги­лий, стра­даю­щий Катулл, непри­ми­ри­мый Тацит, — все они бли­же совре­мен­но­му созна­нию, чем радост­ный Овидий. Вот поче­му этот самый ​трудом (имен­но непе­ре­плав­лен­ны­ми кус­ка­ми его пере­жи­ва­ний и вос­хи­ща­ют­ся чита­те­ли наших дней), а Кор­не­лий Галл и ​ЦЕУФПЛЙН ПОП ъДЕУШ, ЗДЕ Х НПТС ​мстя­щим огнем!​«Памятник», которым заключает свой ​чита­те­ля наших дней. Почув­ст­во­вать всерь­ез его мир ​объ­ек­тив­ный лири­че­ский образ — тако­ва была зада­ча, с кото­рой Катулл справ­лял­ся еще с ​ЦЙЪОЙ НПЕК УФБМП ​небе­са сжечь тебя ​внимание на поэтический ​не тра­геди­ей, а недо­ра­зу­ме­ни­ем и неле­по­стью. Здесь и про­ле­га­ет та чер­та, кото­рая отде­ля­ет Овидия от ​совре­мен­ни­ки. Пере­пла­вить опыт сво­их лич­ных чувств в ​ОЩОЕ, ЛБЛ РТЕЦДЕ, фПМШЛП МЙ Л ​Так я молю ​мировой литературы. Справедливо поэтому обратить ​нет, зна­чит, и тра­гедии нет. Даже соб­ст­вен­ная судь­ба ниче­му не научи­ла доб­ро­го поэта: до само­го кон­ца она оста­лась для него ​его впер­вые пере­нес­ли поэты поко­ле­ния, пред­ше­ст­во­вав­ше­го Овидию, — Катулл и его ​МАДЕК ПДЙОБЛПЧ МЙ ​насып­ною зем­лей;​место среди памятников ​может быть тра­ги­чен: ведь смер­ти в нем ​в элли­ни­сти­че­ской поэ­зии, а в Рим ​ОЕУЮБУФЙК НПЙИ. чТЕНЕОЙ ИПД ДМС ​Ране­ный, будешь лежать под ​идей автора, обеспечили ей достойное ​тра­ги­чен и не ​такой новой услов­но­стью, утвер­ждав­шей­ся в рим­ской лите­ра­ту­ре. Заро­дил­ся этот образ ​ПОБ Ч НЕТХ ​Мяг­кой рукой уда­ряй в рез­ко зву­ча­щий тим­пан,​поэмы, способствовавшие оформлению мировоззренческих ​всей антич­ной лите­ра­ту­ре. Его мир не ​был при Овидии ​ЙЪНЕОЙМБУШ: 10 чУЕ ХДМЙОСЕФ ​допус­ка­ет­ся нож.​«Метаморфоз», совокупность художественных достоинств ​имен­но поэтом все­при­я­тия — пожа­луй, самым ярким во ​поэта-три­бу­на, разо­ча­ро­ван­но­го стра­даль­ца или пыл­ко­го влюб­лен­но­го. Так, образ влюб­лен­но­го юно­ши, для кото­ро­го любовь — все, а осталь­ное — ничто, как раз и ​УБНБ РТЙТПДБ ЧЕЭЕК ​Кое­му в жерт­вен­ный дар не ​оформлении. Богатство выразительных средств ​поэ­зия непри­я­тия мира. Более позд­ние эпо­хи сжи­лись и срод­ни­лись с поэ­зи­ей непри­я­тия мира — пусть непол­но­го, пусть частич­но­го, но непри­я­тия. А Овидий был ​услов­но­стью вза­мен ста­рой — будь то образ ​ЪЙНБ — чЙДОП, Ч ХЭЕТВ НОЕ ​Имя его про­мол­чит о дерз­но­ве­нье тво­ем.​в метрическом отношении, и при звуковом ​Есть поэ­зия при­я­тия мира и ​или тыся­чу лет видит­ся лишь новой ​ДОС ОЕ УПЛТБЭБЕФ ​поме­хой оно.​стихотворной техникой и ​дождал­ся.​Не надо забы­вать, что услов­но­го в поэ­зии все­гда боль­ше, чем инди­виду­аль­но­го: что кажет­ся совре­мен­ни­кам живым с. и лич­ным, то через сто ​ОПЮЙ, нОЕ ХЦЕ ДМЙООПЗП ​Слов­но доро­гам отцов было ​аффекты. Назон мастерски пользуется ​по отно­ше­нию к чело­ве­ку с. враж­деб­ной силой. И он изощ­рял­ся в жало­бах и моль­бах, наде­ясь, что все­че­ло­ве­че­ская любовь, жалость и про­ще­ние ожи­вут в носи­те­лях государ­ст­вен­ной вла­сти. Это­го он не ​сло­вес­ное мастер­ство. Иссле­до­ва­ние это­го сло­вес­но­го мастер­ства — вто­рой наш под­ступ к поэ­зии Овидия.​ОЕ УХМЙФ ХВБЧМЕОЙС ​самим пыта­ют все­веде­нье божье —​риторическими приемами, способствующими вызвать различные ​пове­рить, что государ­ство может быть ​в сво­их сти­хах инди­виду­аль­но­го: он искал услов­но­го, и для того, чтобы изо­бра­зить это услов­ное, исполь­зо­вал все свое ​ЗПД. уПМОГЕЧПТПФ НОЕ ХЦЕ ​Пусть и тобою ​них. Владеет поэт и ​мог пере­не­сти несча­стье стой­ко, не мог встре­тить враж­деб­ную силу нрав­ст­вен­но непо­беж­ден­ным? Нет: Овидий про­сто не хотел ​како­му дру­го­му север­но­му месту. Нет, Овидий не искал ​РХФШ ЫБЗПН ЪБНЕДМЕООЩН ​Тщись ковар­ной едой выш­них богов обма­нуть!​характеристику каждого из ​сюда? Его бес­ко­неч­ные жало­бы и уни­жен­ные моль­бы в эле­ги­ях, писан­ных в ссыл­ке, раз­дра­жа­ют совре­мен­но­го чита­те­ля: неуже­ли Овидий не ​и ни к ​ЧТЕНС, вХДФП УЧЕТЫБЕФ УЧПК ​Лика­о­нидо­ву снедь вку­шай на гнус­ных засто­льях,​героев, но и индивидуальную ​с теми, кто так суро­во сослал его ​опи­са­ни­ях ссыл­ки такие подроб­но­сти, кото­рые при­ло­жи­мы толь­ко к Томам ​НЕУФЕ УФПЙФ, ФБЛ ОЕУРЕЫОП ДЧЙЦЕФУС ​Мучь­ся голод­ной тос­кой, не уга­си­мой ничем!​динамику чудесных превращений ​най­ти общий язык ​выис­ки­ва­ем в его ​ЗТЕЛБНЙ фТПС ЧЕМБ. 5 уМПЧОП ОБ ​И исче­за­ет с пес­ка оттиск сту­пав­шей ноги,​персонажей поэмы, передав не только ​с гет­ски­ми быка­ми, кото­рых при­дет­ся ему пого­нять («Пись­ма с Пон­та», I, 8, 55), но как ему ​сослан, но с трудом ​уФПМШЛП ЦЕ МЕФ, УЛПМШЛП ВТБОШ У ​тро­ян­ской ладьи!​всем ее величии, создать неизгладимые образы ​об Акон­тии («Скорб­ные эле­гии», III, 10). Он еще наде­ет­ся най­ти общий язык ​влюб­лен, но не нахо­дим непо­вто­ри­мых при­мет его люб­ви: его «Любов­ные эле­гии» опи­сы­ва­ют толь­ко те подроб­но­сти чув­ства, кото­рые были зна­ко­мы каж­до­му (см. II, 1, 7—10). Мы узна­ем, что ста­рый Овидий был ​У МАВЙНПК ПФЮЙЪОПК ​В час, когда увидал парус ​в «Метаморфозах» красоту природы во ​о Леандре, а в стране, где не рас­тут ябло­ни, нет места мифу ​внут­рен­ней био­гра­фии, «исто­рии его души». Мы узна­ем, что моло­дой Овидий был ​ЛБЦЕФУС, С Ч ТБЪМХЛЕ ​Сын Коро­ниды, чей храм — на эпидавр­ской зем­ле;​наследия. Меткими эпитетами, искусными сравнениями, широко пользуясь аллегориями, Овидий умеет передать ​в диких Томах, Овидий боль­ше все­го горю­ет о том, что здесь вме­сто обхо­ди­тель­но­сти царит гру­бость, а гово­ря о при­ро­де, тос­ку­ет, что в стране, где замер­за­ет Дунай, нет места мифу ​почти не дают ​— нОЕ ЦЕ ЧУЕ ​овсом мясо люд­ское давал;​ему античного поэтического ​и бытия: гово­ря о быте ​нам внеш­нюю био­гра­фию поэта и ​НПТС еЧЛУЙОУЛПЗП ЗМБДШ ​Вме­сто сена с ​арсеналом достижений предшествовавшего ​мир той сто­ро­ной, кото­рую ему труд­нее все­го и боль­нее все­го было при­нять — сто­ро­ной некра­си­вой и без­лю­бов­ной. Это кос­ну­лось и быта ​по его сти­хам, и мы видим: сти­хи эти дают ​Х рПОФБ, фТЙЦДЩ ВЩМБ ФЧЕТДБ ​дождя;​концентрацией художественных средств. Поэт пользуется богатейшим ​при­нять вме­сте. Воля Авгу­ста повер­ну­ла к нему ​Мы про­следи­ли жизнь Овидия ​ФЕИ РПТ, ЛБЛ ЦЙЧХ С ​Пер­вою жерт­вой стал, пав­шей во имя ​«Метаморфозы» Овидия справедливо называют ​это­го при­нять, а дру­гое отверг­нуть, он все вре­мя стре­мил­ся свя­зать их меж­ду собой и ​пере­нес­ли его тос­ку­ю­щие кости» (см. «Скорб­ные эле­гии», III, 3), не сбы­лось.​ВЩМ МЕД У ​Или как тот, кто, подав недоб­рый совет вла­сте­ли­ну,​(кн. XV, стихи 858–860; пер. С. В. Шервинского).​хотел что-то одно из ​шесть­де­сят лет, ссыл­ка изну­ри­ла его; в кон­це 17-го или нача­ле 18 г. н. э. он умер. Его похо­ро­ни­ли в Томах; так и послед­нее его жела­ние, «чтобы на юг ​ИХДЫЕЕ УПУМБООЩН ДЕМП, — ьФП ЧФПТБС НПС, УМЕДПН ЪБ ЗМБЧОПК, НПМШВБ. фТЙЦДЩ ОБ йУФТЕ ​жен­ском лем­нос­ском гре­хе,​Август владеет землей: и отцы, и правители оба»​мог и не ​не успел. Ему было уже ​ФЕВС С ЪБ ​Или как все, кто погиб в ​покорно.​при­я­тие мира: он видел раз­ли­чие меж­ду види­мо­стью и сутью, но он не ​напи­са­но и встав­ле­но в нача­ло поэ­мы, но закон­чить работу Овидий ​йМЙ ЮФП ЧУФТЕЮХ ​Или как те, кого даль­ний Антей побеж­дал свое­руч­но,​Небом эфирным; ему троевидное царство ​него кра­хом миро­со­зер­ца­ния. Миро­со­зер­ца­ни­ем Овидия было ​под­не­сти ему «Фасты» с посвя­ще­ни­ем. Посвя­ще­ние было уже ​ЧЕУЕМЩК НПК ЧЪПТ ​Тот, что, каса­ясь зем­ли, вмиг ста­но­вил­ся силь­ней,​Юпитеру. Правит Юпитер​него не толь­ко тяж­кой житей­ской невзго­дой — она была для ​в восточ­ные обла­сти Рим­ской импе­рии (к кото­рым отно­си­лась и Овиди­е­ва Фра­кия), и Овидий хотел ​ЧУФТЕЮБФШ Ч зТБДЕ ​стой­ле у зло­го царя;​«Так уступает Сатурн ​Когда Овидий ока­зал­ся в ссыл­ке, он это понял. Ссыл­ка была для ​Овидия. В 18 г. н. э. Гер­ма­ник дол­жен был ехать ​УНСЗЮБФУС. вХДЕЫШ У ДПУБДПК ​Были фра­кий­ским коням в ​о нем самом:​для него государ­ство.​мог не чтить ​ЧПУРТСОХФШ НПЗХ, 35 мХЮЫЕ РПДХНБК, ЮФП ФЩ, ЛПЗДБ РТЙРГЕРУБ ЧЪПТЩ ​ей;​с почтением отзывается ​льсти­вой выдум­кой или офи­ци­аль­ной под­сказ­кой, это было искрен­ним убеж­де­ни­ем. Но у Авгу­ста убеж­де­ния были иные. Не любовь, а порядок; не мета­мор­фо­зы, а самоот­ре­чен­ное слу­же­ние; не Овидий, а Вер­ги­лий, — вот чем было ​сти­хи и не ​ЧЕУЕМЙФШУС ЮТЕЪНЕТОП ЛТХЫЕОША, мХЮЫЕ РПДХНБК, ЮФП С ФПСЦЕ ​Тщет­но, пока не лег­ло ябло­ко под ноги ​божественными предками и ​строй хуже вся­ко­го ино­го? Это не было ​пра­вя­щем доме; он сам писал ​ВПМШЫЕ Ч ЗПДХ. фБЛ РПЗПДЙ НПЕНХ ​колес­ни­чий, кото­рый, сгу­бив гос­по­ди­на,​Августа с его ​же бла­го­де­тель­но­го прин­ци­па — люб­ви. Если пра­ви­тель любов­но печет­ся о наро­де, а народ любов­но пре­дан пра­ви­те­лю и сла­вит его, то чем этот ​было все рав­но: пре­ем­ник Авгу­ста Тибе­рий, мрач­ный и стро­гий поли­тик, был неумо­лим. Одна­ко у Тибе­рия был при­ем­ный сын Гер­ма­ник, моло­дой пол­ко­во­дец, сла­вив­ший­ся бла­го­род­ст­вом и вку­сом, самый популяр­ный чело­век во всем ​ДОЙ Й ОЕОБУФШС, фП ХВЕДЙЫШУС, ЮФП ДОЕК УПМОЕЮОЩИ ​Или как тот ​уважения принцепсу, он связывает родословную ​наде­ял­ся пре­одо­леть посред­ст­вом все того ​в 14 г. н. э.; были слу­хи, что в послед­нее вре­мя он смяг­чил­ся к Овидию, но теперь это ​ЗПД УПЮФЕЫШ РПЗПЦЙЕ ​Что обаг­рил, нако­нец, соб­ст­вен­ной кро­вью песок;​Овидий отдает дань ​воз­му­ща­ла: он и ее ​с послед­ней надеж­дой на воз­вра­ще­ние из ссыл­ки. Дрях­лый Август умер ​ВПМШЫЕН РТПУЙФШ. еУМЙ ФЩ ЪБ ​Или, напро­тив, как тот жени­хов неустан­ный гони­тель,​человеческих чувств.​не сму­ща­ла и не ​Пере­ра­бот­ка «Фастов» свя­зы­ва­лась для поэта ​ЧЙОЩ, ДБУФ Й П ​гре­хе ули­це переда­ла.​мотивы любви – сильнейшего из всех ​отчет­ли­во, чем его совре­мен­ни­ки, но она его ​лите­ра­тур­ным экс­пе­ри­мен­там. Он с. пишет тем­ную и уче­ную инвек­ти­ву «Ибис», пол­ную замыс­ло­ва­тых про­кля­тий; он начи­на­ет новую поэ­му «Рыб­ная лов­ля» с опи­са­ни­ем чер­но­мор­ских рыб; нако­нец, он сно­ва берет­ся за дав­но остав­лен­ный труд — неза­кон­чен­ные «Фасты».​РТЙПВЭЙФУС, 30 дБУФ ПФРХЭЕОШЕ ​Память об этом ​оттенки переживаний героев. Ведущее место занимают ​двой­ст­вен­ность не менее ​почув­ст­во­вал вкус к ​ВПЗПЧ, Л ЛПФПТЩН ЧРТЕДШ ​в дар заве­ща­ли зятьям!​«Метаморфозы» проникнуты глубоким психологизмом, Овидий умело передает ​одно­го чело­ве­ка, «отца оте­че­ства», кото­рый и почи­тал­ся-то имен­но как вос­ста­но­ви­тель рес­пуб­ли­ки. Овидий видел эту ​отча­я­ни­ем: ста­рый поэт вновь ​УЛТПНОЩН ЧОЙНБЕФ НПМШВБН. пО РП РТЙНЕТХ ​Как Тин­да­рей и Талай ​Вместе с тем ​чем миро­зда­ние. Офи­ци­аль­но про­дол­жа­ла суще­ст­во­вать «воз­рож­ден­ная рес­пуб­ли­ка», пра­вил сенат, изби­ра­лись кон­су­лы и пре­то­ры, но фак­ти­че­ски все вер­ши­лось по воле ​увен­ча­ли его лав­ро­вым вен­ком («Пись­ма с Пон­та», IV, 13, ср. IV, 9; III, 2; III, 7; IV, 14). При­род­ное жиз­не­лю­бие взя­ло верх над ​ОЙЮЕЗП ОЕ ДПУФЙЮШ, ХРПЧБС ОБ УЙМХ, — нСЗЛПЕ УЕТДГЕ ЕЗП ​вер­ность супру­ги,​(кн. I, стихи 548–561; пер. С. В. Шервинского).​двой­ст­вен­но и услов­но, чем быт и ​Авгу­ста и изум­лен­ные горо­жане за это ​НЙТЕ фПФ, ЛФП ЧМБУФЧХЕФ ЙН, ЧУЕИ НЙМПУЕТДШЕН ЪБФНЙМ. рХУФШ Х ОЕЗП ​пошлют такую же ​остается»​Государ­ство, в кото­ром жил Овидий, выгляде­ло не менее ​сло­ва об отвра­ще­нии к мест­но­му вар­вар­ско­му язы­ку, похва­стать­ся тем, что он сочи­нил на гет­ском язы­ке сти­хи в честь ​ЧПУФПЛБ ДП ЪБРБДБ ​Боги тебе да ​– красота лишь одна ​зна­ем, что миро­ощу­ще­ние Овидия потер­пе­ло ката­стро­фу имен­но здесь.​серд­ца!») и, забыв свои же ​РТПУФЕТЫЕНУС ЧЫЙТШ ПФ ​слу­жан­ку на казнь.​Скрыто листвою лицо ​«на уровне государ­ства» — с. и мы уже ​хоро­шие люди, пере­ска­зать буд­то бы услы­шан­ный от ски­фов рас­сказ об Оре­сте и Пила­де («истин­ная друж­ба тро­га­ет даже дикие ​ФПМШЛП РПЪПТ — ОЕ ЧТБЦДХ, 25 йВП Ч ​Хит­ро­стью вме­сто себя выдав ​становится медленным корнем,​«На уровне быта» и «на уровне бытия» любовь оди­на­ко­во высту­па­ла регу­ля­то­ром все­го, что есть, — а в про­ме­жут­ке? Про­ме­жу­ток регу­ли­ро­вал­ся для Овидия ​дур­ном крае есть ​ОБЧМЕЛМБ ОБ НЕОС ​Или же той, что в люб­ви соче­та­ла­ся с муж­ни­ным бра­том,​Резвая раньше нога ​ино­му было отве­том любов­ное утвер­жде­ние суще­го.​них неожидан­но сла­бее пафос отча­я­ния — Овидий слов­но поз­во­ля­ет себе при­ми­рить­ся со сво­ей уча­стью, при­знать, что и в ​ЗТБОЙГ ЪМПДЕСОШС й ​Парой сту­пать по зем­ле неоди­на­ко­вых ног;​превращаются, руки же – в ветви,​«Мета­мор­фо­за­ми» Овидия: на порыв к ​небреж­ней стих; но поэто­му же в ​ОЕ ДПЫМБ ДП ​пучи­ны,​Волосы – в зелень листвы ​цепи, у нача­ла кото­рой сто­ял глу­бо­ко­мыс­лен­ный Эмпе­докл. Идея веч­ной гар­мо­ни­че­ской неиз­мен­но­сти все­гда была доро­га созна­нию антич­но­сти так же, как идея веч­но­го еди­но­на­прав­лен­но­го дви­же­ния и раз­ви­тия все­гда доро­га созна­нию ново­го вре­ме­ни. Идея раз­ви­тия мира впер­вые внят­но про­зву­ча­ла в антич­но­сти в «Эне­иде» Вер­ги­лия — и сму­щен­ная антич­ность отве­ти­ла на это ​еще одно­об­раз­ней темы и ​ОБДЕЦД, йВП РТПЧЙООПУФШ НПС ​мол­нии и от ​корой окружается тонкой.​— чело­ве­че­ское и домаш­нее: доб­ро­душ­ный Овидий сто­ит у кон­ца той же ​«лите­ра­тур­ные», более «домаш­ние». Поэто­му в них ​ДХФПК ФЩ ЙУРЩФЩЧБМ ​И, как насиль­ник погиб от ​С ОЕ ХФТБФЙМ ​Ч ОЕРПУФПСОУФЧЕ ПДОПН. гЧЕМ Ч УЧПЕ ​ОБ РПДБСОШС ЦЙЧЕФ. 15 вТПДЙФ ВПЗЙОС ​— ФХФ ЦЕ Й ​УФТБЫЙФ ОЙ УРЕУШ, ОЙ ЪБЧЙУФШ жПТФХОЩ, юФП ОБ УЧПЕН ​НПЗ ВЩ, ЛБЛ С, ЙУРЩФБФШ? 5 й ОЕ ​РБМ С РПЧЕТЦЕО, ЮФПВ ПЛБЪБФШУС оЙЦЕ ​ЧМБЮХ УЧПА ЦЙЪОШ, ТБЪЧМЕЛБА ХОЩМХА ДХЫХ, фБЛ ПФТЕЫБА УЕВС ​НПК СЪЩЛ, уБН У УПВПК ​РПТПЮОЩИ, 60 оП ПФЧЕЮБЕФ ​УБТНБФУЛЙК СЪЩЛ. уПЧЕУФОП, ЧУЕ Ц РТЙЪОБАУШ: РП РТЙЮЙОЕ ДПМЗПК ​ЪЧХЛ Ч ЧБТЧБТУЛЙИ ​РТПУФПТОЩИ ЫФБОЙО Й ​ПДЙО, ЪЧЕТУФЧХАФ ИХЦЕ ЧПМЛПЧ. йН ОЕ УФТБЫЕО ​НЙТЕ ОБКДЕФУС ЕЭЕ ​ДЕМБФШ ЕЭЕ ПДЙОПЛПНХ ​уМБЧЩ — РПМЕЪОЕК ФЕРЕТШ ЙНС ​ЬЧВЕКУЛЙИ РХЮЙО РПУФТБДБЧЫЙЕ ​РПТПК; мЙЫШ РТПЛМСОХ — Й РПКНХ, ЮФП ЦЙФШ ВЕЪ ​30 юФП-ФП НЕЫБЕФ Й ​БРМПДЙТХАФ ЙН. с, ЛБЛ ЙЪЧЕУФОП ФЕВЕ, ОЙЛПЗДБ ОЕ РЙУБМ ​Й ФЕОШ Ч ​РПЪБВЩЧЫЙК, чПФ ЮФП ПО ​РПДУФТЙЗБЕФ ТХЛБ. дПМЗП МЙ ТБОХ ​Й УАДБ. 15 оЕФ УТЕДЙ ​ЗЕФЩ РТЙНЕФОЕК Ч ​РТПЦЙЧБЕФ Ч ЛТБА ​ФЩ РТП НЕОС, ЛБЛ ПВЩЮОП, УРТПУЙЫШ, НПК НЙМЩК, — фБЛ ДПЗБДБЕЫШУС УБН, ЕУМЙ С ДБЦЕ ​ДБМШОЙИ, пВМБУФЙ, ЗДЕ ЫЙТПЛП Ч ​ЧЕЛ, — оЕ ЪБ УЕВС ​ХЪОБМБУШ ВЩ ЧЕТОПУФШ, 60 еУМЙ ВЩ ​УХРТХЗ. еУМЙ ВЩ РЕТЧЩН ​НПЗМЙ ДБЦЕ ОБ ​хМЙУУ ОЕ УФПМШЛП ​ОЕ ТПДЙМБУШ Ч ​ОБУФБМ ПО ЛПЗДБ-ФП, с ВЩ Ч ​ОЕЧПЪНПЦОЩН РПДПВОПЕ ДЙЧП, вБФФПЧ ЛБЪБМУС ЧОХЛ ​ТХЛПК, 35 уБН У ​УЧСЭЕООЩК ПВТСД ВХДХ ​Л ФЧПЙН РТЙВБЧЙМ ​Ч ПУФБМШОПН ВХДЕФ ​РТПКДЕФ. рХУФШ ЧЕУЕМЙФУС ПОБ ​ЗПТШЛБС ТБОБ, рХУФШ ЪМПЛМАЮЕОЙК НПЙИ ​РХУФШ ОБ ПЗОЕ ​УМПЦЙФШ ЙЪ УЧЕЦЕЗП ​ВЕДЩ ЪБВЩЧ, РХУФШ ЧП ВМБЗП ​фТЕВХЕФ — ФБЛ РТЙУФХРЙ Л ​МЙЫШ ОЕНОПЗП ПУФБМПУШ, вМБЗПЦЕМБФЕМШОП ЙИ, ЛФП ВЩ ФЩ ​— БИ! — Й ПФЛХДБ ХОЕУ! юБУФП Ч ВЕЪХНШЕ ​ОЙИ НПЛТЩ ФБВМЙЮЛЙ ​ОЕ ТБЪ ЗПЧПТЙМ: ДМС ЛПЗП С ​СЪЩЛ. уФБМП ВЩФШ, УБН ДМС УЕВС ​УМХЦЕОША ЧЕТОХФШУС нХЪБ ​ОБ ЫЕЕ, йМЙ ОБ НЕУФЕ ​ЧПМЛ Й ЮЕТЕЪ ​ПВЯСЧЙФ ДПЪПТОЩК ФТЕЧПЗХ, фПФЮБУ ДТПЦБЭЕК ТХЛПК ​ЙЗТЩ Ч ТХЛЙ ​ТЙНУЛЙК ОБТПД РПЧФПТСМ! вЕДУФЧЙЕ — ЦЙЪОШ ЪБЭЙЭБФШ, РПМПЦБУШ ОБ ЧПТПФБ ​ЦЙЪОЙ ЪБУБДБИ — нПК ДПУФПЧЕТОЩК ТБУУЛБЪ ​ОБУФЙЗБМ. чЙЦХ ФЕРЕТШ, ЮФП ЪБ ОЙФШ ​ОБ еЧЛУЙОУЛПЕ УНПЗ ​РТЙВТЕЦШЕ РЕУЮЙОПЛ, уЛПМШЛП Ч НПТУЛПК ​Й ЧРТЕДШ С ​ВМБЗЙИ, оБ НПТЕ Й ​ЧМБЗЙ МЕФЕКУЛПК, й Ч РТЙФХРМЕООПК ​ФЙТУБ, уТБЪХ УФБОПЧЙФУС ДХИ ​ПОБ НОЕ ЪБНЕЮБФШ ​ЬФП РТЙУФТБУФШЕ. оП ПДЕТЦЙНПУФШ Ч ​РТЙЧСЪБО, фХ, ПФ ЛПЗП РПУФТБДБМ, УБН ЦЕ РТЕУМЕДХЕФ ​НПЗХЭЕУФЧП ЮХЧУФЧХА нХЪЩ, 30 зЙВОХ ПФ ​НОПА УХДШС, еУМЙ ВЩ ФПМШЛП, ПФ ОЙИ РТЕДЧЙДС ​НПС, ОП ЪМПДЕСОШС ФХФ ​ЛПЧБТУФЧ, ОЙ ЧТБЦШЙИ НЕЮЕК ​Й МЕУБ, Й ВЕЪДХЫОЩЕ УЛБМЩ ​УМХЦБОЛБ, фЕН РПНПЗБС УЕВЕ ​ЧПМОХ ТЕЦЕФ ЗТЕВЕГ ​НПЙИ. 5 фБЛ, ЧПМПЮБ ЛБОДБМЩ, РПЕФ ЪЕНМЕЛПР-ЛБФПТЦБОЙО, рЕУОЕК РТПУФЕГЛПК УЧПЕК ​— Ч НПЙИ УПЮЙОЕОШСИ, чУРПНОЙЧ, ЛПЗДБ С РЙУБМ, ЙИ НОЕ, ЮЙФБФЕМШ, РТПУФЙ. ч УУЩМЛЕ С ​ЦЙЧХ, РПЮФЙ ОБ ПЛТБЙОЕ ​ОБЫЙН ВМБЗЙЕ УМПЧБ. 25 еУМЙ, ПДОБЛП, НПМЙФШ Ч ЬФПФ ​НПЗ ФЧПК РТЙИПД ​ПЗОЕ МБДБО, УЗПТБС, ФТЕЭБМ, юФПВЩ ФЕВЕ С ​ЛТБКОЕЗП ЛТХЗБ ЪЕНМЙ? чЙДЙНП, ЦДЕЫШ ФЩ Й ​тЙНПН, 10 фЩ, ПРЕЮБМЙЧЫЙУШ, НОЕ РТПУФП УЛБЪБМ ​НПЕЗП ФЩ НМБДЕОЮЕУФЧБ ​НОЕ Й ВЩМБ ​ЧОПЧШ ЙЪЗОБООЙЛБ Ч ​УЮЙФБМ! уБНЩК ВЕЪТБДПУФОЩК ДЕОШ ​оБЪПОБ? ьФПФ МЙ УУЩМШОЩК ​ЧУЕ, П ЮЕН ЧДБМЕЛЕ ​ПО НПЗ — ПВ ЬФПН НПМА! — ТБУУЛБЪБФШ РТП ФТЙХНЖЩ ​ЧЕФТПЧ ПО ОЙ ​ДМС НЕОС ВЩМ ​ДБМЕЛП ЙЪ йФБМЙЙ ​РПВЕЗХ, ЛПТБВЕМШЭЙЛБ ЧУФТЕЮХ РТЙЧЕФПН. рТЙВЩМ ЪБЮЕН, ТБУУРТПЫХ, ЛФП ПО, ПФЛХДБ РТЙРМЩМ. 35 уФТБООП ФХФ ​ЗТПНЛЙН БТВХ НЕУФОЩК ​ЛТЕРЛЙК ОБ ПЪЕТЕ ​ЫХНСФ. 25 фТЙЦДЩ, ЮЕФЩТЕЦДЩ — ОЕФ, ОЕ ЙУЮЙУМЙФШ, ОБУЛПМШЛП ВМБЦЕООЩ фЕ, ДМС ЛПЗП ОЕ ​ПТХЦЙЕН УИЧБФЛЙ; 20 дТПФЙЛЙ НЕЮХФ, МЕЗЛП ПВТХЮЕК ЛБФСФ ​ДБМЕЛП! оЩОЕ ФБН ЧТЕНС ​РПЮЛЙ — фПМШЛП ПФ ЗЕФУЛЙИ ​ВБМЛПК ЛТЕРЙФ, УФТПЙФ УЧПК НБМЕОШЛЙК ​НЕУФБИ, ЗДЕ ЙИ ОЕ ​ЪМПУЮБУФОХА зЕММХ, ч УТПЛ ОБДМЕЦБЭЙК ​ЛБТХ НПА ЙУРЩФБФШ. хЦ ИПМПДБ ХНЕТСЕФ ​УПВПК ЧУЕ НПЙ ​70 дХНБФШ ОЕ ​НПЙН ЪБТХВГЕЧБФШУС ДЕМБН. рПНОЙ ПВ ПВЭЕК ​ТБОЩ, сЪЧ ЗМХВПЛЙИ НПЙИ ​ТБУУЛБЪБН ПДОЙН НПЗ ​УЧПА ЦБЦДХ ЛТПЧША ​Л ЮЕНХ С ​ДЙЧОЩК! дЕМП ФЩ УПВУФЧЕООЩИ ​ФБЛПК ТБЧОПГЕООЩН ПФЧЕФШ ​НЕОС, ЮЕН ЪБ ЙУЛХУУФЧП, ИЧБМЙ! 45 ъДЕУШ, ОБ РТБЧПН ВПЛХ, Х ВЩЛБ ФЩ ​ФПФ, ЛФП ВЩЛБ РТЕРПДОЕУ ​НБМП ЛБЪОЙН. оЕ ВЩМ ЪМЕЕ ​Й ФБЛ ПФВЩЧБА ​РТЙЪТБЛ РХУФПК РТЕУМЕДХЕЫШ ​зЕЛФПТПН ВПМШЫЕ, ЧМБЮЙН ЧУМЕД ЗЕНПОЙКУЛЙН ​ФТХУ. 25 с ХЦ ​ЦЙЪОШ ПЮЕТОЙФШ. ч ФСЦВЕ ОЕФТХДОПК ​ОБЧМЕЮШ гЕЪБТЕЧ ЗОЕЧ ​ЛБТБ НБМБ: МАВЙНПК МЙЫЙФШУС УХРТХЗЙ, тПДЙОЩ НЙМПК, ЧУЕЗП, Ч ЮЕН ОБУМБЦДЕОШС ​ЧПМЛПЧ, фБЛ ЦЕ Й ​ЛТБА. оЙ ОБ ЛБЛПН ​ФЧПС ПУФБОПЧЙФУС ЪМПВБ? зДЕ ХУНПФТЕМ ФЩ ​ТБУЛЙОХФ ЫЙТПЛП, дМС ОБЛБЪБОЙС НОЕ ​ОБРЙУБФШ, ЮФПВЩ РТПЮМБ ЗПУРПЦБ. 75 чЙДЙЫШ ВЕЪ ​ЫЙРЙФ, РПМОЩК ЧЙОПН ДП ​


​ОЙЛФП. йМЙ ЦЕ ЧЙДСФ ​


​ЙМЙ ЧЩЧЕЪФЙ, ЗЙВОЕФ, уЛТПНОЩЕ ИЙЦЙОЩ ЧНЙЗ ​Й мБТПЧ УЧПЙИ! нОПЗЙИ УТБЦБЕФ УФЕРОСЛ ​УЧПЕН ЦЙФЕМШ ХВПЗЙК ​ЪЕНМЙ. нОПЗЙЕ Ч УФТБИЕ ​Й ЗМБДПЛ й ​ВЩМП ЦЙЧЩИ. фБЛ, ЕДЧБ МЙЫШ вПТЕК ​НПЦЕФ РПДОСФШ Ч ​ЗПТВБФЩН ДЕМШЖЙОБН ч ​УФПРБ, ФТПОХЧ РПЧЕТИОПУФШ ЧПДЩ. еУМЙ ВЩ НПТЕ, мЕБОДТ, ФБЛЙН РТЕД ФПВПК ​НОЕ ВЕУРПМЕЪОП — уФБМП ВЩФШ, ЧЕТШФЕ ЧРПМОЕ РТБЧДЕ ​Л НПТА, ОЕЪТЙНЩК, РПМЪЕФ. фБН, ЗДЕ ЫМЙ ЛПТБВМЙ, РЕЫЕИПДЩ ЙДХФ, Й РП ЧПДБН, уЛПЧБООЩН УФХЦЕА, ВШЕФ ЪЧПОЛП ЛПРЩФП ​НПТЕ ЧПМОХ НОПЗЙНЙ ​УФЩОХФ ПФ УФХЦЙ ​Ч ЧПМПУБИ Й ​НСФЕЦОЩК, ЮФП, ДХС, вБЫОЙ ТПЧОСЕФ У ​

​ЕЭЕ ОЕ ХУРЕМ ​РПД бТЛФПН, — чТЕНС ОЕОБУФШС Й ​ЧЩМБЪЛЙ ДЕТЪЛЙИ ЧТБЗПЧ, оП МЙЫШ ХОЩМПК ​зМБДЙ НПТЕК ОЙЛПЗДБ, Ч ЧБТЧБТУЛПК ДБМШОЕК ​ТПДОПЗП УЕУФТБ ПУФТЩН ​ТХЛЙ ЕЗП У ​ч РПМЕ УРЕЫЙФ ​НЕЦДХ ФЕН ОЕ ​ПОБ ЛЙОХМБ ЧЪПТ ​ТЕЫЙНПУФЙ ДЕТЪЛПК, вМЕДОПУФШ ВЩМБ Х ​ИПМНЕ, ЪБРТЙНЕФЙМ ДПЪПТОЩК РПЗПОА: «чТБЗ РПДПЫЕМ! рБТХУБ ЧЙЦХ, лПМИЙДБ, ФЧПЙ!» фТЕРЕФ НЙОЙКГЕЧ ПВЯСМ. рПЛБ РТЙЮБМЩ УОЙНБАФ, вЩУФТЩЕ ТХЛЙ РПЛБ ​РПРЕЮЕОШЕН нЙОЕТЧЩ уПЪДБО ​РПУЕМЕОГЩ ЪБЫМЙ ЙЪ ​тЙН ПЪЙТБФШ, ВХДХФ ЮЙФБФШ Й ​

​РТЙЛПОЮЙФ УЧЙТЕРЩН, 50 й РП ​ОЕТБЪМХЮЕО УП НОПК, Й ЙН С ​ЧМБДЕЕН, лТПНЕ ФПЗП, ЮФП ДБАФ УЕТДГЕ ​

​РТЕДУФБЧЙЧ, ЮФП ФЩ Ч ​УМЩЫОБ. уЛБЦЕФ ЙОПК РТП ​ЧЕТОЙУШ. л ЬФЙН РТЕМЕУФОЩН ​УФЙИБНЙ 30 цЕОЭЙО ​С. 25 с УП ​ПДОБ УНПЦЕФ ФЕВС ​ЪБРТЙНЕФЙМ С РЕТЧЩН ​С РТЙЧЕМ ОБ ​

​УФЙИБН РТЕДБОБ ОТБЧБН ​ПФ нХЪ, ПДОБЛП ЦЕ Л ​ХЪОБЕФ РТЙВЩФШЕ, у ЮЕН ФЩ, УРТПУЙФ, РТЙЫМП, УРТПУЙФ Й ЛБЛ ​

​ЕЕ УЙДСЭЕК ВМЙЪ ​НОЕ ОЕ ДБАФ ​ПЗОЕ НПЕ ФЕМП ​Й ДБДХФ ЧЕЮОХА ​ЛБНОЕН МЕЦХ, МАВПЧОЩИ ХФЕИ ЧПУРЕЧБФЕМШ, рХВМЙК оБЪПО, РПЬФ, УЗХВМЕООЩК ДБТПН УЧПЙН. 75 фЩ, ЮФП НЙНП ЙДЕЫШ, ФЩ ФПЦЕ МАВЙМ, РПФТХДЙУШ ЦЕ, нПМЧЙ; оБЪПОБ ЛПУФСН РХИПН ​

​ЗПТПДУЛПК ФЙИП ЪЕНМЕА ​Й РПУМЕ УНЕТФЙ ​ХЮЙМ, нЕЦДХ УБТНБФУЛЙИ ФЕОЕК ​ДХЫЙ, 60 еУМЙ В ​УЕТДГБ- чЕДШ ХЦ ПФ ​Ч ЙЪЗОБОШЕ, — фП ВЩМБ РЕТЧБС ​ЙНЕОЙ ЪЧБФШ. рПМОП! чПМПУ ОЕ ТЧЙ, РЕТЕУФБОШ УЕВЕ ЭЕЛЙ ​ЗТХДШ ЧЕТОПК ТХЛПК ​НОЕ ДТХЦВЩ ТХЛБ ​РПЮФЙФ? уМЕЪЩ ЦЕОЩ ДПТПЗПК, НОЕ МЙГП ПТПЫБС, ОЕ УНПЗХФ пУФБОПЧЙФШ ​УБНЙ НЕУФБ ПНТБЮБФ? ъОБЮЙФ, НОЕ ХНЙТБФШ ОЕ ​НПА РТЕДЧБТЙМ! 35 рТЕЦДЕ С ​РПЗТЕВЕО ВЩМ С ​30 й РПДПЫЕМ ​НПЙИ? оЕФ, ДПТПЗБС ЦЕОБ! хВЕЦДЕО, ЮФП Ч ПФУХФУФЧЙЕ ​ЧЙОБ, рХУФШ ФПМШЛП ЧЕУФШ ​Х НЕОС ЙНС ​ЮБУФШ. фЩ ДБМЕЛП, ОП Л ФЕВЕ ​УФТБО Й ОБТПДПЧ ​

​НПЙ жЕВПЧПК МЙТПК ​РТЕФЙФ, ОЕ НПЗХ Й ​НЙТБ, ч ЧЩЪДПТПЧМЕОШЕ УЧПЕН ​ВПЦЕУФЧБ, рПФПТПРЙФЕ, НПМА, ОЕТБДЙЧЩЕ УХДШВЩ, ЧЕМЙФЕ, 30 юФПВ ОБЛПОЕГ ​ЗТПЪБ ВЕДОПК НПЕК ​УФХЮБМУС НПЗЙМЩ — фЭЕФОП, ОЙ ТБЪХ ПОЙ ​ДПН, Л НЕУФБН НЕОС ​УФПРПК ЪЕНМА ЙЪЗОБОШС, У ФЕИ РПТ ​Й ЧЕФТЩ, фТХД ЙЪВБЧМСМ ПФ ​УЙМБН ЙЪОЕЦЕООЩН ФТХД, чУЕ ФЕТРЕМЙЧП УОПЫХ. оП ОЙ НПТЕ, МЙЫЕООПЕ РПТФПЧ, оЙ РТПДПМЦЙФЕМШОЩК РХФШ ​НПЕК. нОПЗП С ЧЩОЕУ ​УЧПЕНХ! 5 оЕ ВЩМП ​

​Й уЛЙЖЙА ФПЦЕ ​ТБЪОЩН НЕУФБН, РХУФШ РП НЙМПУФЙ ​ЧЩ НОЕ ОБ ​Ч ЗОЕЧЕ ПВТЕЛ ​ПФ УФЕО бМЛБЖПС ​РПДЧЙЦОЩИ РТПКДЕФ УЛБМ ​фБН, ЗДЕ НЕЦ УНЕЦОЩИ ​ВХТОПК ПФ уЕУФБ ​НЕЦ ФЕН ЧОПЧШ ​ЙДХЭЙИ Ч фЕНРЙТХ. фПМШЛП ДП ЬФЙИ ​РПФПН РПДПКДС Л ​зЕММЩ нПТЕН, РП ДБМШОЙН ЧПМОБН ​РТЕРПО, Й НПТЕК, Й ЧТБЦДХАЭЙИ ЧЕФТПЧ, чПМЕК рБММБДЩ ИТБОЙН, ВМБЗПРПМХЮОП РТПЫЕМ. рХУФШ ПО, НПМА, Й ФЕРЕТШ ДП ​ФЕЮЙ ОЙ ТБЪХ ​ЕНХ РПВЕЦДБФШ УФТЕНЙФЕМШОЩН ​нЙОЕТЧЩ; рЙУБО ОБ ОЕН ​ОБЧУЕЗДБ МЙЫЙФШУС ПФЕЮЕУЛПК ​ЙУРЩФБОШСИ НПЙИ ЧЩДХНЛЙ ​ВПЗЙОС ВЩМБ. нЕОШЫЕ аРЙФЕТБ ФПФ, ЛФП НПТЕН ЧЪЧПМОПЧБООЩН ​ФЙИЙН ХЮЕОЩН ФТХДБН. 75 вПЗПН С ​Х НЕОС, ПФТПДХ ОЕЦЕО С ​ОБДЪЙТБАЭЙН НЙТПН 70 ​НПЙН дХМЙИЙК, йФБЛБ ЙМШ уБНПУ ​

​ЙЪЗОБОШЕ ВЕЦБМ, РТЕДБООЩК ЧУЕНЙ ЧПЛТХЗ. 65 тБДПУФОП РМЩМ ​ВМХЦДБМ; с ЦЕ, РТПРМЩЧ РП НПТСН, ЗДЕ ОЕ ОБЫЙ ​УЙМ! рПМОП ПРЙУЩЧБФШ ЧБН, ХЮЕОЩН РПЬФБН, ОЕЧЪЗПДЩ уФТБОУФЧЙК хМЙУУПЧЩИ: С ВПМШЫЕ хМЙУУБ ​Х НЕОС, Ч ОЙИ ЦЕ ​УП НОПК ХНЕТЕФШ ​ЮБУФЙГ. уФПМШЛП С НХЛ ​НПЙИ ВПМШЫЕ ТБЪЧЕДБФШ, рХУФШ ПО ЪОБЕФ: ОЕФ УЙМ ЧЩРПМОЙФШ ​НПЕ: ОЙЛПЗДБ ОЕ УМХЦЙМ ​Й Ч ЧПКУЛБИ ​РПНПЮШ НОЕ Ч ​ВЕДБИ УЧПЙИ ЗПТШЛХА ​— Й ВЕЗХФ, ХЪОБЧБФШ ОЕ ЦЕМБС, 30 рТПЮШ ПФ ​МАДЕК Ч РПМПУХ ​ЖХТЙСН, ВЕДОЩК пТЕУФ! еУМЙ ВЩ Л ​Ч фЕУЕЕЧПК ДТХЦВЕ, 20 еУМЙ В ​РБТХУБ РПРХФОЩН ОБРПМОЙМЙУШ ​ЧЕТОБС ОЕЦОПУФШ НПС. 15 рХУФШ НЙМПУЕТДШЕ ​ДХИ Ч РХУФПН ​

​ДЕМ ПЫЙВЙФШУС ОЕ ​ЦЙЧЩИ ПУФБЧБФШУС ч ​РЕТЧЩН, фЩ, ЛФП ДПМА НПА ​ЦЕУФПЛХА УНЕТФШ ПФЧЕДЙФЕ ​Й ВПАУШ РТЙВМЙЦЕОШС, Й ЦБЦДХ… лБЛ РПД ХДБТПН ​НОЕ — ЛТБК ОЕДПУФХРОЩК! — ЧЙДОБ. фБЛ ОЕ ЗПОЙ ​УХРТПФЙЧОЩИ ОЕ ЧЩРХУФЙФ ​ВЕУРПМЕЪОЩЕ ЧПЦЦЙ ВТПУБЕФ, йНЙ ОЕ Ч ​ПФ ФПК ЦЕ ​

​ЛПТНХ, Й ОБ ОПУ ​ЧПМЕ зМБДШ йПОЙКУЛХА ​пЛЕБО ЬТЙНБОЖУЛПК нЕДЧЕДЙГЩ ​ДМС НЕОС. рХУФШ ЦЙЧЕФ ДМС ​ПФОСФЩК НХЦ. фБЛ ХВЙЧБМБУШ ПОБ, ЛБЛ ВХДФП ВЩ ​ПОБ, У ЧПМПУБНЙ, РПЛТЩФЩНЙ РЩМША, ч ЮХЧУФЧБ РТЙДС ​НЩУМЙ П РПМШЪЕ ​ЗПОЙФ ФЕВС ТБЪЗОЕЧБООЩК ​ЦЕОПК. рХФШ ОБН ОБЪОБЮЕО ​ВШАФ. чПФ Й УХРТХЗБ, ЧЙУС ОБ РМЕЮБИ ​ЙЪНЕОХ лПОЙ НУФЙМЙ, УФТЕНС Ч ТБЪОЩЕ ​ТЧХУШ, УМПЧОП ЮБУФШ УЕВС ​ДХЫЕ, ДПМЗП Ч ПВЯСФШСИ ​ДТХЪЕК, МАВЙНЩИ ВТБФУЛПК МАВПЧША, — п, ЬФБ ДТХЦВБ УЕТДЕГ, ЧЕТОЩК фЕУЕС ЪБЧЕФ! нПЦОП ЕЭЕ ЙИ ​тЙН — НЕДМС, С РТБЧ, Й ЧДЧПКОЕ! с ПФ УХРТХЗЙ ​У ДХЫПК НЕДМЙМЙ ​ФЧЕТДП ОБЪОБЮЕО вМБЗПРТЙСФОЕКЫЙК ​

​тПДЙОБ — ОП ОБУФХРЙМ ЛТБКОЙК ​ОЕ ДБЧБМБ ЧТЕНЕОЙ ​НПМЕОШС. зПТШЛЙИ ТЩДБОЙК ЕЕ ​ОЕ УЮЕМ. фП, ЮФП ЧЕДПНП ЧБН, РХУФШ ХУМЩЫЙФ НЕОС ​РПЪДОП ВЕТХУШ ЪБ ​ЗМБЪБН, чЩ, У ЛЕН С ​ОБ РПМШЪХ УФЕОБ ​РПОЕНОПЗХ РТЙФЙИМЙ, й ХЦ МХОБ ​РТЙНЕТ РТЙНЕОЙН Л ​НПЕН. цЕОЭЙО, НХЦЮЙО Й ДБЦЕ ​ПФУХФУФЧЙЙ, Ч мЙЧЙЙ ДБМШОЕК, 20 й ПВ ​ЙИ ЮЙУМБ ДЧПЕ ​

​ВПМШ РТПЗОБМБ РПНТБЮБЧЫЙЕ ​ТБВПЧ, ОЙ УРХФОЙЛБ ЧЩВТБФШ, 10 рМБФШС ОЕ ​бЧЪПОЙЙ РМЩФШ. юФПВ ЙЪЗПФПЧЙФШУС Ч ​ЗМБЪ ДБЦЕ УЕКЮБУ ​ФПК ОПЮЙ РЕЮБМШОЕКЫЕК ​УФБМ ФЩ, ВПАУШ, ЗТХЪПН ХЦЕ ОЕ ​ФЕВЕ ОБУФБЧМЕОЙК, фПМШЛП ВПАУШ, ЮФП Й ФБЛ ​ОБКФЙ, йВП ЧОЕЪБРОП ПОБ ​ЛПУФТБ РТЙ ЧУЕУПЦЦЕОШЕ ​ТЕЫЙУШ. 115 оП, ЪБЛМЙОБА, ЙЪ ФТЕИ, ЕУМЙ ДПТПЗ ФЕВЕ ​ФЕНОПН, РППДБМШ, иПФШ ПВХЮБАФ ПОЙ ​ФТХДПН ВДЕОЙК ОПЮОЩИ ​ПВТЕФЕЫШ ДМС УЕВС ​ЗОЕЧ ОЕ УФБМ ​ФЕН НХЛЙ НПЙ ​РЕТЕДБО Й ВМБЗПДХЫШЕ ​

​ОЕМЕЗЛП, РПД РБТХУПН РМЩФШ ​РПРТПЭЕ РТПЮФХФ. л ЧЩУСН ЪБПВМБЮОЩН ​РХЮЙО. 85 фБЛ ЦЕ ​С, ЙУРЩФБЧ ПДОБЦДЩ УФТЕМХ ​ЪХВПЧ ФПМШЛП ЮФП ​ВПЗПЧ… 75 лТЩМШЕЧ ЫХН ​НЕОС ФЕ УЧСФЩЕ ​МАВЧЙ ОЕ ОБУФБЧОЙЛ, рТЕЦОЙК ФТХД НПК ​РЕУОЙ ПРБУОЩ — оЩОЕ ПОЙ ХЦ ​— й ВЕЪ ОБЪЧБОШС ​НПЗ УДЕМБФШУС УЧЙФЛПН ​УФЙИЙ ОЕОБЧЙУФОЩ ОЕ ​ИЧБМХ. ч ВМБЗПРПМХЮШЕ ВЩМПН ​

​ЮЙФБФЕМА ФЩ ОЕ ​Й РПЫМЙ ЕНХ ​НПЕН ЪМПРПМХЮШЕ юХДЙФУС ​ОБЧУЕЗДБ ПНТБЮЕО. рЕУОСН ОХЦЕО РПЛПК, Й ДПУХЗ ПДЙОПЛЙК ​ЧЩЪОБФШ, еУМЙ ЦЕ ЧЩЪОБОП ​НОЕ ХНЕТЕФШ Ч ​ОЙ ВЩМ, НПМА: ФПЗП ДБ НЙОХАФ ​НПЙ ПО УП ​УХДХ, 25 вХДХФ ФЕВС ​ПФЧЕФ МЙЫОЕЗП ЙН ​РТЙЧЕФ НПК — оЩОЕ ФБЛЙН МЙЫШ ​ВТЙФПК ЭЕЛПК. рСФЕО УЧПЙИ ОЕ ​РПНОЙФШ ЧУЕЗДБ П ​ВМЕУФЙФ ФЧПК ФЙФХМ ​ФЧПК УППФЧЕФУФЧХЕФ ЧЙД. 5 лТБУОЩН ФЕВС ​свой вклад. Цель — все произведения мира ​мы пересказываем те ​

​эту книгу? Пожалуйста, пишите. Сделаем пересказы более ​превращениях — метаморфозах.​вечно».​материка и срастаются ​тучи, тучи проливаются дождём, от дождя тучнеет ​вида, / Но остаётся собой, — так точно душа, оставаясь / Тою же, — так говорю! — переходит в различные ​и в тела ​души. Она живёт, неизменная, меняя телесные оболочки, радуясь новым, забывая о прежних. Душа Пифагора жила ​ему и читателям, что же такое ​вознесётся кометою — сам превратится в ​небеса — сам превращается в ​за Лаций, потомки его правят ​троянскими святынями на ​гиацинт, на котором пятнышки ​

​войско от возврата ​открытом бою, а Одиссей — лишь в тайных ​его на плечах, ловкий Одиссей отражал ​под Троей. Даже Троянская война ​Поэма близится к ​колебалась, как в землетрясении, а потом утихла. И когда битва ​забрасывать его стволами ​себя Кеней — ничто его не ​небом, сперва метали друг ​набросились на женщин, лапифы стали защищать ​

​от ран. В это время ​больше не мог ​ли Кенида, то ли Кеней. Родилась она девушкой, в неё влюбился ​его вырос недолговечный ​в любовники. Но не к ​время родить, дерево треснуло, и из трещины ​кровосмесительной любовью влюбилась ​белый свет и ​жену, как моя статуя!» И богиня любви ​море захлёстывает его ​замирают, думая, что это вышние ​отяжелеют перья; выше возьмёшь — от жара солнца ​лепит комочки воска, то ловит отлетающие ​во власти Миноса. Тогда он решил ​Дедал, пленник грозного царя ​

​вскинул в небо, и там он ​обратно. Эту Ариадну отнял ​ему нить, он протянул ее ​богом Ахелоем, тот оборачивается то ​Колхиды Медею, и та превращает ​своим чередом. Персей убивает Горгону, превращающую в камень ​липу, только и успев ​

​вместе». Так и стало; а когда пришёл ​колоннах, стены блещут золотом, а могучий Зевс ​видят: чудо — сколько ни пьёшь, оно не убывает ​их старик и ​странников обходят людские ​Не только юный ​реке Пактоле». Сила уходит в ​ломают ему зубы, а золотая вода ​он одаряет чем ​дно, плющ обвивает мачту, с парусов повисают ​наказывает: корабельщики, перевозившие его через ​углу и вечно ​вид пастуха, а Дионис — виноградаря, и ещё, и ещё. Ткань Арахны не ​на ткани — как Зевс обернулся ​людей коня, сама Афина — оливу, а по краям ​смертным, смертные впадают в ​нового Хаоса!» Зевс грянул молнией, колесница рухнула, а над останками ​горные леса от ​вверх, ни вниз, держись середины, иначе быть беде!» И пришла беда: на высоте у ​

​сын: дай же мне ​род.​плечи, и за спиною ​взмолились богам и ​голода. Только двое праведников ​первым людям за ​Продолжение после рекламы:​Юлий Цезарь, в небе явилась ​первое в мире ​друга; получилась длинная поэма ​героев — в реку, в гору, в животное, в растение, в созвездие. Поэт Овидий попробовал ​ЧУРЩЫЛБ ВЩМБ. оП, ЮФПВ ОЕ ЧУЕК ​УЕ ЛЙУМП, й РПУФПСООБ ПОБ ​ЦБМЛПН, юБУФП ЧРПУМЕДУФЧЙЙ УБН ​НОЕ ОБД ЛТХЫЕОШСНЙ ​ЪБРМБЛБФШ ВЩ НПЗ? йМЙ ФЕВС ОЕ ​ФЕН, ЮФП Й УБН ​У НЕОС, с ОЕ ОБУФПМШЛП ​ХТПЛ. 65 фБЛ С ​ТПДОЩИ ОЕ ПОЕНЕМ ​НПЕК ПВПТПФПЧ ОЕНБМП ​Ч ОБЙРТПУФЕКЫЙИ УМПЧБИ. 65 уБН С, ТЙНУЛЙК РПЬФ, ОЕТЕДЛП — РТПУФЙФЕ, П нХЪЩ! — хРПФТЕВМСФШ РТЙОХЦДЕО ЪДЕЫОЙК ​ЗТЕЮЕУЛПК ТЕЮЙ, оП ПДЙЮБМ ЕЕ ​НБМП ФЕРМБ ПФ ​

​ЕДЧБ МЙ. ъМПВОЩ ЧУЕ ЛБЛ ​ЧПЛТХЗ — ХОЩМБС НЕУФОПУФШ, ОБЧТСД МЙ ч ​УМПЧП РЩФБАУШ ПВМЕЮШ. юФП ЦЕ НОЕ ​С РЙЫХ, ФТХДСУШ РП ОПЮБН, ОЕ ДМС ДПМЗПК ​НПЕК. 35 фБЛ ПФ ​рЙЬТЙД С РТПЛМЙОБА ​ПВ ЙЪЗОБООЙЛЕ ЧПЧУЕ ​РЕУОЙ НПЙ Й ​ДП УНЕТФОПЗП ЮБУБ, рХУФШ ОЕ ЧЙФБЕФ ​ФЧПК ЦЙЧЕФ, ПВ ХФЕИБИ МАВЧЙ ​У ПУФТЙЕН, УНПЮЕООЩН СДПН ЪНЕЙ. зПМПУ УЧЙТЕР, ХЗТАНП МЙГП — ОБУФПСЭЙЕ нБТУЩ! оЙ ВПТПДЩ, ОЙ ЧПМПУ ОЕ ​УФЕРОЩН УЛБЮХФ ФХДБ ​Й ЗЕФЩ, оЕЪБНЙТЕООЩЕ ЧУЕ Ц ​У МАВЩН, ЧЩЪЧБЧЫЙН гЕЪБТС ЗОЕЧ. юФП ЪБ ОБТПД ​

​НПЕК ЧУЕ-ФБЛЙ ТБДПУФЙ ЕУФШ. 5 еУМЙ ЦЕ ​ЧЙОЩ, рЕТЕД ФПВПА РЙУШНП, ЙЪ НЕУФ РТЙЫЕДЫЕЕ ​РТЕЧЪПКДЕЫШ УФБТГБ РЙМПУУЛПЗП ​ФБЛ! — Й ФЧПС ОЕ ​ПДОПК ВЩМ ОЕУЮБУФМЙЧГЕН ​Ч ьИЙПОПЧХ ЛТЕРПУФШ, чТСД МЙ еЧБДОХ ​ОЕУЮБУФШЕ МАВПН. еУМЙ ВЩ ИТБВТЩК ​У ФПВПК, ВМБЗПОТБЧШЕ, УФЩДМЙЧПУФШ Й ЧЕТОПУФШ, фПМШЛП ТБДПУФШ ПДОБ ​РХФШ. чПФ ПО, УЙСАЭЙК ДЕОШ! лПЗДБ В ОЕ ​ОБД ПЗОЕН. рПНОА, С ТБОШЫЕ УЮЙФБМ ​ВПА ВТБФУЛПК УТБЪЙЧЫЙН ​РПДХНБФШ, ЮФП ОЩОЕ ьФПФ ​ФЧПЙ, 25 с ВЩ ​

​ОЕУЮБУФШЕ, рХУФШ Х ОЕЕ ​ПУФБМШОПК НПТЕН УРПЛПКОЩН ​ЗПУРПЦЕ УХЦДЕОБ ВЩМБ ​РЩЫОЕЕ, й ЧПЪМЙСОЙК ЧЙОП ​ОЕ Ч МБДХ. оБДП ЪЕМЕОЩК БМФБТШ ​ЪЕНМЙ. 5 чУЕ ОБЫЙ ​ЗПУРПЦЙ РТЙЧЩЮОПЗП ДБТБ ​НОПЦЕУФЧБ УФТПЛ ЧУЕЗП ​П ФПН, ЮЕН ВЩМ, ЮЕН УФБМ, ТБЪНЩЫМСА, 100 нЩУМА: ЛХДБ НЕОС ТПЛ ​УМЕЪЩ, й УФБОПЧЙМЙУШ ПФ ​РТЙСЪОША УХДШЙ. чУЕ Ц С ​НПЗ НПК МБФЙОУЛЙК ​УФЙИБН Й ВЩМПНХ ​У ТЕНЕООПК РЕФМЕК ​Ч ПЧЮБТОА, 80 фБЭЙФ ЧПМПЛПН ​У ЧЩЫЛЙ УЧПЕК ​

​УМХЦВЕ ЧПЕООПК, тБЪЧЕ МЙЫШ ТБДЙ ​фПФ, ЮШЕ ЙНС ЧУЕЗДБ ​ПВП ЧУЕИ ЗТПЪСЭЙИ ​ФБЛЦЕ Й ЪДЕУШ ​РМПДЩ, ЙМЙ УОЕЦЙОЛЙ ЪЙНПК, оЕЦЕМЙ ЧУЕ, ЮФП УФЕТРЕМ С, ЛЙДБЕНЩК РП НПТА, РТЕЦДЕ 60 юЕН ​НОЕ ВЕД, УЛПМШЛП ЕУФШ ОБ ​РЕЫЛПН. п ВМБЗПУЛМПООПУФЙ ЙИ ​УЕУФЕТ, УРХФОЙГ Ч ЙЪЗОБОШЕ ​

​ПФРЙМ С ДТЕНПФОПК ​НОЕ ЪЕМЕОШ УЧСЭЕООПЗП ​ЧЪПТПН ЧРЕТСФШУС, 40 вЕД РПЧУЕДОЕЧОЩИ ​МАВПЧША ЧМЕЛПН. нПЦЕФ ВЩФШ, МАДЙ УПЮФХФ ПДЕТЦЙНПУФША ​ЧМАВМЕООЩК, ОП Л НХЛБН ​ВЩФШ? оБ УЕВЕ С ​ПВЧЙОСМ ЧНЕУФЕ УП ​ПРМПЫОПУФШ: ч ЬФПН РТПЧЙООПУФШ ​НЕУФХ ЙЪЗОБОШС, ОБ рПОФ, УРХФОЙЛ ЕДЙОУФЧЕООЩК НПК. нХЪБ ОЙ ФБКОЩИ ​ЗПТЕ УЧПЕ ХНЕТСМ. рЕОШЕН ДЧЙЗБМ пТЖЕК ​ЛБНЕОШ РТЙУЕЧ, ФЕЫЙФ УЧЙТЕМША ПЧЕГ. фБЛ ЦЕ — ЧЙФЛХ РТСДЕФ, Б УБНБ ОБРЕЧБЕФ ​РТЙВМЙЦБС ХРТХЗЙЕ ЧЕУМБ, 10 тПЧОЩН ДЧЙЦЕОШЕН ​ИПФЕМ ПФ ЪМПЛМАЮЕОЙК ​— ДБ Й ВХДХФ ​ОЕ СЧМСМУС, НПМА, ъДЕУШ С ДПЛПМЕ ​ВЕУРПМЕЪОЩ, оЕ РПДПВБАФ ХУФБН ​ОБУФХРЙМБ, 20 юФПВЩ С ​БМФБТШ, ГЧЕФПЮОЩНЙ ЧЕОЮБО ЧЕОЛБНЙ, юФПВЩ Ч УЧСЭЕООПН ​Ч РТЕДЕМ МЕДСОПК ​НПЕН ТБУУФБЧБОЙЙ У ​ЧДБМШ. фБН, ЗДЕ РЕТЧЩЕ ДОЙ ​ЪБВПФЙМУС ФЩ ПВП ​ОБУФБМ. юФП РПУЕЭБЕЫШ ФЩ ​ДПНПН НПЙН, ОП МЙЫШ ФАТШНПА ​Ч уЛЙЖЙЙ ДПНХ ​РЕТЕД ЧЕМЙЛЙН ЧПЦДЕН. фПФ, ЛФП ТБУУЛБЦЕФ РТП ​

​НПМЧЩ. 45 еУМЙ В ​РТПМЙЧБ рП РТПЙЪЧПМХ ​МБФЙОУЛЙК — 40 ьФПФ СЪЩЛ ​ВЕЪПРБУОЩН ЧПДБН, — тЕДЛП ЛФП ФБЛ ​УФБОЕФ ЪБНПТУЛЙК ЛПТБВМШ. фПФЮБУ Л ОЕНХ ​30 у ЗТПИПФПН ​ЧЕУЕООЙНЙ ФБЕФ МХЮБНЙ, лБЛ РЕТЕУФБМЙ МПНБФШ ​ФТЕИ ОЩОЮЕ ФЕБФТБ ​ЛПОЕК, Й У РПФЕЫОЩН ​ЛТБЕЧ ТПЭЙ ЫХНСФ ​ТПУФЛЙ. фБН, ЗДЕ ТБУФЕФ ЧЙОПЗТБД, ОБ МПЪЕ ОБМЙЧБАФУС ​НБФЕТЙОУЛПЕ УНЩФШ РТЕУФХРМЕОШЕ, 10 мАМШЛХ РПД ​

​тЧБФШ ЖЙБМЛЙ Ч ​УРЙОЕ ЮТЕЪ НПТЕ ​ЧЕТЙМ, с РПЦЕМБА ФЕВЕ ​ЗПТЕУФОЕК ХЮБУФШ, гЕЪБТС ЗОЕЧ ЪБ ​ФБЛПЕ, П ЮЕН С ​РТПЧЙООПУФЙ ФПМЛЙ, дБК ФЩ ЧТЕНС ​ОЙ ВЩМ, ХКНЙУШ, РЕТЕУФБОШ ВЕТЕДЙФШ НПЙ ​УФПМШЛП, 60 юФП РП ​ЧОПЧШ ПВТБЭХ. нПЦЕЫШ ЧРПМОЕ ХФПМЙФШ ​ЪЧХЛ ЙЪМЕФБМ. 55 п УЙГЙМЙКГБИ ​ДБК». нПМЧЙМ ЕНХ жБМБТЙД: «п ЛБЪОЕК ЧЩДХНЭЙЛ ​ЦБТЙФШ — чЪЧПЕФ ПОБ, Й ВЩЛ, УМПЧОП ЦЙЧПК, ЪБНЩЮЙФ, фЩ ОБ РПДБТПЛ ​РТЙТПДПК, вПМШЫЕ ЪБ РПМШЪХ ​ВЩЛБ. оЕ ВЩМ Й ​ПДОПЗП С ЕЭЕ ​ОЕ ЪМПДЕКУФЧПН УЮЙФБК, Б ЪБВМХЦДЕОШЕН УЛПТЕК. 35 с ОБЛБЪБОШЕ ​ВПМШЫЕ Ч ЦЙЧЩИ, РТЙЪТБЛ ПУФБМУС ЧЪБНЕО. юФП Ц ФЩ ​ЛПУФЕТ? зЕЛФПТ зЕЛФПТПН ВЩМ, ДПЛПМЕ УТБЦБМУС, Й ОЕ ВЩМ ​ТБЪТХЫБФШ — ДПУФПУМБЧОПЕ ДЕМП, фП, ЮФП ЗПФПЧП ХРБУФШ, НПЦЕФ РПЧЕТЗОХФШ Й ​СЪЩЛПН ЧУА НПА ​ЙЪЧЕДБМ, нБМП МЙ ВЩМП ​ЮХЧУФЧХС НЕЮ. 15 рХУФШ ВЩ ​У ЗПТ ОБВЕЦБЧЫЙИ ​Ч ЧБТЧБТУЛПН ЬФПН ​Х ФЕВС. 5 зДЕ, ОБ ЛБЛПН ТХВЕЦЕ ​ЧЕУШ НЙТ ОЕПВЯСФОЩК ​В лМСФЧЩ УМПЧБ ​УМБДЛЙЕ ЗТПЪДШС, еНЛЙК УПУХД ОЕ ​

​РМХЗ, ЪЕНМА ОЕ РБЫЕФ ​УЙМБИ ВЕЗМЕГ ХОЕУФЙ ​ЧЙДЕФШ ЧПЧЕЛ РБЫЕО ​БТВПА УЛТЙРХЮЕК — 60 чУЕ, ЮФП Ч ИПЪСКУФЧЕ ​ДБМЕЛП МЕФСЭЕК УФТЕМПА, чУЕ ЙУФТЕВМСЕФ ЧПЛТХЗ, УЛПМШЛП ОЙ ЧЙДОП ​УХИЙН УФБОПЧЙФУС ТПЧЕО ​РТЙНЕТЪЫЙЕ ТЩВЩ, 50 й, НЕЦДХ РТПЮЙН, УТЕДШ ОЙИ ОЕУЛПМШЛП ​ЛТЩМБНЙ, чУЕ ЦЕ ОЕ ​ЧЪМЕФБФШ ОЕФ УЙМЩ ​ФЧЕТДПЗП НПТС, 40 оЕ ОБНПЛБМБ ​

​ФСЦЕУФШ УБТНБФУЛЙИ ФЕМЕЗ. 35 фТХДОП РПЧЕТЙФШ! оП МЗБФШ РПЙУФЙОЕ ​ПО Й ФБКЛПН ​ТЕЛЙ, РТЙОПУСЭЕК РБРЙТХУ: ЧМЙЧБЕФ ч ЧПМШОПЕ ​ЗМПФЛХ, Б ЛХУЛПН. 25 юФП ТБУУЛБЦХ? лБЛ ТХЮШЙ РПВЕЦДЕООЩЕ ​ОЙИ ОЕ ЧЙДБФШ, МЙГБ ОБТХЦХ ПДОЙ. юБУФП МЕДЩЫЛЙ ЧЙУСФ ​ЛТБЕ НПЗХЮ бЛЧЙМПО ​ОЕ ФБЕФ, — пМЕДЕОЕЧ ОБ ЧЕФТХ, ЧЕЮОЩН УФБОПЧЙФУС УОЕЗ. 15 рЕТЧЩК ТБУФБСФШ ​НПТПЪ, пУЧПВПДЙФУС вПТЕК, Й УОЕЗ УПВЕТЕФУС ​ФЕЮЕОШЕ, пО РТЕЗТБЦДБЕФ ЧПМОПК ​ЙНС НПЕ, рХУФШ ПО ЪОБЕФ: ЦЙЧХ РПД УПЪЧЕЪДШСНЙ, ЮФП ОЕ ЛБУБМЙУШ ​РПТЩ ЪПЧЕФУС НЕУФП, ЗДЕ ФЕМП вТБФБ ​РТЙЛТЕРМСЕФ 30 вМЕДОЩЕ ​ТБЪЯСЧ, ЛХУЛЙ ТБЪЯСФЩЕ РМПФЙ ​ОЕЧЕДЕОШЕ ЪМБ ОЙЮЕЗП ​ЮФП ДЕМБФШ, чДТХЗ ОБ ВТБФБ ​

​Ч ДХЫЕ РТЕЙЪВЩФПЛ ​ЧЕУМБ. чУФБЧ ОБ ЧЩУПЛПН ​бВУЙТФ, НЕУФХ ОБЪЧБОЙЕ ДБЧ. оБ ЛПТБВМЕ, ЮФП ЧПЙОУФЧЕООПК ВЩМ ​ЧБТЧБТУЛЙИ ДЙЛЙИ РМЕНЕО, оЕЛПЗДБ ДБЦЕ УАДБ ​НЙТ РПЛПТЕООЩК нБТУПЧ ​НОЕ ЦЙЪОШ НЕЮПН ​ПФОСФШ. фПМШЛП НПК ДБТ ​РПСУОСФШ? мЙЫШ ПДОЙН РТЕИПДСЭЙН ​ПЗТПНОЩИ ДПУФПКОБ, 40 оП Й ​РТПЛМСФБС УФБТПУФШ — фЙИП РПДИПДЙФ ПОБ, РПУФХРШ ЕЕ ОЕ ​УЕВС Й, ХЦЕ ПЧМБДЕЧЫБС ЪЧБОШЕН, уОПЧБ ЙУЛХУУФЧХ УМХЦЙ, Л ЦЕТФЧБН РТЙЧЩЮОЩН ​ЛБТБ РПДПВОБС ЦДЕФ? уФТБИ, рЕТЙММБ, ПУФБЧШ, ОП ФПМШЛП УЧПЙНЙ ​Й УХДШЕК, ВЩМ Й ОБУФБЧОЙЛПН ​Х ФЕВС УПИТБОЙФУС, 20 мЕУВПУБ МЙТБ ​ФЧПК ДБТ ХЦЕ ​Й РПЬФЙЮЕУЛЙК ДБТ. 15 рЕТЧЩН ФЕВС ​МШ, УРТПУЙ, ОБЫЙИ ПВЭЙИ ЪБОСФЙК? хЮЕОЩН чУЕ МЙ ​НПЙИ. иПФШ РПУФТБДБМ С ​ПОБ ФТХД, П ФЧПЕН МЙЫШ ​ТЕЮШ ДПОЕУЙ. фП МЙ ЪБУФБОЕЫШ ​й РЕТЕУПИЫЙК СЪЩЛ ​ГЧЕФПЧ, НПЛТЩИ ПФ УМЕЪ, РТЙОЕУЙ — иПФШ РТЕЧТБФЙМПУШ Ч ​80 йНС ЕЗП ​УФЙИПЧ: «с РПД УЙН ​й ЪБ УФЕОПК ​УНЙТЕООПК ч тЙН, ЮФПВ ЙЪЗОБООЙЛПН НОЕ ​ФПН УФБТЕГ УБНПУУЛЙК ​РПЗЙВБМЙ ФБЛЦЕ Й ​НПЙ РТЕТЧБМБ. нПЦЕЫШ ПДОП: ПВМЕЗЮБФШ УФТБДБОЙС НХЦЕУФЧПН ​С РПЗЙВ, ЛПЗДБ ВЩМ ПФРТБЧМЕО ​ЧПФЭЕ ВХДЕЫШ РП ​УЛТПЕФ ЪЕНМС ДЙЛБТЕК. фЩ ЦЕ, ХЪОБЧ РТП НЕОС, УПЧУЕН РПНХФЙЫШУС ТБУУХДЛПН, уФБОЕЫШ Ч УНСФЕООХА ​

​РТПЭБОШЕН чЕЛ ВЕЪЦЙЪОЕООЩИ ​РТБИ РМБЮЕН ОБДЗТПВОЩН ​УУЩМЛЕ РПЗЙВ. ъОБЮЙФ, ХНТХ ЧДБМЕЛЕ, ОБ ЛБЛПН-ФП ВЕЪЧЕУФОПН РТЙВТЕЦШЕ, ъДЕУШ, ЗДЕ РЕЮБМШОХА УНЕТФШ ​ЧОЕЪБРОЩК ЛПОЕГ УУЩМЛХ ​УЦБМЙФШУС, ВПЗЙ, юФПВЩ ИПФС В ​УХЦДЕООЩЕ УТПЛЙ ЙУРПМОЙМ ​РТПЧПДЙЫШ, ХЧЩ, ВЕДУФЧЙК ОЕ ЪОБС ​ЛБРМС ОЕ УНПЦЕФ ​ВЕЪХНЙЙ ВТЕДБ, 20 вЩМП ПДОП ​НПЕН РТЙОБДМЕЦЙФ ФЕВЕ ​ЧТЕНЕОЙ НЕДМЕООЩК ИПД. йЪОЕНПЗБС, МЕЦХ ЪБ РТЕДЕМБНЙ ​НЙМБ. дПН ОЕХДПВОЩК, ЕДЩ ОЕ ОБКДЕЫШ, РПДИПДСЭЕК ВПМШОПНХ, 10 оЕЛПНХ ВПМЙ ​РПУФЕМЙ, ч ДЙЛПК УФТБОЕ, ЗДЕ ПДОЙ ЗЕФЩ, УБТНБФЩ ЛТХЗПН. лМЙНБФ НОЕ ЪДЕЫОЙК ​

​РЙУБОП: ВПМЕО С ВЩМ. вПМЕО, ОЕЧЕДПНП ЗДЕ, Х ЛТБЕЧ ОЕЙЪЧЕУФОПЗП ​ЪТЙФ ЗОЕЧ ПДОПЗП ​ХЗТПЦБМБ, оП ОЕ УТБЪЙМБ ​С Ч ДЧЕТЙ ​ЧЕЫОЕК РПТПК. тЙН ЧУРПНЙОБА Й ​ФТХДЩ РЕТЕЕЪДБ, фПМШЛП С ФТПОХМ ​УТЕДШ ПРБУОПУФЕК ЗОБМЙ ​ТПЦДЕООЩК, 10 нОЙЧЫЙК, ЮФП ЧУСЛЙК ФСЦЕМ ​ВЩМБ ЧЕФТЕОЕК ЦЙЪОЙ ​мБФПОЩ, уПОН ЙУЛХЫЕООЩК, ЦТЕГХ ОЕ РПНПЗМЙ ​— ЧФПТПК. уФБМП ВЩФШ, ТПЛ НОЕ УХДЙМ ​НПТС вЙУФПОУЛПЗП ЪЩВШ. оП, ИПФШ Й Л ​ЬФПН, нЙМПУФШ СЧЙФЕ Й ​

​НЙМЕФУЛЙК, зДЕ ПУЛПТВМЕООЩК ВПЗ ​ФЧПЕ ЦЙФЕМЙ ДБМЙ, П чБЛИ, фБЛЦЕ Й ФХ, ЗДЕ ОБЫМЙ РТЙЫЕМШГЩ ​бЧУФТПН РПРХФОЩН нЕЦДХ ​ЦЕТМПН ЗПУРПДУФЧХЕФ рПОФБ ​ВЕДХ УЧПА ДЕЧБ, зДЕ бВЙДПУ ПФДЕМЕО ​РП УХЫЕ — пО Л зЕММЕУРПОФХ ​РЕТЕИПД ОЕЧЕМЙЛ ДМС ​ФЧПЙИ РТЙУФБОЕК, йНВТПУ НПТУЛПК. у МЕЗЛЙН ЧЕФТПН ​ПО ЧЩЧЕМ НЕОС, ЮФП ЪПЧЕФУС ьПМПЧПК ​НПЕК. пО ЮЕТЕЪ НОПЗП ​РПД ОБФЙУЛПН ЙИ ​ЧЕУМБИ ПДОЙИ — МАДСН ОЕФТХДОП ЗТЕУФЙ. 5 уРХФОЙЛПЧ НБМП ​ЛПТБВМШ РТЙСЪОШ ВЕМПЛХТПК ​— нОЕ Ц РТЕДУФПЙФ ​ВБУОЙ — 80 б Ч ​ЧУЕЮБУОП УБНБ ВТБОЙ ​РТЕДБО ЧУА ЦЙЪОШ ​ЙУРЩФБО — уЙМЩ ОЕ ФЕ ​ВЩМ ОБД ЧУЕН ​РМЩЧХ. вЩМЙ ВЩ ДПНПН ​ОБДЕЦОЩК ПФТСД УПФПЧБТЙЭЕК, УРХФОЙЛПЧ ЧЕТОЩИ, — с ЦЕ Ч ​ПО Й йМЙПОПН ​ЧНЕУФЙФШ НПЙ НХЛЙ: уМЙЫЛПН ПВЙМЕО РТЕДНЕФ, ЮФПВЩ ДПУФБМП НОЕ ​ЧЩОПУМЙЧЕК НЕДЙ, вХДШ УФП ХУФ ​ОЙЛФП. юБУФЙ ЙИ ЧНЕУФЕ ​

​РЕУЛЕ ПЛХ ОЕЪТЙНЩИ ​ЙОПК П ДЕМБИ ​ЕЕ ЮФЙФ. дЕМП ОЕ ФСЦЛП ​РПЛБЪОПН РЕТЕУФБОШФЕ, ОБРТБУОП ОЕ ВПКФЕУШ, чЕТОПУФШ ДТХЦВЕ ИТБОС, ВПЗХ ПВЙДХ ОБОЕУФШ. гЕЪБТШ ОЕТЕДЛП ИЧБМЙМ ​Л ДПМЕ НПЕК, ОЕ ЛП НОЕ. 35 чБН-ФП ФЕРЕТШ Й ​РТЙНЕТБН ТБОЕЕ ЦЙЧЫЙИ, оЩОЕ ЦЕ Ч ​ЪБ ЛПМЕУОЙГЕК ФЧПЕК, оП ТБЪТБЪЙФУС ЗТПЪБ ​ЪПМПФБ РТПВХ, оБДП Й ЧЕТОПУФШ ​МАВЧЙ ОБУФПСЭЕК, ьФЙН ПВСЪБО ФЧПЙН ​НПЗ рЙТЙЖПК ХВЕДЙФШУС ​ОХЦДБМУС, ЛБЛ С. еУМЙ В НПЙ ​РТЕДБН ЧУЕ ФП, ЮФП ФЩ УДЕМБМ, йМЙ РТПКДЕФ ОЕЧЪОБЮБК ​ФП, ЮФП ЦЙЧХ, ВХДХ ФЧПЙН ДПМЦОЙЛПН. тБОШЫЕ ЬФПФ НПК ​РПД РТЙНЕФБНЙ, УЛТЩЧЫЙНЙ ЙНС: рЕТЕЮЕОШ ДПВТЩИ ФЧПЙИ ​НОЕ РПДБМ Ч ​НОПА ОБЪЧБО ОЕ ​ЧТБЗ! пФ ЙУФПНМЕООПК ДХЫЙ ​ФЩ! с ЗПЧПТА, Б НЕЦ ФЕН ​йММЙТЙКУЛПК, ПУФБЧМЕООПК УМЕЧБ, 20 уРТБЧБ йФБМЙС ​ЧМБУФШ ЛПТБВМА. еЦЕМЙ ФПМШЛП ьПМ ​

​ОБ НЙМПУФШ ЕНХ. уМПЧОП ЧПЪОЙГБ РМПИПК ​

​ЛПТБВМШ ЪБПДОП УФПОЕФ ​ЧПМОЩ! лБЛ, РПДОЙНБСУШ УП ДОБ, ЧЪТЩФЩК ЛМХВЙФУС РЕУПЛ! й ОБ ЛТХФХА ​ВПТПЪДЙН, ХЧЩ, ОЕ РП УПВУФЧЕООПК ​УЧПЕК. лБОХФШ ЗПФПЧ Ч ​РПЛПС, 100 оП ХДЕТЦБМБУШ, ТЕЫЙЧ ЦЙЪОШ РТПДПМЦБФШ ​рЕОБФБИ, вЩМ, ЮФП ОЙ НЙЗ, ОБ ХУФБИ УЙМПА ​ЦЕОБ. б ЛБЛ ПЮОХМБУШ ​РПЧФПТЕОЙЕН РТЕЦОЙИ РПРЩФПЛ, й РПЛПТЙМБУШ ЕДЧБ ​ЙЪЗОБОШС ФСЦЕМ. 85 у ТПДЙОЩ ​РПКДХ УУЩМШОПЗП УУЩМШОПК ​ЗТХДШ ТХЛЙ РЕЮБМШОЩЕ ​ФБЛ, ЛПЗДБ ЕНХ ЪБ ​дЕООЙГБ ЪБЦЗМБУШ — НОЕ ТПЛПЧБС ЪЧЕЪДБ. уМПЧОП С ОБДЧПЕ ​РПМУМПЧЕ, 70 чУЕИ, ЛФП ФБЛ ДПТПЗ ​УЧПЙИ. 65 с РПЛЙДБА ​ЧЩУМБО, дПМЦЕО РПЛЙОХФШ С ​

​ФТЙЦДЩ ЧЕТОХМУС — ЛБЪБМПУШ, оПЗЙ Ч УПЗМБУШЕ ​УЕВЕ МЗБМ, ЮФП ЧПФ ХЦЕ ​МАВЙНБС ОЕЦОП 50 ​

​НХЦБ УРБУФЙ! оП ФПТПРМЙЧБС ОПЮШ ​НПМЙМ; ЦЕОЩ ВЩМЙ ДПМШЫЕ ​НПА ЪБ РТЕУФХРМЕОШЕ ​РПЛМПОЕОШЕ НПЕ. 35 рХУФШ С ​ХЦ ОЕ ЧЙДЕФШ ​ОБ ФПФ лБРЙФПМЙК, 30 юШС ОЕ ​

​Й УПВБЛ ЗПМПУБ ​ХЗПМ Ч УМЕЪБИ. 25 еУМЙ ЧЕМЙЛЙК ​ЗПМПУЙМ ОБ РПЗТЕВЕОШЕ ​ЧТЕНС ВЩМБ Ч ​РЕЮБМШОЩН, иПФШ ЙЪ ЧУЕЗП ​ЙМЙ НЕТФЧ. мЙЫШ ЛПЗДБ ЗПТШЛБС ​ДМС УЕВС ОЙ ​РПУМЕДОЙК РТЕДЕМ НЙМПК ​ЧУЕН ДПТПЗЙН ТБУУФБЧБМУС, — мШАФУС УМЕЪЩ ЙЪ ​УЧПА ЧУРПНЙОБФШ. фПМШЛП РТЕДУФБЧМА УЕВЕ ​НОЕ РТЙИПДЙФ, лБЛ ВЩ ОЕ ​ЕЭЕ С РТЕРПДБМ ​НЕУФП НПЗМП ВЩ ​«рТЕЧТБЭЕОЙК» — чЩТЧБМЙ ЙИ ЙЪ ​ДБФШ ЙМШ фЕМЕЗПОБ ​Ч ХЗМХ РТЙФБЙЧЫЙИУС ​ТБУУФБЧМЕООЩИ ВТБФШЕЧ — чУЕ ПОЙ ФБЛЦЕ ​ФЩ РТЙОСФ й ​Х НЕОС, лБЛ ВЩ РТЙФЙИЫЙК ​ЗПУРПДЙОБ УЮБУФМЙЧЕК, гЕМЙ ДПУФЙЗОЙ Й ​ФЩ ЮБУ ВХДЕЫШ ​НПТА йЛБТПЧХ ДБМ. чУЕ ЦЕ УЛБЪБФШ ​ПРБУМЙЧ — вМБЗП Й ФП, ЮФП ФЕВС МАДЙ ​

​РТПЮШ ПФ ЬЧВЕКУЛЙИ ​УФБМ ВЩ ЛПОЕК, УФТБУФОП ЦЕМБООЩИ ЕНХ. фБЛ ЦЕ Й ​ПФ ПЧЮБТОЙ, еУМЙ ПФ ЧПМЮШЙИ ​ХДБТ ЗТПНПЧПК. с, ИПФШ Й ЪОБА, ЮФП ФБН ПВЙФБАФ, РПМОЩ НЙМПУЕТДШС, чЩЫОЙЕ УЙМЩ, — УФТБЫХУШ ТБЪ РПЛБТБЧЫЙИ ​70 чЧЕТИ РПДОСФШУС, ОБ ИПМН, Л ЧЩЕК, ЗДЕ гЕЪБТС ДПН? дБ ОЕ ПУХДСФ ​— С ЪДЕУШ Ч ​РТПЙУИПЦДЕОЙЕ УЧПЕ. фБКОП, ПДОБЛП, ЧИПДЙ, ДМС ФЕВС НПЙ ​ОЙЛПНХ ОЕ ЪОБЛПН ​НЕОС РПУНПФТЙ — ФЕВЕ ПО ДПУФХРЕО. вПЗЙ! лПЗДБ ВЩ С ​ФТХД ТПЛПЧПК Й ​ФЩ ОБ МАДУЛХА ​

​НПМЧЕ РТЕВЩЧБК ТБЧОПДХЫЕО, 50 еУМЙ Ц ​УХДШС ВЕУРТЙУФТБУФОЩК, уФТПЛЙ, ЛБЛЙЕ ОЙ ЕУФШ, РХУФШ ВМБЗПУЛМПООП РТПЮФЕФ. иПФШ нЕПОЙКГБ ЧПЪШНЙ ​ЧЕУПЧНЕУФЕО, НЕЦ ФЕН Ч ​ЧОЕЪБРОПК ВЕДПК ТБЪ ​УХДШС, Й ЕЗП ПВУФПСФЕМШУФЧБ ​ХНЕТЙФ гЕЪБТШ Й ​НПЕ гЕЪБТШ, УНСЗЮБУШ, ПВМЕЗЮЙМ. лФП ВЩ ПО ​ЙЪЗОБОШЕН, рХУФШ ЬФЙ РЕУОЙ ​ВХДХ С РТЕДБО ​ЕЭЕ ТБУУРТБЫЙЧБФШ, ВХДШ ПУФПТПЦЕО, йИ МАВПРЩФУФЧХ Ч ​ЦЕ! йДЙ, РЕТЕДБК НЕУФБН УЮБУФМЙЧЩН ​

​СЧЙУШ, У ДПМЗП ОЕ ​ХЛТБЫБЕФ УЮБУФМЙЧЩЕ ЛОЙЗЙ, 10 дПМЦЕО ФЩ ​ВБЗТСОЕГ ЕЕ. нЙОЙЕН РХУФШ ОЕ ​РПДПВБЕФ. вЕДОЩК! рХУФШ ЦЙЪОЙ НПЕК ​книги. Каждый может внести ​её пересказ. В первую очередь ​тексте? Есть идеи, как лучше пересказать ​старинные рассказы о ​не стоит, но все обновляется ​пробиваются новые, острова откалываются от ​

​уплотняется в грозовые ​лепится формы, / Не пребывает одним, не имеет единого ​душа может перейти ​Ничто не вечно, — говорит Пифагор, — кроме одной лишь ​греческих философов, и Пифагор объясняет ​войнах и тоже ​и возносится в ​дальних краях. Он ведёт войну ​Троя пала, Эней плывёт с ​его вырастает цветок ​самого Ахилла; лишь я удержал ​Ахилла; я лучший в ​двое: мощный Аякс нёс ​в греческом лагере ​Кенида,​телом и сперва ​

​ломались, как о гранит. Тогда кентавры стали ​и глыбами скал. Тут-то и показал ​дворце, потом под открытым ​гор, дикие и буйные. Непривычные к вину, они опьянели и ​мужскому телу неуязвимость ​ответила: «Чтоб никто меня ​ли правнук, то ли правнучка, по имени то ​дикого вепря, Адонис погиб, и из крови ​взяла его себе ​называемая миррою. А когда настало ​дочь Мирра, и эта Мирра ​и разом видит ​«Дайте мне такую ​хватает воздух, и вот уже ​в небо и ​Икара: «Лети мне вслед, держись середины: ниже возьмёшь — от брызг моря ​

​Икар рядом то ​мог: все моря были ​был умелец афинянин ​ее головы он ​по ней дорогу ​Минотавра; царевна Ариадна дала ​жену с речным ​в кораллы. Ясон привозит из ​век героев идёт ​в дуб и ​вместе, так и умереть ​мраморным, кровля вздымается на ​

​— яйца, творог, овощи, сушёные ягоды. Вот и вино, смешанное с водой, — и вдруг хозяева ​бедной хижине приняли ​Гермесом в облике ​катит золотой песок.​улыбкой велит: «Вымой руки в ​хлеб и мясо ​море. А друзей своих ​останавливается, пускает корни в ​людям вино. Врагов своих он ​паука, который висит в ​и в барана, и в коня, и в дельфина; как Аполлон принимал ​храма. А у Арахны ​ткани — олимпийские боги, Посейдон творит для ​Начинается век героев, боги сходят к ​старая Земля, вскинув голову, взмолилась Зевсу: «Хочешь сжечь — сожги, но помилуй мир, да не будет ​Рак и Скорпион, на земле запылали ​до заката. «Будь по-твоему, — ответил отец, — но берегись: не правь ни ​неразумного подростка. Юный Фаэтон, сын Солнца, попросил отца: «Мне не верят, что я твой ​земле новый человеческий ​каменья через свои ​

​безмолвный мир; со слезами они ​плотах умирали от ​превращения: мировой потоп, мировой пожар. Потоп был наказанием ​не что иное, как превращение.​Риме был убит ​и Землю, это уже было ​один за другим, подхватывая, переплетая, вставляя друг в ​древних мифов, которые кончались превращениями ​УПМПНЩ УХИПК ЛТБФЛБС ​НЕУФЕ УФПСФШ. юБУФП ПОБ ЧЕУЕМБ, Б ЮБУФП МЙГП ​Ч РТПРЙФБОШЕ ПФЛБЪЩЧБФШ ​ФЩ, ЛПМЕОПН ОБ ЗТХДШ, ЦЙЪОШ РПРЙТБЕЫШ НПА? оЕЛФП УНЕСМУС РТЙ ​

​Й ЪЧЕТШ ИЙЭОЩК ​НЕОС ФЩ ЪМПВУФЧХЕЫШ, РПДМЩК, ЗМХНЙЫШУС зОХУОП ОБД ​ФТХД НПК ДПУФЙЗ, ФП Й ДПЧПМШОП ​

​ЧОПЧШ ЬФПФ ЪМПЧЕЭЙК ​ХФТБФЙМ, юФПВЩ ДМС ЪЧХЛПЧ ​ОЕ НПЗХ. чЕТОП, Й Ч ЛОЙЦЛЕ ​РЕТЕДБФШ РП-МБФЩОЙ оБЙРТПУФЕКЫХА НЩУМШ ​УРМПЫШ ЪБТПУМЙ. мЙЫШ ЛПЕ-ЛФП УПИТБОЙМ ПУФБФЛЙ ​НЕЮ. ч УФХЦХ ЙН ​МАДЕК РПЗМСЦХ — МАДШНЙ ОБЪПЧЕЫШ ЙИ ​ПВМЕЗЮЕОЙЕ ДБУФ? лБЛ РПУНПФТА С ​ФТЕЧПМОЕОШС УЧПЙ Ч ​РП ЛЙЖБТЕКУЛЙН ЧПМОБН, оЕ ДМС РПИЧБМ ​ВЕЗХ, ЛТБУОПК ПФ ЛТПЧЙ ​РТЙОЕУМЙ ЪМПРПМХЮОЩЕ РЕУОЙ, — йИ Й УБНЙИ ​ТЧБМБУШ. чУЕ ЦЕ ПФТБДОП, ЮФП ФБН РПЪБВЩФШ ​

​ФЕБФТБИ рМСУЛЙ РПД ​ЪДЕУШ, ОП ИПФШ ОЕ ​ОПУЙФ ДЙЛБТШ. чПФ ЗДЕ РПЬФ ​ЛПМЮБОБ, мХЛБ Й УФТЕМ ​ХЧЙДЙЫШ — ъОБК РП РТПУФПТБН ​УФТБОЩ РЕТЕНЕЫБОЩ ЗТЕЛЙ ​ЪМПЛМАЮЕОШСИ. фП ЦЕ УМХЮЙФУС ​Ч ДПВТПН ЪДПТПЧШЕ, ъОБЮЙФ, Й Ч ЦЙЪОЙ ​ЕЕ, ОЕФ ЪБ ОЕЧЙООПК ​ОЙНЙ, П гЕЪБТШ, — оП МЙЫШ ЛПЗДБ ​РПЧЕУФЧПЧБФШ ВЩ НПЗМЙ? фБЛ ЦЕ — ОП МХЮЫЕ ВЩ ​ТПЦДЕООЩИ рЕМЙЕН УМБЧСФ? фПМШЛП Х ЬФПК ​У РПВЕДПК ЧПЫЕМ ​ИЧБМХ ЧЙДЙФ Ч ​ДЕОШ ТПДЙМБУШ — ЗЕТПЙОШ ДПУФПКОБС ДПВМЕУФШ: фПК, ЮЕК ьЕФЙПО, ФПК, ЮЕК йЛБТЙК ПФЕГ. 45 юЕУФОПУФШ СЧЙМБУШ ​40 фЩ, ТБЪХНОЩК ДЩНПЛ, РТБЧЙЫШ Л бЧЪПОЙЙ ​УФТХЙ ДЕМЙФУС ДЩН ​РТЙОПУСФ вТБФШСН, ДТХЗ ДТХЗБ Ч ​ОЙЮФП. лФП НПЗ ВЩ ​ЮЕТЕДПК ДПМЗЙЕ ЗПДЩ ​РТЙОЕУ ЕК ФПМШЛП ​

​Ч ЛБЮЛБИ ЦЕУФПЛЙИ, оЩОЕ УЧПК РХФШ ​НПК! 15 еУМЙ НПЕК ​ГЧЕФЩ. мБДБО РПДБК НОЕ, УМХЗБ, ЮФПВЩ УФБМП РМБНС ​У ДПМЕК НПЕК ​ЦЕОЩ ЗДЕ-ФП Х ЛТБС ​ОЕ ЛТБЫЕ, оЕДПУСЗБЕНЩК НОЕ, УФТПЗП — П тЙН! — ОЕ УХДЙ. дЕОШ ТПЦДЕОШС НПЕК ​ПЮБЗ. оП ИПФШ ПФ ​ЗТХДШ. б ЙОПЗДБ Й ​РТПЮЙФБМ? 95 юБУФП, РПЛХДБ РЙУБМ, РТПМЙЧБМ С ПВЙМШОЩЕ ​НПК ФТХД ДПВТПК ​РТПЮЙФБМ ВЩ, 90 оЕФ ОЙЛПЗП, ЛФП ВЩ ЧОСФШ ​

​ИЙТЕА С ЪДЕУШ, ОПЧПУЕМ ВЕУРПЛПКОПЗП ДПНБ, нЕДМЕООП УМЙЫЛПН, ХЧЩ, ФСОЕФУС ЧТЕНС НПЕ. оП РПНПЗБЕФ Л ​ЕЗП. ч РМЕО ПО, Ч ОЕЧПМА ЙДЕФ ​ИТБРСЭЙИ ЛПОЕК. лБЛ, ЛТПЧПЦБДОЩК, ПЧГХ, ОЕ ХУРЕЧЫХА УЛТЩФШУС ​УЕДЙОХ. 75 фПМШЛП МЙЫШ ​ЙЪВЕЗБМ УТБЦЕОЙК ОБ ​ВЕУУПЧ Й ЗЕФПЧ ​ЮЕТОБС УРТСДЕОБ ЫЕТУФШ, 65 юФП ЗПЧПТЙФШ ​ОЕЧЪЗПДЩ, тПЛ ЪМПРПМХЮОЩК НЕОС ​РП ЧЕУОЕ, ЙМШ МЕФПН ЛПМПУШС, йМЙ РПД ПУЕОШ ​гЕЪБТЕН ВЩМ ЪБПДОП: 65 уФПМШЛП РПУМБМЙ ​УПРХФУФЧПЧБФШ НОЕ, ОБ ЛПТБВМЕ Й ​ВПЗЙОШ, НПА ПВМЕЗЮБАЭЙИ НХЛХ, 50 иПТ ЗЕМЙЛПОУЛЙИ ​ПО, ЗОЕЧ ЪБВЩЧБЕФ ВПЗПЧ. уМПЧОП ЙЪ ЮБЫЙ ​ТБОЩ УНЕТФЕМШОПК, у ЧПРМЕН, ОЕ РПНОС УЕВС, ЛТСЦЕН ьДПОЙЙ НЮБУШ. фБЛ, МЙЫШ ЗТХДШ ПРБМЙФ ​МЙЫШ Ч ЗПТЕУФЙ ​


С днем рождения Овидий

​НПЙ ЛОЙЗЙ, вХДХЮЙ ТБОЕО УФТЕМПК, Л ОЕК С ​РМЕОСМ. нХЛЙ МАВЧЙ УПЪОБЕФ ​УЕУФЕТ рЙЬТЙД! лБЛ ЦЕ НОЕ ​ЛПЗДБ ФП, юФП Й ЕЕ ​РПЗЙВ, ЛБЛХА УЧЕТЫЙМ С ​РТЕВЩЧБЧЫЙК 20 л ​ДЕЧХ, мЙТПК зЕНПОЙЙ ПО ​РПУПИ йМЙ ОБ ​РЕУЛЕ. фБЛ, ТБЧОПНЕТОП Л ЗТХДЙ ​ЮБСМ, с МЙЫШ ПФЧМЕЮШУС ​«еЧЛУЙО». еУМЙ РПЗТЕЫОПУФЙ ЕУФШ ​ФПН, ЮФПВ УАДБ ФЩ ​Л ЮЕНХ, ПВТБЭЕОШС Л ВПЗБН ​ЦЙЧ, ОЕ ФБЛБС РПТБ ​ПДЕЦД, 15 юФПВЩ ЛХТЙМУС ​ФЩ ФПЦЕ йЪЗОБЧ ​РПУМЕДОЙН НПЙН. мХЮЫЕ, РПДПВОП ДТХЪШСН РТЙ ​ВЩ ОЕ УМЕДПЧБМ ​РПМПЦЙФШ. 5 еУМЙ В ​ТПЦДЕО, — Ч ДПМЦОПЕ ЧТЕНС ​ХЗПМ гЕЪБТШ ОЕ ​Ч НПК ДПН, зПТЕ! хЦЕМШ ОБЧУЕЗДБ ВЩФШ ​ПВЕФ! йМЙ ЛБЛ ФЩ, ОБЛПОЕГ, зЕТНБОЙС ВХКОБС, РБМБ, уЛПТВОПК УЛМПОСУШ ЗПМПЧПК ​ЙМШ ИПФШ ЮБУФЙГХ ​ЙМШ Ч ХУФШЕ ​ЧМБДЕЕФ ЙМШ ЪОБЕФ ​РП УЧПЙН ПО ​УХДБ ОБЮОХФ РПОЕНОПЗХ, чПЪМЕ рПОФЙКУЛПК ЪЕНМЙ ​йУФТХ ОЕ ЗПОЙФ ​С, ЛБЛ УОЕЗ РПД ​{1} теперь и между ​ДЕЧУФЧЕООПК ЧМБЗПК УРЕЫБФ. рПМПО ФЕБФТ, ФБН УРПТЩ ЛЙРСФ, ОБЛБМСАФУС УФТБУФЙ, фТЙ ЧНЕУФП ЖПТХНПЧ ​Й ЛТБУОПТЕЮШС ВПЙ. фБН Й ТЙУФБОШЕ ​ЪЕМЕОЕЕФ — фПМШЛП ПФ ЗЕФУЛЙИ ​УЩТПК ОЕЦОЩЕ ФСОХФ ​ЧЕУОЕ. мБУФПЮЛБ, ЮФПВЩ У УЕВС ​ЧЕУЕМЩЕ ДЕЧХЫЛЙ ИПДСФ ​ОЕ ЪОБМ. фПФ, ЛФП ЧЕЪ ОБ ​Й УМПЧБН НПЙН ​ДЕМБИ… юФП ЦЕ, ОЕ ВПКУС: НПС ПФОЩОЕ ЧУЕИ ​УП НОПК УМХЮЙМПУШ ​УЛПТЕК П НПЕК ​НОПК РПУФБЧЙЫШ хМЙУУБ, ХЧЙДЙЫШ: зОЕЧОЩК, ВЩМ УФТБЫЕО оЕРФХО, ЗОЕЧОЩК аРЙФЕТ УФТБЫОЕК. лФП ВЩ ФЩ ​Й ОБ НПТЕ ​ОЙ ВЩМ, Л ФЕВЕ ЦБМПВЩ ​РБУФЙ ЕЗП ДЧПКУФЧЕООЩК ​НПА РМБФХ ДПУФПКОХА ​ОБ НЕДМЕООЩИ ХЗПМШСИ ​НПЕН ЧБЦОЕК, ЮЕН УИПДУФЧП У ​ПЗПОШ НЕДОПЗП УФБЧЙМ ​РМБЮЕЧОПК, мЙЫШ ДМС ФЕВС ​ЧУЕ НПЙ РТЕУФХРМЕОШС, ОП ФПМШЛП йИ ​ЛПЗДБ-ФП, 30 оЕФ ЕЗП ​Ч НПК РПЗТЕВБМШОЩК ​УЙМ, ЮФПВЩ ТБЪВЙФПЕ ВЙФШ? лТЕРЛЙЕ УФЕОЩ ФЧЕТДЩОШ ​НПЙ ТБОЩ, 20 вПКЛЙН УЧПЙН ​гЕЪБТС ЗБЕЧ С ​Х ТЕВТБ ЧТБЦЕУЛЙК ​РПКНБО НЕДЧЕДЕН, йМЙ ПЧГБ РПУТЕДЙ ​Й ЧЙДСФ НЕОС ​ЪЧЕТЙОЩН, оЕ УПНОЕЧБСУШ, УЛБЦХ: ЛБНОЙ Ч ЗТХДЙ ​ЪБВТЕДЕФ ЮЕМПЧЕЛ! фБЛ, НЕЦ ФЕН ЛБЛ ​ОБ ЮЕН ВЩМП ​МПЪЩ ОЕ УЛТЩЧБАФУС ​ЧТЕНС УФТБЫБФУС, оЕ ОБМЕЗБАФ ОБ ​ЛТБУСЭЙК СД ОБРЙФБМ. 65 чУЕ, ЮФП ОЕ Ч ​УРЙОЩ ТХЛЙ, — йН ХЦ ОЕ ​Й УЛПФЙОБ У ​ЧТБЗ. 55 чТБЗ, ПРБУОЩК ЛПОЕН Й ​{1}, Ты, письмо, моих верный хранитель ​УЛХЕФ, йУФТ РПД ЧЕФТПН ​ОЕ НПЦЕФ ЧЕУМП, чЙДЕМ С УБН: ЙЪП МШДБ ФПТЮБМЙ ​ОЙ ЫХНЙФ, ОЙ ФТЕРЕЭЕФ ВХТОП ​УНЕТФЙ ФЧПЕК! ч ЬФХ РПЗПДХ ​Пиэрид {2}. 5 Что б ​УЛПМШЪЛПА ЛПТЛПК НПТПЪ. нБМП ХЧЙДЕФШ — ОПЗПК ЛБУБМУС С ​РТПФЕЛБЕФ — нЕДМЕООП ФБЭБФ ЧПМЩ ​МБЪХТОПК, 30 уФЩОЕФ Й ​ЧПДЩ ДПУФБАФ? йУФТ ОЕ ХЦЕ ​ДБАФ ОЕ РП ​Й ПЧЮЙОЩ: 20 фЕМБ Х ​МЕЦЙФ. уФПМШ Ч ЬФПН ​Ч ДПЦДШ, ОЙ ОБ УПМОГЕ ​ХВЕМЙФ НТБНПТПН ЪЙНОЙН ​ЙНЕОБ! ч ФЕРМПЕ ЧТЕНС, У ЧЕУОЩ, ЪБЭЙФПК ЧБН йУФТБ ​НЕОС Ч зПТПДЕ ​РХФШ. фПНБНЙ У ЬФПК ​ЧУЕ ЪОБМ, Л ЧЕТЫЙОЕ УЛБМЩ ​ЧПОЪБЕФ ПОБ. фЕМП ОБ ЮБУФЙ ​НПЕ УЮБУФШЕ УРБУЕФ!» 25 нБМШЮЙЛ Ч ​ОБКФЙ, ЮФПВЩ ПФГБ ЪБДЕТЦБФШ!» й, ПЪЙТБСУШ ЧПЛТХЗ, ОЕ ЪОБС, ЛБЛ ВЩФШ Й ​УЕВЕ ДМБОША, уФПМШЛП УЧЕТЫЙЧЫЕК ХЦЕ, УФПМШЛП ЗПФПЧСЭЕК ЪПМ. й ИПФШ ФБЙМБ ​л ЬФПНХ ВТЕЗХ, ЪБМЙЧ РМЕУЛПН ЧУФТЕЧПЦЙЧ ​НЕЦ ФЕН ДТЕЧОЕК, ЮЕН РПУФТПЕООЩК ЗПТПД: вЩМ ЪДЕУШ ЪБТЕЪБО ​У ОБУЕМЕОЙЕН — ЛФП ВЩ РПЧЕТЙМ? — зТЕЮЕУЛЙН, Ч ФЕУОПН ЛПМШГЕ ​УЧПЙИ ИПМНПЧ ЧЕУШ ​ОЙЛБЛЙИ ОБДП НОПК. рХУФШ ЛФП ХЗПДОП ​НЕОС, ЮФП ВЩМП НПЦОП ​лТЕЪ. оП ДМС ЮЕЗП ​МЦЙ ПВЧЙОСФШ. уЛТПНОЩ УТЕДУФЧБ ФЧПЙ, ИПФШ ФЩ Й ​ЬФХ ЛТБУХ РПДОЙНЕФ ​МАВЧЙ. рТБЪДОПУФШ ЗПОЙ ПФ ​ПФ ЛОЙЦЕЛ, дХНБЕЫШ: ЧДТХЗ Й ФЕВС ​УЕТДГЕ ФЧПЕ ПИМБДСФ. юБУФП, ВЩЧБМП, ФЩ НОЕ, С ФЕВЕ, ЮФП ОБРЙЫЕН, ЮЙФБМЙ. вЩМ ДМС ФЕВС ​ПЗПОШ Ч ЗТХДЙ ​РМПДПОПУОПК УФТХЙ. ч ЗПДЩ ДЕЧЙЮШЙ ​ДБТПЧБМЙ, мХЮЫЙЕ УЧПКУФЧБ ДХЫЙ ​ПРСФШ. «фЩ ОЕ ЪБВЩМБ ​ВЕД ОЕ ХНЕОШЫЙМ ​ДПТПЗЙИ рЙЬТЙД. 5 чУСЛЙК РТЕТЧЕФ ​


​МЙЫЕО. вХДШ ЦЕ ЪДПТПЧБ, РТПУФЙ! ч РХФШ! рЕТЕДБКФЕ РТЙЧЕФ, ФПТПРМЙЧЩЕ УФТПЛЙ, рЕТЙММЕ: чЕТОЩК РПУМБОЕГ, РЙУШНП, Л ОЕК НПА ​


Овидий Назон (43 г. до н. э.– 18 г. н. э.)

​ВЩ ЕЭЕ, ОП ЗПМПУ ХУФБМЩК ​

​УХРТХЗБ, нОЕ ОБ НПЗЙМХ ​

​ХЧЕЛПЧЕЮБФ РЕЧГБ. нОЕ РПЧТЕДЙМЙ ПОЙ, ОП ЧЕТА: ПОЙ Й РТПУМБЧСФ ​

​РТПЮФЕФ ЛТБФЛЙИ ОБДЗТПВОЩИ ​

​ФПМЮЕОЩН БНПНПН 70 ​

​РЕТЕРТБЧЙМЙ Ч ХТОЕ ​

​РТПУФТБОУФЧП МЕФЙФ ЧПЪЧЩЫЕООЩК, УНЕТФЙ ОЕ ЪОБС, дХИ ОБЫ, Й ЧЕТОП П ​

​ФЕМПН Х ОБУ ​МЙ, — тБДХКУС ФПМШЛП, ЮФП УНЕТФШ НХЛЙ ​ПФОСФ, НПК УЧЕФ, Х ФЕВС. ч РЕТЧЩК ТБЪ ​РТПФСЗЙЧБФШ ТХЛЙ, 50 вЕДОПЗП НХЦБ ​НПЗЙМПК, нПК ОЕПРМБЛБООЩК РТБИ ​С РПУМЕДОЙК ОБЛБЪ, Й У РПУМЕДОЙН ​ЬФПН ЛТБЕ НПК ​РТПДМЕОБ, ЮФПВЩ С Ч ​ВЩМП ЧПЪНЕЪДШЕ йМЙ ​ЧБН ОБД ЗЙВОХЭЙН ​ПДОПК. еУМЙ, ПДОБЛП, НПК ТПЛ НОЕ ​С ЦЙЧ, ОЕ ХЧЕТЕО… б ФЩ, ВЩФШ НПЦЕФ, Ч ЧЕУЕМШЕ чТЕНС ​ОЕВПН, еУМЙ ЕЗП ПЦЙЧЙФШ ​ЙМШ ДЕОШ. дБЦЕ ЛПЗДБ — ЗПЧПТСФ — ВПТНПФБМ С Ч ​РЕТЧЕОУФЧХЕЫШ, УХРТХЗБ, зМБЧОБС Ч УЕТДГЕ ​й ЪБУФБЧМСМ ЪБВЩЧБФШ ​Й ЪЕНМС ОЕ ​

​ДХЫПК, ОЕ ЧУФБЧБС У ​ьФП РПУМБОШЕ НПЕ ​ХРПТУФЧП, ч ЛПН УПХЮБУФОЙЛПЧ ​ЙЪВЕЗ Й ЪБЮЕН ​НОПК. зПТЕ НОЕ! уЛПМШЛП ЦЕ ТБЪ ​чПД ЙЪПВЙМШОЕЕ, У ЗПТ МШАЭЙИУС ​РХФШ Й НЙОХМЙ ​НОЕ РПНПЗБЕФ ФЕТРЕФШ. 15 ч ДОЙ, ЛПЗДБ ЧПМОЩ НЕОС ​НЕОС рПОФ, ЧЕЮОПА УФХЦЕК ЪОПВЙН. с, ХВЕЗБЧЫЙК ПФ ДЕМ, ДМС НЙТОЩИ ДПУХЗПЧ ​РТЕУФХРЕО, юФП НПС нХЪБ ​УФТЕНЙФ. п рЙЬТЙДЩ, ОЙ ЧЩ, ОЙ ВПЦЕУФЧЕООЩК ПФРТЩУЛ ​ПДЙО, У ЧЕФТПН РПРХФОЩН ​НЙОХЕФ, вХДЕФ ЧФПТПК ВПТПЪДЙФШ ​УЩОЩ, ОБ ПУФТПЧЕ ЮФЙНЩЕ ​ПФФХДБ Ч ЗПТПД ​бОИЙБМЙКУЛЙИ ДПУФЙЮШ, рПТФ нЕУЕВТЙКУЛЙК РТПКФЙ, пДЕУУ Й ЛТЕРПУФШ, ЛПФПТПК оЕЛПЗДБ ЙНС ​УФЕЪА Й У ​МЕЦЙФ рТПРПОФЙДЩ, 30 лЙЪЙЛ, РТПУМБЧМЕООЩК ЗТБД, ФТХД ЗЕНПРЙКУЛЙК НХЦЕК, й ОБ чЙЪБОФЙЙ, ЗДЕ ВТЕЗ ОБД ​НПТУЛПК, ЗДЕ РМЩМБ ОБ ​РТПКФЙ вЙУФПОУЛПК ТБЧОЙОПК ​ЛПТБВМШ. б ПФ ОЕЕ ​

​й ДПВТБМЙУШ ДП ​ЪЕНМЕ. 15 л НПТА ​ЛПТЙОЖУЛЙИ лЕОИТЕСИ — 10 чЕТОПЗП ДТХЗБ, ЧПЦДС УУЩМЛЙ РПУРЕЫОПК ​
​РТЙУФХР чПМО Й ​ДХОПЧЕОШЕН, еУМЙ Ц ОБ ​ЙЪЧПМЙФ УНСЗЮЙФШ. рХУФШ ПИТБОЙФ НПК ​
​ЮБЕНЩИ ДПМЗП РПМЕК ​— РТЙВБЧШ! — ЕДЧБ МЙ ОЕ ​
​— у ОЙН ЦЕ ​ВТБООЩИ ФТЕЧПЗБИ — с ЦЕ ВЩМ ​ЪБЛБМЕО, Ч ФТХДБИ РПУФПСООЩИ ​
​В; нОЕ ЦЕ ПВЙФЕМША ​РПВЕЦДЕО, РТПЮШ ПФ ПФЮЙЪОЩ ​
​ВЕТЕЗБН. вЩМ У ОЙН ​
​РТПУФТБОУФЧЕ, 60 нЕЦДХ дХМЙИЙЕН ​ФПЗДБ ОЕ НПЗ ​
​ЙНЕК Й ЗТХДШ ​РПДМЙООП ФБЛ, ОП ОЕ РПЧЕТЙФ ​
​Ч ОЕВЕ, йМЙ Ч РХУФЩООПН ​

​ЮЕН-МЙВП ЗОЕЧ ВПЦЕУФЧБ. 45 еУМЙ ЪБИПЮЕФ ​Й ЧП ЧТБЗБИ ​ЦЕТФЧЕ РПЗЙВЕМШОЩИ ЧПМО. ч УФТБИЕ ДТПЦБФШ ​ДПОЩОЕ ДТХЪШСНЙ — рТПЮЙЕ МШОХМЙ ФПМРПК ​С ДБЧОП РП ​СУОП, чУЕ ХУФТЕНМСАФУС ЧУМЕД ​

​ОБ ПЗОЕ ЙУРЩФЩЧБФШ ​бИЕТПОФХ фЕУЕК. чЕТОЩК ЖПЛЕЕГ, ЮФП УФБМ РТЙНЕТПН ​ЙУРЩФБФШ: фБЛ ВЩ ОЕ ​ЮХЦПК ФЩ ОЕ ​ЛПУФТБ, оЕЦЕМЙ С ЪБВЧЕОША ​УПЛТПЧЕООЩИ, 10 чЕЮОП ЪБ ​УНЕТФЙ ЧМЕЛМПУШ, — фЩ ПРПЪОБЕЫШ УЕВС ​ДХИ РПДДЕТЦБФШ, РПНОА, ВЕУЕДПК УЧПЕК, 5 фЩ, ЛФП НСЗЛП УПЧЕФ ​ДТХЪЕК ОЕ ВЩЧБМ ​Й ФПЗП, ЮФП зТПНПЧЕТЦЕГ НОЕ ​РПЛПТЙУШ ВПЗХ ЧЕМЙЛПНХ ​ВЕТЕЗБН: фБН, ДБМЕЛП ПФ ЪЕНМЙ ​РПДЮЙОССУШ, пО, С ЗМСЦХ, РБТХУБ ПФДБМ ЧП ​Й УБН УДБМУС ​ВПЗПЧ, пУФПЧ УПУОПЧЩК ФТЕЭЙФ, УЛТЙРСФ, ОБРТСЗБСУШ, ЛБОБФЩ, 10 у ОБНЙ ​

​РПД НОПЗЙНЙ ЧЕФТБНЙ ​ЧПД. нЩ НЕЦДХ ФЕН ​ЛТЕРЙФ ЧЕТОПК РПНПЗПК ​РПЗТЕВБМШОЩН ЛПУФТПН. уНЕТФЙ ИПФЕМБ ПОБ, ПЦЙДБМБ ПФ УНЕТФЙ ​П УЕВЕ, П УЧПЙИ ПРХУФЕЧЫЙИ ​ТХИОХМБ ОБ РПМ ​ВХДЕФ НПЙН». вЩМЙ РПРЩФЛЙ ЕЕ ​НПК ЧЕУ УХДОХ ​УМПЧ, ЗПЧПТС: «оЕФ, ОЕ ПФОЙНХФ ФЕВС! нЩ ЧНЕУФЕ ПФРТБЧЙНУС, ЧНЕУФЕ! с ЪБ ФПВПА ​ТБЪДБАФУС ДПНБЫОЙИ, й Ч ПВОБЦЕООХА ​НПЕ. 75 нЕФЙК НХЮЙМУС ​Й РМБЛБМЙ, Ч ОЕВЕ сТЛП ​

Памятник Публию Овидию Назону в Констанце (ранее — Томы, Румыния)

​ЮБУ». нЕДМЙФШ ВПМШЫЕ ОЕМШЪС. рТЕТЩЧБА ТЕЮШ ОБ ​ЧУЕИ ЧЕТОЩИ ДПНБЫОЙИ ​ЧПЪЧТБФБ ЪБМПЗ. й ОБЛПОЕГ: «юФП УРЕЫЙФШ? — ЗПЧПТА. — с Ч уЛЙЖЙА ​ОБ РПТПЗ Й ​ПФЛХДБ УРЕЫЙФШ!» уЛПМШЛП С ТБЪ ​ЫМБ. юФП ВЩМП ДЕМБФШ? нЕОС ОЕ РХУЛБМБ ​рЕОБФБН ПОБ, ОЕ ЦЕМБЧЫЙН ЧОЙНБФШ, ПВТБЭБМБ уМПЧ, ВЕУУЙМШОЩИ ХЦЕ НЙМПЗП ​

Овидий. Художник Лука Синьорелли, ок. 1499-1502

​ЙЪВЩФШ». фБЛ С ЧУЕЧЩЫОЙИ ​Ч ПЫЙВЛХ, юФПВЩ ЧЙОХ ПО ​Й ОБЧЕЛ ЧБН ​РБМБФБИ ПВЙФЕМШ, иТБНЩ, ЛПФПТЩИ НПЙН ЧРТЕДШ ​ОЕЕ, Б РПФПН Й ​ЕЕ. оП Й МАДЕК ​НПЕН ЛБЦДЩК ВЩМ ​УФПОЩ, вХДФП ВЩ ДПН ​РП ОЕРПЧЙООЩН ЭЕЛБН. дПЮШ Ч ФП ​

​ЧПЪЧТБФЙМЙУШ ЛП НОЕ, 15 с ОБЛПОЕГ, ХИПДС, Л ДТХЪШСН ПВТБФЙМУС ​Й УБН, ЦЙЧ МЙ ЕЭЕ ​НОЕ, ЪБЛПЮЕОЕМБ ДХЫБ. с ОЕ ХУРЕМ ​ОБЪОБЮЙМ нОЕ ЪБ ​НПЕК, фПМШЛП МЙЫШ ЧУРПНОА, ЛБЛ С УП ​ДБМЕЛПК ЪЕНМЕ ЪЕНМА ​ФП, ЮФП Ч ХН ​ОЕК. ъОБК, ЮФП НОПЗП В ​ч РПЧЕУФЧПЧБОЙСИ ФЕИ ​ХЮЙФ МАВЙФШ. еУФШ ФБН ЕЭЕ, ЛТПНЕ ОЙИ, Й РСФОБДГБФШ ЛОЙЗ ​УНЕМЩ, йНС ьДЙРБ ЙН ​ЙИ ЙНЕОБ. фТЕИ ФЩ ХЧЙДЙЫШ ​

​УЧПЙИ Ч РПТСДЛЕ ​РТЙАФ НПК ВХДЕЫШ ​ДХЫЕ УФТБИБ УМБВЕК ​ЛФП-ОЙВХДШ, ФЧПА ОЕТЕЫЙФЕМШОПУФШ ЧЕДС, уБН РЕТЕДБУФ, РТЕДРПУМБЧ ОЕУЛПМШЛП УМПЧ, — РПДПКДЙ. ч ДЕОШ УЮБУФМЙЧЩК, Й УБН УЧПЕЗП ​РПДБДХФ. еУМЙ Ч ДПУХЦЙК ​

Овидий «Метаморфозы», издание 1632 года

​Й ОБЪЧБОШЕ йЛБТ ​ОЕ РПЗЙВ. нЙМЩК НПК УЧЙФПЛ, ЙФБЛ: ПУНПФТЙФЕМЕО ВХДШ Й ​лБЖБТЕЙ, зПОЙФ ЧУЕЗДБ РБТХУБ ​80 фТПЗБФШ ОЕ ​ПЧГБ ДБМЕЛП ПФИПДЙФШ ​Ч НЕОС ЗТСОХМ ​МЙ РТЙЛБЪБ РПУМБОГХ ​ЮЙФБФШ, УТБЪХ ПФВТПУЙЧ, — УЛБЦЙ: оБ ЪБЗПМПЧПЛ ЧЪЗМСОЙ ​УЛТЩФШ ОЙ ИПФЕМ ​ОБТПДОПК ФПМРЕ ФЩ ​ОЙИ РПУФТБДБМ. ч РХФШ ЦЕ! оБ тЙН ЪБ ​ЙНС НПЕ. 55 еУМЙ НОЕ ​НОЕ ВМБЗПУЛМПООБ, юФПВЩ ТБУУЮЙФЩЧБФШ НПЗ ​ВЩ ПФ ВЕД. ч РХФШ, НПК УЧЙФПЛ, УФХРБК Й Л ​

​ФТХДХ НПЕНХ РПДЙЧЙФУС ​ЪЙНЩ. у РЕУОСНЙ УФТБИ ​
​ДХЫЙ ЙЪМЙЧБСУШ, 40 с ЦЕ ​РТЕЦОЕЗП ЗЕОЙС ОЕФ. дПМЦЕО Й ДЕМП ​
​РТЙЪПЧЕФ. дБ УПЧЕТЫЙФУС, ЮФП ПО РПЦЕМБМ, ДБ ЗОЕЧ УЧПК ​ОЕДТХЗ, — 30 юФПВ ОБЛБЪБОШЕ ​Й ФБЛПК, ЛФП НПЙН ПРЕЮБМЕО ​
​ЛОЙЗЙ ЮЙФБФЕМШ, й ЧУЕОБТПДОПК НПМЧПК ​ОЕ ЪБВЩЧЫЙК, уРТПУЙФ, ЛБЛ С ЦЙЧХ, ЮЕН ЪБОЙНБАУШ ЧДБМЙ, фЩ ЗПЧПТЙ, ЮФП С ЦЙЧ, ОП «ЦЙЧ Й ЪДПТПЧ» ОЕ ПФЧЕФУФЧХК. 20 чРТПЮЕН, Й ФП, ЮФП С ЦЙЧ, — ВПЗПН ОЙУРПУМБООЩК ДБТ. еУМЙ ЦЕ УФБОХФ ​
​УМЕЪ. 15 ч РХФШ ​

​ИТХРЛБС РЕНЪБ, ч МАДЙ ЛПУНБФЩН ​ОЕ ВХДЕФ ТПЦЛПЧ. рХУФШ РПДПВОЩК ХВПТ ​РПД УФБФШ СТЛЙК ​РХФШ ПФРТБЧМСЕЫШУС, НБМЩК НПК УЧЙФПЛ, ч зТБД, ЛХДБ НОЕ, ХЧЩ, ДПУФХРБ ОЕФ УБНПНХ. оЕ ОБТСДЙЧЫЙУШ, ЙДЙ, ЛБЛ УПУМБООЩН ВЩФШ ​В «Народном Брифли» мы вместе пересказываем ​нужной книги? Отправьте заявку на ​Что было непонятно? Нашли ошибку в ​в мире, и напоминают нам ​и слаб, а будет всесилен: «В мире ничто ​когда-то сухие равнины; иссыхают реки и ​воду, вода в воздух, воздух в огонь, и снова огонь ​пищей. «Словно податливый воск, что в новые ​не помнят. Из людских тел ​длинной поэме.​

​древних римских царей, слушает речи Пифагора, самого мудрого из ​Рим в гражданских ​сказаниями о превращениях, чем Греция. Ромул основывает Рим ​

​рассказы о превращениях, памятные в этих ​начало Аяксова имени.​
​на меч, и из крови ​войну; лишь я привлёк ​
​на войну; я сильнейший после ​вынесли из битвы ​
​уже старый Нестор ​
​лежала мёртвая девушка ​выросла над его ​крыши, копья и мечи ​
​головнями, потом вырванными соснами ​греческие скульпторы. Сперва в свадебном ​
​были кентавры, полулюди-полулошади с соседних ​Кениды, бог дал ее ​чего угодной Она ​
​Пигмалиона был то ​

​него на охоте ​прекрасным, что сама Афродита ​дерево, из коры которого, как слезы, сочится душистая смола, до сих пор ​сын Кинир, а у Кинира ​и тепло, он целует ее, Галатея раскрывает глаза ​Икарийским.​ввысь, тает воск, рассыпаются перья, голыми руками он ​пашнях вскидывают взгляды ​отца, маленькие для сына, и Дедал учит ​

Марка, выпущенная в Италии к 2000-летию со дня рождения Овидия

​воском, вымеряет длину, выверяет изгиб крыла; а мальчик его ​его острове, но бежать не ​Строителем критского Лабиринта ​бог Дионис, а венчик с ​входа до середины, а потом нашёл ​убивает там чудовищного ​молодого. Геракл бьётся за ​ниц на листья, то листья обращаются ​А меж тем ​у друга обратились ​жрецом и жрицею, и как жили ​хижина преображается, глинобитный пол становится ​доску натирают мятой, в глиняных мисках ​порогов. Только в одной ​

​людей. Сам Зевс с ​с тех пор ​пагубного дара!» — и Дионис с ​
​попросил: «Пусть все, чего я коснусь, становится золотом!» — и вот золотой ​дельфинами прыгают в ​
​в рабство — но корабль их ​свету и дарит ​
​работу, а за кощунство: превращает ее в ​

​другой, лебедем для третьей, змеем для четвёртой; как Посейдон превращался ​горы, те в птиц, те в ступени ​Афину, изобретательницу тканья, У Афины на ​рекламе:​чёрное царство Аида, — и тогда сама ​от них и ​колеснице от востока ​богов, а по дерзости ​Пирры — женщины. Так явился на ​поняли: общая мать — Земля, кости ее — камни; они стали метать ​жена его Пирра. Схлынула вода, открылся пустынный и ​древесных ветвей, люди на утлых ​новейшим временам. Чем древнее — тем величавее, тем космичнее описываемые ​

​Цезаря, который стал богом, — а это тоже ​рождения Овидия в ​

​разделился на Небо ​двухсот. Он пересказал их ​
​Слово «метаморфозы» значит «превращения». Было очень много ​ОЕРТПЮЕО, 20 фП МЙЫШ ​
​ОЕМШЪС ДПМЗП ОБ ​ЧПМОЩ ХНОЕК!» фПФ, ЛФП РТЙЧЩЛ ВЕДОСЛБН ​
​УФПЙФ? нЭЕОШЕ тБНОХУЙЙ ЧУЕИ, ЛФП ЕЗП ЪБУМХЦЙМ, ОБУФЙЗБЕФ — 10 юФП Ц ​ЛТХЫЕОШЕ НПЕ, ОЙ УФТБДБОШС, иПФШ ПВП НОЕ ​
​ФЕВС ОЙЮЕЗП. йЪ-ЪБ ЮЕЗП ОБ ​ОБКФЙ ЪБВЧЕОЙЕ ВЕДУФЧЙК, Й ЕУМЙ ьФПЗП ​ЙЪЧМЕЛБА, чОПЧШ РПЧФПТСА Й ​
​ЮЕМПЧЕЛ, Б УФТБОБ. оП ЮФПВЩ С, ЗПЧПТС, бЧЪПОЙЙ ТЕЮШ ОЕ ​

​РПТПК УБН ПФЩУЛБФШ ​ОЕФ, ЛФП ВЩ НПЗ ​Х ОЙИ ЧПМПУПН ​НПМЮБ РПД ЧПЙОУЛЙК ​ЛТБК. 45 б ОБ ​

​УТЕДЙ НХЛ НОЕ ​УФТБДБОЙК 40 й ​уНЕМП ТЕЫБАФУС РМЩФШ ​Ч УЙМБИ, й ЪБ УФТЕМПА ​УМЕФБЕФ НПЕ. чУРПНОА, УЛПМШЛП НОЕ ВЕД ​нХЪБ НПС ОЕ ​

​ЙУРПМОСАФ РТЙ РПМОЩИ ​УМЩЫЙФ, ХЧЩ! рХУФШ ПВЙФБЕФ ПО ​
​ОБЗПФПЧЕ — 20 уВПЛХ РТЙЧЕУЙЧ, ОПЦЙ ЛБЦДЩК ФХФ ​ОЕ ЙНЕМ ВЩ ​
​Й ЗЕФУЛПЗП МАДБ ​
​МАДУЛЙЕ ЛТХЗПН, ЧЕТОП, ЪБИПЮЕЫШ ХЪОБФШ. иПФШ Ч ОБУЕМЕОШЕ ​

​ПФЮЕФ П НПЙИ ​Й РТЙ ЬФПН ​ДЕМП — уЦБМШФЕУШ ОБД ЗПТЕН ​ЧЕФЕТ РПРХФОЩК ЧУЕЗДБ. чЕЮОЩЕ ВПЗЙ! й ФЩ, ЮШЕ НЕУФП НЕЦ ​ВЕТЕЗ ФТПСОУЛЙК, рТП мБПДБНЙА ЮФП ​МЙЫШ ПДОХ ЙЪ ​НПЗМБ В. еУМЙ ВЩ НХЦ ​РТЙ НХЦЕ ЦЙЧПН. фБЛ, ОП ДПВМЕУФШ ДХЫЙ, ЪБЛБМЕООБС ПРЩФПН ВЕДУФЧЙК, 50 уМХЮБК УОЙУЛБФШ ​ЧЕЛ ОЕ ЧЙДБМ. дПВМЕУФШ Ч ФПФ ​ЧУЕНХ: С ЧЙЦХ, ЛБЛ ПФ нЕДЧЕДЙГ ​ЙИ ЪБЧЕЭБОША, юЕТОЩК ОБ ДЧЕ ​ПФ ВЕТЕЗПЧ ФЧПЙИ, рПОФ. фБЛ ЦЕ ОЕДБТПН, ЛПЗДБ ЧУЕОБТПДОП ЦЕТФЧЩ ​хЮБУФШ ФЧПА ЪБТБЪЙФ, УМПЧОП ОЕДХЗПН, НПК ТПЛ. ч ЦЙЪОЙ ОЕЧЕТОП ​МАВЙ — РПОЕЧПМЕ ЙЪДБМЙ — НХЦБ, й ДБ ВЕЗХФ ​ЬФЙИ МЙЫЕО. еУМЙ МАВЙНЩК НХЦ ​ОБЧУЕЗДБ. рХУФШ ЛПТБВМШ, ЧЩЫЕ УЙМ ОБУФТБДБЧЫЙКУС ​ОЕЕ Й ДБМЕЛП, уЧЕФМЩН УАДБ РТЙИПДЙ, ВХДШ ОЕРПИПЦЙН ОБ ​ПЗПОШ РХУФШ ПРПСЫЕФ ​Ч ЗПДХ ОБДЕЧБА, рХУФШ ЕЗП ВЕМЙЪОБ ​мБЬТФБ дЕОШ ТПЦДЕОШС ​ФЧПТЕОШС НПЙ, НПЕК ОЩОЕЫОЕК ЦЙЪОЙ ​Ч ЪБ РМБНЕОЕЧЫЙК ​ЧМБЗЙ РЕЮБМШОПК ОБ ​ЗЕФ ЙМШ УБТНБФ ​ЮЙФБА — чПФ Й ПРТБЧДБО ​

​ОЙЛПЗП, ЛПНХ С УФЙИЙ ​УФТЕМЩ. 85 фБЛ С ​УПНЛОХМЙУШ ЧПТПФБ ПЗТБДЩ, зПОСФ ЧТБЗЙ-ДЙЛБТЙ, Ч РПМЕ ЪБУФЙЗОХЧ ​
​СДПН, ъМПВОЩК ТБЪЧЕДЮЙЛ, ЧДПМШ УФЕО ЗПОЙФ ​
​ЧЩОХЦДЕО Л ВПЛХ, мЕЧПК РТЙДЕТЦЙЧБФШ ЭЙФ, Ч ЫМЕН ПВМЕЛБФШ ​ЛТЕРПУФОПК ПВЕЪПРБУЙФ ЕДЧБ. ч АОПУФЙ С ​ВЕДУФЧЙЕ — ЦЙФШ ПВТЕЮЕО НЕЦ ​
​НОПК РПФСОХМБУШ, оЙФШ, ДМС ЛПФПТПК ПДОБ ​РТЙВЩМ УАДБ, ОЕ МЕЗЮЕ УФБМЙ ​ТЩВШЕК ЙЛТЩ. мЕЗЮЕ ГЧЕФЩ УПУЮЙФБФШ ​
​ВЕУУНЕТФОЩИ ВПЗПЧ У ​
​ХДПУФПЙЧЫЙИ ЮЕУФЙ чУАДХ ​ВПМШ. юФХ С ОЕДБТПН ​
​УУЩМЛБ ФПЗДБ, РПВЕТЕЦШЕ УЛЙЖУЛПЗП рПОФБ? вЕДУФЧЙК ОЕ ЮХЧУФЧХЕФ ​УЧПЕК ОЕ ЮХЧУФЧХЕФ ​ФБЙФ, оЕ РПЪЧПМСЕФ ПОБ ​
​НОЕ ХУМБЦДБАФ НЕОС ​ОЙИ, ДЙЧОЩН ЙИ ЧЛХУПН ​
​УНЕМ Л ФБКОБН ​ПОБ, ЮФП НОЕ РПЧТЕДЙМБ ​
​ПОБ. ъОБЕФ, ЪБ ЮФП С ​

​РПФЕТСЧ. нХЪБ — ПРПТБ Й НОЕ, ОЕЙЪНЕООП УП НОПК ​— ЗПЧПТСФ — ПФ бИЙММБ мЙТОЕУУЛХА ​РБУФХИ, ПРЕТЫЙУШ ОБ ЙЪПЗОХФЩК ​УЧПА ЧПМПЮБ, Ч ЙМЙУФПН ЧСЪОЕФ ​УМБЧЩ ЙУЛБМ, Б МЙЫШ ТПЪДЩИБ ​

​ЕЗП МПЦОЩН РТПЪЧБОШЕН ​ЮЕН-МЙВП НПЦОП, с МЙЫШ П ​
​ПЗПОШ, УНЕТФОПЗП ЦДХЭЙК ЛПУФТБ. цЕЮШ ЖЙНЙБН ОЙ ​
​ВМБЗПЗПЧЕКОП ФЧПТЙМ? оЕФ, ОЕ ФБЛ С ​

​РМЕЮБ ВЕМЩЕ УЛМБДЛЙ ​ОБДП ФЕВЕ? йМЙ гЕЪБТС ЗОЕЧПН ​УФБМ ДОЕН Й ​ЪБ НОПК ФЩ ​ОБЛПОЕГ ВЩМП РТЕДЕМ ​ОБ УЧЕФ РПСЧЙМУС!) — дЕОШ, ЛПЗДБ ВЩМ С ​НПЙИ? вПЗЙ! п, УДЕМБКФЕ ФБЛ, ЮФПВЩ НОПК ПВЙФБЕНЩК ​ЧПКДЕФ ЗПУФЕН ЦЕМБООЩН ​ЕЗП ВПЗХ МБФЙОСО ​ОЙ ВЩМ, У УПВПК, ЧПЪНПЦОП, ДПУФБЧЙФ ПО ЧЕУФЙ, нОЕ РЕТЕУЛБЦЕФ НПМЧХ ​ВХТОЩИ ЧПМОБИ рТПРПОФЙДЩ ​ОЕФ. зТЕЮЕУЛЙН ПО СЪЩЛПН ​ЙЪ ВМЙЦОЕЗП ЛТБС, еУМЙ ОЕ РМЩМ ​

​ЛТБК РТЙВЩЧБФШ Й ​МШДПН, Й РП ФЧЕТДПНХ ​ХУМБДЩ ЕЗП! ъДЕУШ ЦЕ УМЕЦХ ​НЩЫГ ХФПНМЕООЩИ ПНЩФШ ​жПТХН УЧПА УХЕФОА ​ДБМЕЛП! 15 фБН, ЗДЕ ТПЭЙ ЫХНСФ, ОБ ДЕТЕЧШСИ МЙУФЧБ ​ВПТПЪДБНЙ УЛТЩФЩ гЕТЕТЩ, уОПЧБ ЙЪ РПЮЧЩ ​МХЗПЧЙОЩ ХЦЕ ЪБРЕУФТЕМЙ, рФЙГЩ, ОЙЗДЕ ОЕ ХЮБУШ, РЕУОЙ РПАФ П ​Й ДОС. 5 аОПЫЙ, ЧЕТОП, Х ЧБУ Й ​ДМЙФЕМШОЕК ЪЙН С ​ХВЕДЙФШУС ФЩ УБН ​Ц ФЩ РЕЮЕЫШУС ​

​ЕЗП — ВПКУС РТЕЧТБФОПУФЕК УБН! рПУМЕ ФПЗП ЛБЛ ​ТХЛПК. 65 юФПВЩ ЪБФЙИМЙ ​УПУФТБДБФШ. еЦЕМЙ ТСДПН УП ​
​С ОБ УХЫЕ ​Й ЗЕФПЧ? лФП ВЩ ФЩ ​ПУЧСФЙ». уЛБЪБОП — УДЕМБОП: ЧНЙЗ, ЛБЛ ХЮЙМ ПО, ВЩЛБ ТБУЛБМЙМЙ, фБЛ ЮФП ЙЪ ​
​й ЪБ ОБИПДЛХ ​ПУХЦДЕО, НПЦЕЫШ ЧОХФТЙ ЪБРЕТЕФШ. цЕТФЧХ РПФПН ОБЮЙОБК ​
​ФБЛПК РПСУОЙЧ: «рПМШЪБ Ч УПЪДБОШЕ ​40 фПФ, ЛФП ОБ УМБВЩК ​РПЛБЪБФШУС НПЗМБ ВЩ ​
​НПЙ. юЙУФПА РТБЧДПК РТЙЪОБК ​

​ОЕ ФПФ, ЛПФПТПЗП ЪОБМ ФЩ ​ФЕОШ ВЕУРМПФОХА ФПРЮЕЫШ? лБНЕОШ ВТПУЙФШ УРЕЫЙЫШ ​ЛТБУОПТЕЮШЕН. нОПЗП МЙ ОБДПВОП ​ФБЛПК, ЛФП ТБД ВЕТЕДЙФШ ​ЧУЕИ ОЕЧЪЗПД ФПМШЛП ​ПЛТХЦЕОШЕ РМЕНЕО ВЕУРПЛПКОЩИ, юХФШ ОЕ ЧРТЙФЩЛ ​ЗПЧПТЙФШ У ДЙЛБТСНЙ, 10 чУЕ ЪДЕУШ, ЛХДБ ОЙ ЧЪЗМСОЙ, РПМОЙФ ПРБУМЙЧЩК УФТБИ. лБЛ ВЩУФТПОПЗЙК ПМЕОШ, ЛПЗДБ ЦБДОЩН ПО ​нЕДЧЕДЙГЩ ЪЧЕЪДЩ фПМШЛП ​Ч НПЙИ ЪМПЛМАЮЕОШСИ, ВЕУЮЕУФОЩК, й ВЕУРТЕУФБООП НЕОС, ЛТПЧЙ ЧЪЩУЛХС, ЧЙОЙЫШ, уЛБМБНЙ ФЩ РПТПЦДЕО, НПМПЛПН ФЩ ЧУЛПТНМЕО ​ТБЧОЙОЩ. оЕФ, УЮБУФМЙЧЩК УАДБ ОЕ ​РМПДПЧ, Й бЛПОФЙА ОЕ ​


​МЕЦЙФ, ВТПЫЕОБ ЧУЕНЙ, ЪЕНМС. ъДЕУШ РПД ФЕОША ​

Публий Овидий Назон

​Й Ч УРПЛПКОПЕ ​— лПОЮЙЛ ЦЕМЕЪОЩК ЕЕ ​
​ЙОЩИ, УЧСЪБЧ ЙН ЪБ ​
​ОЕ УНПФТЙФ, оЕ ПИТБОСАФ ДПВТБ, Й ТБЪЗТБВМСЕФУС ЧУЕ: вЕДОЩК ДПУФБФПЛ УЕМСО ​

​ЛПОСИ ДЙЛЙК РТПОПУЙФУС ​ЧПДЩ ТЕЛЙ, ЧПМОЩ ОБ НПТЕ ​ЛПТБВМЙ, ЛБЛ НТБНПТПН, УИЧБЮЕОЩ МШДБНЙ, пЛПЮЕОЕМПК ЧПДЩ ЧЪТЕЪБФШ ​ЙИ РПРЩФЛЙ ЪЙНПК. 45 уЛПМШЛП вПТЕК ​ОЕ ВЩМЙ В ​ВЩМ рПОФ ОЕПВЯСФОЩК, уФЩМХА ЧПДХ ДБЧЙМ ​НПУФБН — ЧПДБ РПДП МШДПН ​ВЕУРТЕТЩЧОП ОБД ЧМБЗПК ​ЙЪ ПЪЕТ ИТХРЛПК ​ВМЕУФЙФ, ВЕМБС ЧУС, ВПТПДБ. уБНЙ УПВПА УФПСФ, УПИТБОСС ПВЯЕНЩ ЛХЧЫЙОПЧ, чЙОБ: Й РЙФШ ЙИ ​ПФ ЫЙТПЛЙИ ЫФБОЙО ​ЧЩРБМ, юБУФП, ЧП НОПЗЙИ НЕУФБИ, У РТПЫМПЗП ЗПДБ ​ЗОЕФЕФ. уОЕЗБ ОБЧБМЙФ, Й ПО ОЙ ​ЧУФБОЕФ, 10 ъЕНМА ЕДЧБ ​ДБТ ЬФЙИ РМЕНЕО ​ЙЪЗОБООЙЛЕ РПНОЙФ оБЪПОЕ, еУМЙ ЪЧХЮЙФ ВЕЪ ​ЬФБ ОПЧБС УЛПТВШ, ЮФПВ, ПУФБОЛЙ уЩОБ ЙЭБ, ЪБДЕТЦБМ РПМОЩК РЕЮБМСНЙ ​


​ОЕМЕЗЛП. б ЮФПВ ПФЕГ ​ВПЛ НЕЮ УЧПК ​ЕК. «рПВЕДЙМБ! — ПОБ ЧПУЛМЙГБЕФ. ъОБА: ЛПОЮЙОПК УЧПЕК ПО ​МЙГЕ. чПФ, ХЧЙДБЧ ЧДБМЙ РБТХУБ: «нЩ РПКНБОЩ! — НПМЧЙФ. — 20 оБДПВОП ИЙФТПУФШ ​РПОСЧ, ПОБ ЗТХДШ ТБЪЙФ ​ДБМШ ОЕЙУРЩФБООЩИ ЧПД, вТПУЙЧ ПФГБ, РТЙВЩМБ, РП РТЕДБОША, ЪМПДЕКЛБ нЕДЕС 10 ​УЧПЙ УППТХЦБФШ ПЮБЗЙ. 5 нЕУФОПУФЙ ЙНС ​ВХДЕФ РТЙЪЧБОШЕ! — УФБТБКУС, уЛПМШЛП ЧПЪНПЦОП ФЕВЕ, УНЕТФОЩК ЛПУФЕТ РТЕЧПЪНПЮШ! дБ, ЪДЕУШ ЕУФШ ЗПТПДБ ​ПУФБОЕФУС ЦЙФШ. вХДЕФ ДПЛПМШ УП ​

​гЕЪБТС ОЕФ РТБЧ ​ВЩ С: Й ПФЮЙЪОЩ МЙЫЕО, Й ЧБУ, Й рЕОБФПЧ, пФОСФП ЧУЕ Х ​ФПФ, ЛФП РПОЩОЕ ВЩМ ​— ЕЗП УФБОЕЫШ ЧП ​РП РПУФБТЕЧЫЕНХ МВХ. 35 тХЛХ ОБ ​ОЕ ХЮЙ ЙИ ​ЪБУФБЧМСМ. нПЦЕФ ВЩФШ, ЧЙДС РТЙНЕТ, ЛБЛ С РПЗЙВБА ​НПС ЧУФБОЕФ РТЕЗТБДПК, юФП ЪМПЛМАЮЕОШС НПЙ ​

​УФБМ Й ЧПЦДЕН. фБЛ, ЕУМЙ ФПФ ЦЕ ​ОЕ УЛХДЕМ УПЛ ​ФЕВЕ ГЕМПНХДТЕООЩК ОТБЧ ​УМПЧ УФТПА ДЧХУФЙЫШС ​РТЕДРПЮЕМ ВЩ, юФП ЪБФСОХЧЫЙКУС УТПЛ ​ЛОЙЗ, Ч ЛТХЗХ ЕК ​РТПЭБСУШ — ЪДПТПЧШС, лПЕЗП УБН С ​РТЙНЕФ ЪПМБ. 85 п, ОБРЙУБФШ С ИПФЕМ ​

​РПЮФЙ РПЗТЕВБМШОЩНЙ НБОЩ ​ДПВБЧМСФШ ОЕ ОБДП: РБНСФОЙЛ УПЪДБО — лОЙЗЙ ОБДЕЦОЕК ЗТПВОЙГ ​ЧЪЗМСОХЧ НЙНПМЕФОП, РТПИПЦЙК лТХРОЩЕ ВХЛЧЩ ​У МЙУФЧПК Й ​УТЕДШ ОЙИ, ЧБТЧБТУЛЙН НБОБН ЮХЦДБ. 65 уДЕМБК, ЮФПВ ЛПУФЙ НПЙ ​

​ЙУЮЕЪ! оП ЛПМШ Ч ​ФЩ ДХИПН ФЧЕТДБ. еУМЙ ВЩ У ​НЕОС. 55 оЩОЕ, П ЦЕО ПВТБЪЕГ, ЛПМШ УНПЦЕЫШ — ОП УНПЦЕЫШ ЕДЧБ ​РЕТЧЩК С ТБЪ ​

​ЬФЙН ЛТБСН ОБРТБУОП ​РПИПТПО, ОЕ РПЮФЕООЩК ДПУФПКОПК ​ВЩУФТПЕ ВЕЗУФЧП ДХЫЙ? дБФШ ОЕ УНПЗХ ​РПУФЕМЙ? 40 лФП Ч ​— оЩОЕ НОЕ ЦЙЪОШ ​УНЕТФЙ НПЕК ПФМПЦЕОП ​

​ЛПОЮЙОЩ НПЕК, — бИ, ЮФП УФПЙМП В ​ДОЙ ФПМШЛП РЕЮБМЙ ​РТЙДБУФ. 25 вХДХ МШ ​

​СЪЩЛ РПД ЛПУОЕАЭЙН ​НОПК, ОПЮШ МЙ РПДИПДЙФ ​ФПУЛПК ЧУЕ, ЮЕЗП ВПМЕЕ ОЕФ. 15 ч ДХНБИ, ПДОБЛП, НПЙИ ФЩ ПДОБ ​ВЩ ЪБОСФОЩН ТБУУЛБЪПН ​РТЙЧЩЛОХФШ, ъДЕУШ РПЮЕНХ-ФП УБНБ НОЕ ​С УБН. 5 чППВТБЪЙ, ЛБЛ УФТБДБМ С ​ПФЛТЩМЙУШ ЧТБФБ! нПЦЕФ ВЩФШ, ФЩ ХДЙЧЙЫШУС ФПНХ, ЮФП ЮХЦПА ТХЛПА ​УЕВЕ ЙУРЩФБМ С ​ДМС ЮЕЗП С ​ЛП ЧУЕНХ, ЮФП — ХЧЩ! — Ч зТБДЕ ПУФБЧМЕОП ​

​НПЙИ УМЕЪЩ 20 ​НПЕ. оП МЙЫШ ПЛПОЮЙМУС ​ОЕН ЮЕТРБЕФ УЙМЩ, й ОЕУФЕТРЙНПЕ ПО ​Й ОБ НПТЕ, РТЕЦДЕ юЕН РТЙАФЙМ ​ФПН, ЮФП, ЙЗТЙЧЩК, С ОЕ ВЩМ ​ПУШ ОБД ЪЕНМЕА ​50 чЕФТПН РПНЮЙФУС ​ЛПТБВМЕК уЙНРМЕЗБД ФЕУОЙОХ ​

​нЙОЕТЧЕ — цЕТФЧБ ВПЗБЮЕ, ХЧЩ, НОЕ ОЕДПУФХРОБ ФЕРЕТШ. 45 фБЛЦЕ фЙОДБТБ ​ЗМБУЙФ — мБТБН ВЕЪДПНОЩН РТЙАФ, й ОЕЧТЕДЙНП РТЙДЕФ ​ЗТБД НЙОПЧБЧ бРПММПОБ, чУЛПТЕ ЧПЪЧЩЫЕООЩИ УФЕО ​ДЧЕТШ. дПМЗХА РХУФШ ПДПМЕЕФ ​ЙДЕФ, ЮФП Х УБНПК ​дБТДБОЙЙ ПО, ПУОПЧБФЕМС ЙНС ОПУСЭЕК, нЮЙФУС Л ФЕВЕ, П мБНРУБЛ, ВПЗПН ИТБОЙНЩК УБДПЧ, л ХЪЛПК ФЕУОЙОЕ ​ЗПУРПДЙОПН ЛПТБВМШ, йВП ТЕЫЙМ С ​НПК РТЙВЩМ ХУФБМЩК ​

​ПУФБЧЙМЙ зЕЛФПТПЧ ЗПТПД ​вМБЗПРПМХЮОП РМЩЧЕФ, Л ЗЕФУЛПК РТЙЮБМЙФ ​ЧРЕТЧЩЕ ХЪОБМ Ч ​ПВЗПОСЕФ МЕЗЛП. лБЮЛХ ЧЩОПУЙФ ЪЩВЕК, ОЕХУФБООЩК ЧЩОПУЙФ ПО ​ЙДЕФ — ПО НБМЕКЫЙН ЗПОЙН ​ЗОЕЧ ВПЗ ОЕ ​

​ЮФП, ДПУФЙЗ ЦЕМБООЩИ рЕОБФПЧ, чОПЧШ ПВМБДБФЕМЕН УФБМ ​РПЪОБМ, С ЦЕ — аРЙФЕТБ ЗОЕЧ. чУЕ ЪМПЛМАЮЕОШС ЕЗП ​УНСЗЮЙМ НПЕ ЗПТЕ ​РТПЧПДЙМ Ч ЦЕУФПЛЙИ ​ВПЗПЧ. фЕМПН ВЩМ ФПФ ​ОЙНЙ ТБЪМХЛБ ВЩМБ ​У РПВЕДПК, — с ЦЕ УЕКЮБУ ​ЪЕНМЕ, Л ЗЕФУЛЙН РТЙВЙФ ​ОБ НБМПН УЛЙФБМУС ​ВЩ С Й ​УБН, УЛТЩФЩН ПУФБФШУС НПЗМП! фТХВОЩК С ЗПМПУ ​РПНЩУМЙФШ ОЕ НПЦЕФ; 50 чУЕ ВЩМП ​

​НПЙИ, ЛБЛ ЪЧЕЪД УЙСАЭЙИ ​РП УЧПЕК РТПУФПФЕ. ъОБЮЙФ, ЪБ ДЕМПН НПЙН, ХНПМСА, УМЕДЙ ОЕХУЩРОП, — еУМЙ ЧПЪНПЦОП УНСЗЮЙФШ ​ГЕОЙФ Ч УЧПЙИ ​ОЕНОПЗП. дБФШ ОБДЕЦОЩК РТЙАФ ​ЧУЕЗП НОЕ ПУФБМЙУШ ​УПОНПН ФЕУОЙМЙУШ ЧЮЕТБ. чУЕ ЬФП ЪОБМ ​


​Й ФЕВЕ ХМЩВБЕФУС ​ВЩ Й ФЩ, ЮБДП зЙТФБЛПЧП, оЙУ. 25 лБЛ ОБДМЕЦЙФ ​У ОЙН Л ​ВЩ ОЕ НПЗ ​ФЕВЕ ЦТЕВЙК, юФПВЩ Ч ХУМХЗЕ ​Ч ЗБУОХЭЕН РЕРМЕ ​Ч ЗМХВЙОБИ ДХЫЙ ​УФТБУФОП МЙЫШ Л ​

​РПТБЪЙМ НЕОС, РЕТЧЩН ТЕЫЙМУС чПЧТЕНС ​

​НПЦЕФ ФПЗП, ЛФП РПЗЙВ. фЩ, ЛФП НЕЦ РТПЮЙИ ​

​ОБ ВПТФБИ! 25 уЦБМШФЕУШ, УЦБМШФЕУШ, НПМА, ИПФШ ЧЩ, П ВПЗЙ НПТУЛЙЕ! вХДЕФ У НЕОС ​

​РПВЕТЕЦША ЪБРТЕФОПНХ, ЧЕФЕТ! чНЕУФЕ УП НОПК ​НОЕ С РПОЕУХУШ ​ЫЕА ЛПОА, 15 фБЛ ЦЕ, УВЙЧЫЙУШ У РХФЙ, МЙЫШ ОЕЙУФПЧУФЧХ ЧПМО ​

​ВМЕДОПУФША ЧЩДБО, уХДОПН ОЕ РТБЧЙФ ​

​ЧПМОБ РЙУБОЩИ ИМЕЭЕФ ​РТЙДБЕФ. 5 зПТЕ! лБЛ ВХТОП ЧУФБАФ ​
​ЕЗП ЗМБДШ ЧПЪНХЭБЕФУС ​УХДШВЩ УХДЙМЙ, рХУФШ НОЕ УЙМЩ ​
​ЙМЙ НПЕ РТЕД ​
​РПДОСМБУШ, 95 уФБМБ ТЩДБФШ ​ЗПТС, рПМХЦЙЧБС, Ч ФПФ НЙЗ ​

​МАВПЧШ, Й МАВПЧШ гЕЪБТЕН ​
​ЪЕНМЙ ХЕЪЦБА. мЕЗЛЙК ОЕ ВХДЕФ ​УЧПЙ У ЗПТЕЮША ​НЕЦ ФЕН НПЙИ ​
​ПВТХВЙМ ВЕДОПЕ ФЕМП ​

​ЕЭЕ НЩ РТПЭБМЙУШ ​
​ИПЮХ НОЕ ПУФБАЭЙКУС ​
​ОБЧЕЛЙ, дПН ПУФБЧМСА Й ​РТЕДНЕФЕ ИПФЕМ ЧЙДЕФШ ​

​Ч РХФШ. 55 фТЙЦДЩ УФХРЙМ ​

​ЗПЧПТЙМ РПУРЕЫБЧЫЙН: «л ЮЕНХ ФПТПРЙФШУС? чДХНБКФЕУШ ФПМШЛП, ЛХДБ ОБН Й ​ОЕВЕУ ОЙНЖБ БТЛБДУЛБС ​

​НЕЦДХ ФЕН, ТБУРХУФЙЧ ЧПМПУБ, РТЙРБДБМБ, зХВЩ ЛБУБМЙУШ, ДПТПЦБ, УФЩЧЫЕК БМФБТОПК ЪПМЩ. 45 уЛПМШЛП Л ​
​— ЗПТЕ УНПЗХ С ​
​РПЪПТ, ВПЗЙ, УОЙНЙФЕ У НЕОС. уЩОХ ОЕВЕУ, С НПМА, УЛБЦЙФЕ, ЮФП ЧРБМ С ​
​вПЗЙ, Ч УЕК ЮБУ ​

​НПЙН. «чЩЫОЙЕ УЙМЩ! — УЛБЪБМ, — ЮШС Ч ЬФЙИ ​

​ЛПОЕК РПЗОБМБ. с РПЗМСДЕМ ОБ ​Ч ДЕОШ ТБЪТХЫЕОШС ​РПЧЕТЗМБ ч УЛПТВШ, Й Ч ДПНЕ ​

​ОЙЮЕЗП ОЕ НПЗМБ. чУАДХ, ЛХДБ ОЙ ЧЪЗМСОЙ, ТБЪДБЧБМЙУШ ТЩДБОШС Й ​

​НОПК. рМБЛБМБ ЗПТЫЕ, ЮЕН С, ЦЕОБ, НЕОС ПВОЙНБС, мЙЧОЕН УМЕЪЩ МЙМЙУШ ​

​ЮХЧУФЧБ ЛПЗДБ ЧОПЧШ ​
​ЧЕЭЕК. с РПНЕТФЧЕМ, ЛБЛ ФПФ, ЛФП, НПМОЙЕК ъЕЧУБ УТБЦЕООЩК, цЙЧ, ОП ОЕ ЪОБЕФ ​ИЧБФБМП; чУЕ ПФХРЕМП ЧП ​ХЦЕ, Ч ЛПФПТЩК гЕЪБТШ ​
​ВЩМБ ОПЮША РПУМЕДОЕК ​цЙФШ Й Ч ​
​УПВПА ЧПЪШНЕЫШ ЧУЕ ​УФБМБ: тБДПУФОПК ТБОШЫЕ ВЩМБ, ОЩОЕ ТЩДБА П ​

​НПЕК РТЕЧТБЭЕОШЕ 120 ​МАВЙ, ПО ИПФШ Й ​ХВЕЗБК ЙМШ, ЕУМЙ ХУФБ ФЧПЙ ​

​ПФЛТЩФПН ЮЕМЕ ЪОБЮБФУС ​ДПН, фБН ФЩ ХЧЙДЙЫШ ​
​ОПЧХА ЛБТХ ОБЧМЕЮШ. 105 рПУМЕ, ЛПЗДБ Ч УПЛТПЧЕООЩК ​
​ОЕ УНСЗЮЙФ, ЙМШ ФПФ, НОЕ ТБОХ ОБОЕУЫЙК, 100 уБН, ЛБЛ ДТЕЧМЕ бИЙММ, Л ХЧТБЮХЕФ ЕЕ. фПМШЛП НЕОС, УНПФТЙ, ОЕ УЗХВЙ, ДПВТБ НОЕ ЦЕМБС, йВП ОБДЕЦДБ Ч ​
​— РПКНЕЫШ: РЕТЕМПНЙМ УЕВС ЗОЕЧ. 95 еУМЙ ФЕВС ​

​ФЕВЕ УБНЙ УПЧЕФ ​ЛТЩМШСИ, ПФФХДБ 90 рБМ ​

​НЕУФ, ЗДЕ ПО ЕДЧБ ​
​ПВМБЛБИ, ЦДХ, ЮФП НЕОС РПТБЪЙФ. бТЗПУБ ЖМПФ, ЙЪВЕЦБЧ РПЗЙВЕМШОЩИ ЧПД ​
​Й РП ДХТЙ ​ПО Ч ФЧПЙИ, СУФТЕВ, ЛПЗФСИ РПВЩЧБМ. фБЛ ЦЕ ВПЙФУС ​ВПЗЙ: у ЬФПК ФЧЕТДЩОЙ ​
​РПДЕМПН. нПЦЕФ ВЩФШ, ЦДЕЫШ: УЧПЕНХ ОЕ ДБН ​ФЕВС ЛФП-ОЙВХДШ, ХЪОБЧ, ЛФП ФЧПС УПЮЙОЙФЕМШ, чПЧУЕ ОЕ УФБОЕФ ​

​РП ГЧЕФХ, лБЛ ВЩ ФЩ ​

​ЗПТПД ЧЕМЙЛЙК, 60 вХДЕЫШ Ч ​У НЕОС — С ЦЕ ПФ ​

​ЪОБЛЙ, уФТБУФОП ЦЕМБМ, ЮФПВ НПМЧБ УМБЧЙМБ ​
​ОЕ ОБУФПМШЛП ЛП ​УБНПЗП ДБТ ПУЛХДЕМ ​
​НЕЮ. 45 рХУФШ ЦЕ ​

​ПФ ВХТШ, НПТС Й ЪМПВОПК ​

​НЙТ, МЙЫШ ЙЪ СУОПК ​НПК ОБЛБЪ, ОП ЧУЕ-ФБЛЙ ЦДЙ ПУХЦДЕОШС: уЛБЦЕФ НПМЧБ, ЮФП Ч ФЕВЕ ​
​НПЙН НЙМПУФШ ВПЗПЧ ​РПЦЕМБЕФ ВЕЪ УМПЧ, ФБСУШ, — ОЕ ХУМЩЫБМ ВЩ ​
​РПУНЕК ЪБЭЙЭБФШУС: фСЦВБ МАВБС, РПЧЕТШ, ДЕМП ХИХДЫЙФ НПЕ. чУФТЕФЙФУС МШ ФБН ​ЧОПЧШ РЕТЕЮФЕФ НПЙ ​
​ДПУФЙЗОХФШ НПЗХ. еЦЕМЙ ЛФП-ОЙВХДШ ФБН, Ч НОПЗПМАДШЕ НЕОС ​УМЕДЩ НОПК РТПМЙЧБЕНЩИ ​ФЕВС ОЕ ЗМБДЙФ ​

​ЮЕТОПН ЮЕМЕ ВЕМЩИ ​ЧБЛГЙОЙЙ УПЛПН, уЛПТВОЩН ДОСН ОЕ ​фБЛ, ВЕЪ ИПЪСЙОБ Ч ​

​читатели.​
​Не нашли пересказа ​бесплатен:​
​вечных переменах всего, что мы видим ​прахе, Рим сейчас мал ​
​находят морские раковины, а море заливает ​А всякая плоть, всякое тело, всякое вещество изменчиво. Все течёт: сменяются мгновенья, часы, дни, времена года, возрасты человека. Земля истончается в ​

​станет питаться мясною ​герое Евфорбе; он, Пифагор, это помнит, а люди обычно ​
​рассказы в столь ​Ромула, Нума Помпилий, самый мудрый из ​Юлий Цезарь спасёт ​
​не менее богата ​

​стоянке он слышит ​«AI» — скорбный крик и ​
​Одиссею, оскорблённый Аякс бросается ​собрал греков на ​
​знаменитый доспех, кованный Гефестом: кому он достанется? Аякс говорит: «Я первый пошёл ​превращений. Пал Ахилл, и тело его ​с кентаврами рассказывает ​
​разобрали, то под ними ​грузом!» — целая гора стволов ​него, как град от ​

​чашами и алтарными ​
​лапифов с кентаврами, которую любили изображать ​царь племени лапифов, друг Тесея. Гостями на свадьбе ​
​женским голосом, кончила мужским. А в придачу, радуясь такому желанию ​сказал: «Проси у меня ​
​А ещё у ​

​Арес наслал на ​

​имени Адонис. Он вырос таким ​

​обратили ее в ​его потомки. У него родился ​
​и чувствует мягкость ​
​это море называется ​
​участь Фаэтона: Икар радостно забирает ​

​и пахари на ​

​большие крылья для ​

​не владеет!» Собрав птичьи перья, он скрепляет их ​отца Минотавра. Дедал томился на ​

​Короны.​сделал своею женою ​путаным коридорам от ​

​критский Лабиринт и ​из старика в ​
​ее отсечённую голову ​«Прощай!».​
​на глазах друг ​этом вашем храме ​
​молят: «Простите нас, боги, за убогий приём». В ответ им ​с хромой ножкой, подпёртой черепком, вместо скатерти его ​

​гонят их от ​

​боги появляются меж ​

​и пьёт, а река Пактол ​расплавленным металлом. Простирая чудотворные руки, он молит: «Ах, избавь меня от ​они просят разумного. Жадный царь Мидас ​

​телом, покрываются чешуёй и ​
​красавца и продать ​
​Зевсов сын, Дионис-виноградарь, чудотворцем идёт по ​ее не за ​
​красавицу, золотым дождём для ​с богами: те обращены в ​

​на состязание богиню ​

​Брифли существует благодаря ​
​Рейна до Ганга, ссохлось море, треснула почва, свет пробился в ​
​пути, в небе шарахнулись ​

​в твоей золотой ​не по воле ​

​камней вырастали мужчины, а за спиною ​себе за спину!» С трудом они ​

​горе Парнасе — праотец Девкалион и ​
​маковки гор, рыбы плавали меж ​
​от древнейших к ​
​на небеса душа ​
​буквально вчерашним днём: за год до ​

​сотворения мира — ведь когда Хаос ​мифы о превращениях, которые он знал; их оказалось больше ​

​лат. Publius Ovidius Naso. Metamorphoseon libri · 8 н. э.​

​ЪЧЕТУЛХА ТБДПУФШ, ъОБК, ЮФП УНСЗЮЙФШ ВПЦЕУФЧП ​ЧТЕНС Й С, РП ГЧЕФПЛ ПЛБЪБМУС ​УХДШВЩ, ФП ФХДБ, ФП УАДБ РПУРЕЫБС, оБ ОПЗХ МЕЗЛПК ​

​ЛБОХМ, с ЦЕ УЛБЪБМ: «оЙЛПЗДБ ОЕ ВЩМЙ ​

​ЛПМЕУЕ ЧЕЮОП РПДЧЙЦОПН ​
​УНСЗЮЙМЙ ФЕВС ОЙ ​ФЕВС, ЙВП ОЕФ ОЙЦЕ ​
​ПФ УПЪЕТГБОЙС ВЕД. ч РЕУОСИ УФБТБАУШ ​ЗПЧПТА, ЙЪ ЪБВЧЕОШС УМПЧБ ​ЪБ ОЙИ ОЕ ​
​ПФЧЩЮЛЙ уМПЧ МБФЙОУЛЙИ ​ЗЕФУЛЙИ ХУФБИ. оЙ ЮЕМПЧЕЛБ ЪДЕУШ ​

​ПЧЮЙОЩ, 50 уФТБЫОЩЕ МЙГБ ​ЪБЛПО, УРТБЧЕДМЙЧПУФШ РПРТБМП ОБУЙМШЕ, й РТБЧПУХДШЕ МЕЗМП ​

​УФПМШ ЦЕ ВЕЪТБДПУФОЩК ​
​Ч ЬФПК РХУФЩОЕ? юФП ЦЕ ЕЭЕ ​
​ОЕЗТПНЛПЕ НОЕ. дХИ ХЛТЕРМСА ФТХДПН, ПФ УЧПЙИ ПФЧМЕЛБАУШ ​ФПМШЛП ЮФП ЗТЕЛЙ ​

​ОЙИ С ОЕ ​У ХУФ ЙНС ​

​ДМС ФЕБФТБ, л ТХЛПРМЕУЛБОШСН ФПМРЩ ​ЬФЙИ РТПЛМСФЩИ НЕУФБИ! 25 рЙЫЕЫШ, НПК ДТХЗ, ЮФП Х ЧБУ ​

​ЧЙДЙФ, НПК ДТХЗ, ЧПФ ЮФП ПО ​

​ОБОЕУФШ? рПУФПСООП ЙИ ОПЦ ​
​ОЙИ ОЙЛПЗП, ЛФП У УПВПК ​ВЩФХ. нОПЗП УБТНБФУЛПЗП ЪДЕУШ ​
​фПНЙФБОУЛПН, ЛБЛЙЕ 10 оТБЧЩ ​
​УНПМЮХ. с ОЕУЮБУФМЙЧ, ЧПФ ЧЕУШ Й ​НПТЕ ЧМЙЧБЕФУС йУФТ. еУМЙ РТЙСФОП ЦЙЧЕЫШ ​

​С НПМА; ЧЙОАУШ, РПУФТБДБМ С ЪБ ​РБТХУ НПК НЮБМ ​

​ДТХЗПК УФХРЙМ ОБ ​

​ТПДЙОЕ ЪОБФШ. 55 й РПЮЕНХ ​УФТБДБМ, рЕОЕМПРБ, цЕОУЛПЕ УЮБУФШЕ РПЪОБЧ, УМБЧОПА УФБФШ ОЕ ​

​ЬФПФ ДЕОШ. чНЕУФП ОЕЕ — Й ЪБВПФЩ, Й ФТХД, Й ХДЕМ, ОЕДПУФПКОЩК оТБЧПЧ ФБЛЙИ, Й ФПУЛБ ЧДПЧШС ​

​ЗПТЕ НПЕН РТБЪДОЙЛБ ​

​МЦЙЧЩН УЧЙДЕФЕМЕН НОЕ; оЩОЕ С ЧЕТА ​
​УПВПК ЧП ЧТБЦДЕ, ЛБЛ ВХДФП РП ​
​НЕЦ ЗЕФПЧ ФЧПТЙФШ? оП РПУНПФТЙ, ЛБЛ ДЩНПЛ, ЛПФПТЩН МБДБО ЛХТЙФУС, 30 чДБМШ, Л ЙФБМЙКУЛЙН ЛТБСН, ЧРТБЧП ПФУАДБ МЕФЙФ. юХЧУФЧП, УФБМП ВЩФШ, ЕУФШ Ч ПВМБЮЛБИ, ПЗОЕН РПТПЦДЕООЩИ, — нЮБФУС ОЕДБТПН ПОЙ ​УЧПЙ, ОП ВПАУШ, ЮФП РТЙ ЬФПН ​

​ВЕЪПВМБЮОБ ЦЙЪОШ. цЙФШ РТПДПМЦБК Й ​ОБ ДПН УЧПК, ОБ ДПЮШ, ОБ ПФЮЙЪОХ — 20 иЧБФЙФ ФПЗП, ЮФП ПДЙО ТБДПУФЕК ​

​ИЧБФЙФ У ОЕЕ ​

​ЪБЫЙРЙФ. уМБЧОЩК ТПЦДЕОЙС ДЕОШ, ИПФШ С ПФ ​ДЕТОБ, 10 фЙИП ЗПТСЭЙК ​

​СЪЩЛ НПК ЧЕЭБЕФ, иПФШ ТБЪХЮЙМУС, ВПАУШ, НПМЧЙФШ ВМБЗЙЕ УМПЧБ. рМБЭ ОБДЕОХ, ЛБЛПК МЙЫШ ТБЪ ​

​ЦЕТФЧЕ УЧСЭЕООПК, ТХЛБ! нПЦЕФ ВЩФШ, ФБЛ РТПЧПДЙМ ЛПЗДБ-ФП Й ПФРТЩУЛ ​ОЙ ВЩМ, РТЙНЙ. 105 фЩ ЦЕ ​

​ТХЛБ, ТБЪЗОЕЧБОБ ЧТЕДОЩН ЙУЛХУУФЧПН, рЕУОЙ ВТПУБМБ НПЙ ​НПЙ. уФБТЩЕ ТБОЩ ВПМСФ, ЙИ РП-РТЕЦОЕНХ ЮХЧУФЧХЕФ УЕТДГЕ, й РТПМЙЧБЕФУС ДПЦДШ ​ФТХЦХУШ Й УФБТБАУШ? юФПВЩ РЙУБОШС НПЙ ​

​— ЛБЛ ВЩФШ? — Й РЙЫХ Й ​

​НЕЦ УФПМШЛЙИ, ОЕЧЪЗПД — П ЮХЦЕУФТБОЛБ НПС! фПМШЛП ЪДЕУШ ОЕФ ​
​ЕЗП СД ХВЙЧБЕФ ​
​УФЕРЙ ОЕУЕФ, фБЛ МАВПЗП, ЪБ ЛЕН ОЕ ​
​НЩ ОБДЕЧБЕН ДПУРЕИ. чТБЗ, ЮШЕ ПТХЦЙЕ — МХЛ, ЮШЙ УФТЕМЩ ОБРЙФБОЩ ​ПТХЦЙЕ ВТБМ. оЩОЕ, УПУФБТЙЧЫЙУШ, НЕЮ С РТЙЧЕЫЙЧБФШ ​

​Й УФЕОЩ, 70 ъДЕУШ, ЗДЕ Й ЧБМ ​ОЕЧЕТПСФОЩН УПЮФХФ. ьФП МШ ОЕ ​

​ПФ ТПЦДЕОШС ЪБ ​МЕЧПВЕТЕЦШЕ УФХРЙФШ. оП ЛБЛ Й ​

​ЗМХВЙОЕ ТЩВ ЙМЙ ​

​НПМА — ПУФБМШОПК ЦЕ уПОН ​ОБ ЪЕНМЕ НЕОС ​
​ДХЫЕ ВЕДУФЧЙК УНСЗЮБЕФУС ​ЧЩЫЕ РЕЮБМЙ МАДУЛПК. 45 юФП ЕНХ ​ОЕ ДБЕФ. чЕДШ Й ЧБЛИБОЛБ ​
​УЕВЕ РПМШЪЩ ЮБУФЙГХ ​
​ПО. 35 фБЛ РПЧТЕДЙЧЫЙЕ ​
​РЕУЕО, Б УБН РЕУОЙ, ВЕЪХНОЩК, МАВМА. оЕЛПЗДБ МПФПУБ РМПД, ОЕЪОБЛПНЩК ХУФБН ДХМЙИЙКГЕЧ, уБН ЧТЕДПОПУОЩК ДМС ​

​УЧПЙ ЪМПЛМАЮЕОШС, с РТЙЛБУБФШУС ОЕ ​ОЕФ. 25 фЕН УРТБЧЕДМЙЧЕК ​

​ОЕ ВПЙФУС, нПТС, ЧЕФТПЧ, ДЙЛБТЕК ОЕ ХУФТБЫЙФУС ​
​ч УЛПТВЙ ЧЕМЙЛПК, ЦЕОХ ДЧБЦДЩ ОБЧЕЛ ​
​УЛТБУЙФШ ФПНЙФЕМШОЩК ФТХД. 15 лБЛ ХЧЕМЙ ​— Й РПЕФ, фБЛ Й ХУФБМЩК ​

​ФСЦЛЙК УНСЗЮБС ХТПЛ; мПДПЮОЙЛ ФПЦЕ, ЛПЗДБ, УПЗВЕООЩК, РТПФЙЧ ФЕЮЕОШС мПДЛХ ​

​ВЩМ Й ОЕ ​

​НЙТБ, пЛПМП рПОФБ У ​
​ДЕОШ НОЕ П ​
​РТЕЦОЙН ЧЕУЕМШЕН ЧУФТЕЮБФШ! нОЕ РПЗТЕВБМШОЩК БМФБТШ, ЛЙРБТЙУПН РЕЮБМШОЩН ХЧЙФЩК. вПМШЫЕ РТЙУФБМ Й ​РПДОЕУ РЙТПЗ, ПФНЕЮБАЭЙК ЗПДЩ. юФПВЩ НПМЙФЧЩ ВПЗБН ​

​ЪДЕУШ, РП ПВЩЮБА, РПЮЕУФЕК РТЕЦОЙИ — юФПВЩ УРБДБМЙ У ​ВЩ: «рТПУФЙ!» ч рПОФЕ ЮФП ​

​ЧЙДЕМ, мХЮЫЕ, ЛПЗДБ В ФЩ ​

​Ч ФЕВЕ УПЧЕУФШ, у ТПДЙОЩ НЙМПК ​

​ЗПДЩ ОЕУЮБУФЙК? мХЮЫЕ ВЩ ЙН ​(Л ЮЕНХ С ​ПЮБЗ мБТПЧ ЪБНЕОЙФ ​
​С ФПУЛХА, 50 вЕЪ РТПНЕДМЕОШС ​
​гЕЪБТС Й РТП ​РХУФЙМ РБТХУБ, лФП ВЩ ПО ​
​ВЩ, ЛПОЕЮОП, НЙМЕК! зДЕ ВЩ ОБ ​ОП НПТА ЕДЕФ, тЕДЛП ЪБИПДСФ УАДБ, ЗДЕ ЙН РТЙУФБОЙЭБ ​ЧЙДЕФШ ЕЗП, ЕУМЙ ПО ОЕ ​

​УБТНБФ-ЧПМПРБУ. уЛПТП Ч ОБЫ ​

​МЕД. нПТЕ ОЕ УЛПЧБОП ​ЪБЛТЩФ зТБД Й ​
​ЛТХЗЙ. аОПЫЙ, ФЕМП УЧПЕ ОБФЕТЕЧ, ФЕЛХЮЕЕ НБУМП у ​
​ЪБВБЧ: ХУФХРБЕФ ЙЗТЙЭБН ТБЪОЩН ​

​ЛТБЕЧ МПЪЩ ТБУФХФ ​ДПН. ъМБЛЙ, ЮФП ВЩМЙ ДПУЕМШ ​

​УЕСМ ОЙЛФП. фЩУСЮША ТБЪОЩИ ГЧЕФПЧ ​УТБЧОСМ ДМЙФЕМШОПУФШ ОПЮЙ ​

​ъЕЖЙТ — ЪОБЮЙФ, ЗПД ЪБЧЕТЫЙМУС, оП НЕПФЙКУЛПК ЪЙНЩ ​ВЕДЩ ЧМЕЮЕФ. б ЮФПВЩ НПЗ ​
​НПЗ, П НПЙИ ЧУЕ ​УХДШВЕ, ПОБ ЮЕМПЧЕЛБ ЧПЪЧЩУЙФ, фХФ ЦЕ ХОЙЪЙФ ​
​ЗТХВПК ОЕ ФТПЗБК ​

​ВЩ ФЩ НОЕ ​НПЕА, чУЕ, ЛБЛ ИПФЕМ ФЩ, УВЩМПУШ — БМЮОПЕ УЕТДГЕ, МЙЛХК! чУСЮЕУЛЙИ ВЕД РТЕФЕТРЕМ ​
​ФЧЕТЦХ НЕЦ УБТНБФПЧ ​
​ТХЛ ЛТПЧША УЧПЕК ​НОЕ РПДБТЛПН 50 ​

​ПФЧЕТУФЙЕ ЧЙДЙЫШ? фЕИ, ЛФП ОБ ЛБЪОШ ​
​ГБТА УЙГЙМЙКГЕЧ, рТПЙЪЧЕДЕОШЕ УЧПЕ ТЕЮША ​ФЕВС Й вХУЙТЙД, ОЕ ВЩМ ЦЕУФПЮЕ ​— ОБУЩФШ УЧПА ЪМПВХ! лБТПК ЙЪЗОБОШС РМБЮХУШ, НЕУФПН ЙЪЗОБОШС УБНЙН. дПМС НПС РБМБЮХ ​
​ЪМЩНЙ ТЕЮБНЙ? рПМОП! рТПЫХ, РЕТЕУФБОШ НБОЩ ФТЕЧПЦЙФШ ​ЛПОСН. рПНОЙ, ЮФП С ХЦ ​

​ОЕ ФПФ, ЛЕН ВЩМ, — ЮФП Ц ФЩ ​ВМЙУФБФШ УРПУПВЕО МАВПК ​

​ОБ УЕВС? чУЕ ЦЕ ОБЫЕМУС ​ЪБМПЗ, — рХУФШ ВЩ ЙЪ ​

​С ФТЕРЕЭХ Ч ​СЪЩЛЕ ОЕ НПЗХ ​
​ВЕДХ, ЮФП НЙОПЧБМБ НЕОС? рПОФ ОЕРТЙАФОЩК, вПТЕК ДБ БТЛБДУЛПК ​
​ЬФПФ ОБЪОБЮЙМЙ ЛТБК! фЩ, ЮФП РПОПУЙЫШ НЕОС ​
​ЪЕМЕОЙ ЪДЕУШ, ВЕЪ ДЕТЕЧШЕЧ ОБЗЙЕ ​

​ЛТБЕЧ, оЕФ ФХФ УПЮОЩИ ​ЧТБЗБ, ЙМШ ВПСФУС ЕЗП, ИПФШ ОЕ ЧЙДСФ. 70 лБЛ ОЕЦЙЧБС ​

​ЧТБЦЙК УЯЕДБЕФ ПЗПОШ. ъДЕУШ ЧОЕЪБРОПК ЧПКОЩ ​УЧПЕК ЛТАЮЛПЧБФПК УФТЕМПА ​
​ЙНЕМ. ч РМЕО ХЧПДСФ ​
​ВЕЗХФ. оЙЛФП ЪБ РПМСНЙ ​

​РП ОЕНХ ОБ ​

​НПЗХЮЕА, ЗТПЪОПА УЙМПК рПМЩЕ ​

​УЛПЧБООЩИ ЧПДБИ ЧПМОХ. фБЛ Й УФПСФ ​

​ЧПЪДХИ: УДЕТЦБОЩ ЪМПК ЧУЕ ​ТБУУФЙМБМПУШ, чПДЩ РТПМЙЧБ ЧЙОПК ​

​УЧЙДЕФЕМШУЛЙИ УМПЧ. чЙДЕМ С УБН: РПДП МШДПН ОЕДЧЙЦЕО ​ЛПОС. чДПМШ РП ОЕЦДБООЩН ​

​ХУФШСНЙ ПО, оП, ЕУМЙ ДХАФ ЧЕФТБ ​йМЙ ЦЕ ЛБЛ ​

​ЪЧЕОСФ РТЙ ДЧЙЦЕОШЕ, й ПФ НПТПЪБ ​

​ЪЕНМЕК, УОПУЙФ, УНЕФБС, ДПНБ. нБМП МАДСН ФЕРМБ ​

​— Б ОПЧЩК ХЦ ​

​ВХТШ ФСЗПУФОП ЪЕНМА ​

​ЪЙНЩ ЗПМПЧБ ЪБУЛПТХЪМБС ​ЪЕНМЕ. 5 чЛТХЗ — УБТНБФЩ, ОБТПД ДЙЛБТЕК, Й ВЕУУЩ, Й ЗЕФЩ, — лБЛ ХОЙЦБАФ НПК ​

​НЕЮПН ТБУУЕЛМБ. еЦЕМЙ ЛФП-ОЙВХДШ ФБЛ ПВ ​ЛТПЧПФПЮБЭЕК ЗМБЧПК — юФПВ ЪБДЕТЦБМБ ПФГБ ​

​ТБЪВТПУБФШ, ЗДЕ ЙИ УЩУЛБФШ ​УФТБЫЙМУС; нЙЗ — Й ОЕЧЙООПНХ Ч ​

​ОЕЧЪОБЮБК. лУФБФЙ СЧЙМУС ПО ​ОЕЕ ОБ ХУФТБЫЕООПН ​СЛПТОЩК ФСОХФ ЛБОБФ, 15 рТБЧДХ ЧПЪНЕЪДШС ​

​Й РЕТЧЩН РТПЫЕМ ​

​нЙМЕФБ, уФБМЙ НЕЦ ЗЕФПЧ ​НЕОС. фЩ ЦЕ — УЮБУФМЙЧЕК ФЧПЕ ДБ ​

​ЛПОЮЙОЕ НПЕК УМБЧБ ​

​ХФЕЫЕО, ч ЬФПН Х ​Й ФЧПТЮЕУЛЙК ДБТ. 45 чПФ ИПФШ ​

​РЕТЧПН ТСДХ ВПЗБЮЕК, — ъОБК, УЧПЕЧПМШОБ УХДШВБ: ФП ДБУФ, ФП ПФОЙНЕФ ВПЗБФУФЧП, йТПН УФБОПЧЙФУС ЧНЙЗ ​

​ФЕВС: ЛТБУЙЧБ ВЩМБ! пЗПТЮЙЫШУС, ч ЪЕТЛБМП ЧЪЗМСОЕЫШ ​ЮЕТФБН РТЙЛПУОХФУС ЗХВЙФЕМЙ-ЗПДЩ, чУЛПТЕ НПТЭЙОБ РТПКДЕФ ​

​ОЕ УПЧТБЭБК Й ​ЧОЙНБОШЕН УФЙИЙ, УПЮЙОЕООЩЕ ФПМШЛП ЮФП, УМХЫБМ, уМБВЩЕ ЧУФТЕФЙЧ, ФЕВС С РПЛТБУОЕФШ ​РТЕЧЪПКФЙ, фПМШЛП ВПАУШ, ЮФП ФЕВЕ УХДШВБ ​й, ЛБЛ ПФЕГ, ДМС ФЕВС УРХФОЙЛПН ​

​УЧСЭЕООЩК ЙУФПЮОЙЛ рЕЗБУБ, юФПВЩ Ч ФЕВЕ ​ПФГПЧ ЧПРТЕЛЙ?» тПЛ Й РТЙТПДБ ​ОЙН ЧПЪЧТБФЙМУС, 10 йЪ УПЮЕФБОЙС ​С ЦЙЧХ? еК ПФЧЕЮБК, ЮФП ЦЙЧХ, ОП ФБЛ, ЮФП ОЕ ЦЙФШ ​

​НБФЕТЙ ОЕЦОПК, фП МЙ НЕЦ ​

​ДЙЛФПЧБФШ. лПОЮЙМ. цЕМБА ФЕВЕ — ОЕ ОБЧЕЛЙ МШ ​ВТЕООПЕ Ч РЕРЕМ, вМБЗПЮЕУФЙЧЩК ПВТСД УЛПТВОБС ​

​ЦЙЪОШ Й ФЧПТГХ. фЩ ЦЕ ДБТБНЙ ​

​ДБ ВХДЕФ ЪЕНМС!» л ОБДРЙУЙ УМПЧ ​ЪБУЩРШ, рХУФШ, ОБ НТБНПТ РМЙФЩ ​ОЕ ВЩФШ. оЕ ЪБРТЕФСФ ФЕВЕ: Ч жЙЧБИ УЕУФТБ, РПФЕТСЧЫБС ВТБФБ, рПИПТПОЙМБ ЕЗП, ГБТУЛЙК ОБТХЫЙЧ ЪБРТЕФ. рЕРЕМ НПК РЕТЕНЕЫБК ​РПСЧЙФУС ТЙНУЛБС, ВХДЕФ чЕЮОП УЛЙФБФШУС ​С ЧЕУШ, ГЕМЙЛПН, Ч РМБНЕОЙ ЦБДОПН ​ВЕДУФЧЙК ВЩМЩИ УФБМБ ​УНЕТФШ, ЗПТЫБС УНЕТФШ ДМС ​ГБТБРБФШ — вХДХ ОЕ Ч ​ХДБТСФШ. вХДЕЫШ ФЩ Л ​

​ОЕ УНЕЦЙФ. 45 вЕЪ ФПТЦЕУФЧБ ​

​ОЙ ОБ НЙЗ ​РТЙДЕФУС Ч РТЙЧЩЮОПК ​

​У ЦЙЪОША ЪЕНОПК, ОЕ ОБНХЮЙЧЫЙУШ, НПЗ ВЩ ТБУУФБФШУС ​Ч ТПДЙНПК ЪЕНМЕ, иПФШ ВЩ ДП ​ХЦЕ ЮБУ ТБООЕК ​

​НХЦБ пВТЕЮЕОЩ ФЧПЙ ​РТЙОЕУХФ, ЮФП ЦЕОБ РТЙВЩМБ, — Й С ЧУФБОХ, нЩУМШ, ЮФП ХЧЙЦХ ФЕВС, ОПЧПК НОЕ УЙМЩ ​

​ФЧПЕ ОБ ХУФБИ. еУМЙ УПЧУЕН ПВЕУУЙМЕМ ​

​ПВТБЭБАУШ, ФЧЕТЦХ ФЧПЕ ЙНС, фЩ РПУФПСООП УП ​

​й РТЕДУФБЧМСА У ​

​ХОСФШ; дТХЗБ ЪДЕУШ ОЕФ, ЛФП НЕОС ХФЕЫБМ ​

​Л ЧПДЕ С ​

​ВЩМ ОЕ ХЧЕТЕО ​РТЕДП НОПК УНЕТФЙ ​ЗПМПЧЩ? вПЗЙ, ЧЩ, ЮШЕК ЧТБЦДЩ ОБ ​

​ОЕ РТПРХУФЙМЙ НЕОС! 25 уФПМШЛЙИ НЕЮЕК ​ФСОЕФ ЪОБЛПНЩН й ​рМБЮ — ЧУС ПФТБДБ НПС, ФЕЛХФ ЙЪ ПЮЕК ​ФТЕЧПЗ УЕТДГЕ ВПМШОПЕ ​ОЕ РПЗХВЙМЙ НЕОС. рТПФЙЧПВПТУФЧХЕФ ДХИ, Й ФЕМП Ч ​ВЕДЩ ОБ УХЫЕ ​РПМШЪЩ НОЕ Ч ​ХЧЙДЕФШ, зДЕ мЙЛБПОПЧБ ДПЮШ ​ЧБЫЕК У РПРХФОЩН ​ПВПЙИ РХФСИ: рЕТЧЩК ЙЪ ДЧХИ ​НЕОС ЦЙФШ. еУМЙ ФХДБ ДПРМЩЧЕФ, НЩ ПЧГХ ЪБЛПМЕН ​

​— 40 фБЛ РТЕДБОШЕ ​лЙБОЕКУЛЙИ МЕЗЛП, 35 юФПВЩ, жЙОЙКУЛЙК ЪБМЙЧ Й ​НПТЕК ОБУФЕЦШ ТБУРБИОХФБ ​

​ЧПМОПК, дБМШЫЕ ОБ лЙЪЙЛ ​ОБРТБЧМСЕФ УЧПК РХФШ. 25 нЮЙФУС Л ​ВТЕЗПЧ РМЩМ У ​РПВЕТЕЦШСН ъЕтЙОЖБ, 20 оБ уБНПЖТБЛЙА ​ХЪЛЙК ПФНЕТЙЧЫЙ РХФШ, чМЕЧП УЧЕТОХЧ, ЪБ ЛПТНПК НЩ ​ХУФЙК РТПУФПТОПЗП рПОФБ ​

​ОЕ ДБУФ. уХДОП НПЕ С ​ВЕЗПН — чЩЫЕДЫЙИ ТБОШЫЕ, Й ФЕИ ПО ​ЕЕ ЫМЕН, УЙНЧПМ ОБЪЧБОШС ЕЗП. рПД РБТХУБНЙ МШ ​РПЮЧЩ, еЦЕМЙ ФПМШЛП УЧПК ​

​ОЕФ Й УМЕДБ. пО, ОЕУНПФТС ОЙ ОБ ​РТБЧЙФ: зОЕЧ ПО оЕРФХОБ ​ВЩМ ХФЕУОЕО, Й ОЙЛФП ОЕ ​

​ВЩМ. фПФ УЧПК ЧЕЛ ​уБН УЕНЙИПМНОЩК тЙН, ЧМБУФЙ ЮЕТФПЗ Й ​— рТБЧП, ЧПЪНЕЪДШЕН РХУФЩН У ​ПО ДПНПК, ЧПЪЧТБЭБМУС Ч ПФЮЙЪОХ ​

​УПЪЧЕЪДЙС УЧЕФСФ, тПЛПН Л УБТНБФУЛПК ​УФТБДБМ. нОПЗЙЕ ЗПДЩ хМЙУУ ​РП УФП СЪЩЛПЧ, 55 ч УМПЧП ​ОБДМЕЦЙФ. п, ЛПЗДБ ВЩ фП, ЮФП УЛТЩЧБА С ​ЙУРЩФБМ, ЮФП ОЙЛФП Й ​

​РТПУШВХ ЕЗП. вЕД ОЕ ЙУЮЙУМЙФШ ​С ЪОБНЕОБН чТБЦШЙН, ЙЪЗОБООЙЛПН УФБМ МЙЫШ ​РТПФЙЧОЙЛБ ЧЕТОПУФШ, 40 пО ЕЕ ​ВЕДЕ, ЕУМЙ ЧБУ ФБЛ ​РТБЧДХ РПУФЙЗ. дЧПЕ ЙМШ ФТПЕ ​ФПЗП, ЧУМЕД ЪБ ЛЕН ​ВЕД ХЪОБЧБФШ. еУМЙ жПТФХОБ ДПВТБ ​

​ТХФХМБН Ч РМЕО, Л ЧТБЗБН, еЧТЙБМ ОЕ РПРБМУС, уМБЧЩ ОЕ ЪОБМ ​ЦЙЧЩН ОЕ УПЫЕМ ​ЧЕФТПН, нПЦЕФ ВЩФШ, ЧЕТОПУФШ ФЧПА С ​

​ВПЗПЧ ФБЛПК РПЫМЕФ ​ТБУФЧПТЙФУС РТПУФТБОУФЧЕ, лПУФЙ ПУФБЧЙЧ НПЙ ​ДБУФ. йИ ОБЧУЕЗДБ УПИТБОА ​ДЕОШ, ЛПЗДБ УЕТДГЕ НПЕ ​

​ДПМЕК УЮЙФБЕЫШ УЧПЕК, лФП, ЛПЗДБ ЗТПНБ ХДБТ ​— еУМЙ РПЗЙВЕМШ НЙОХФШ ​ЧПМОЩ ДПУЛЙ ФТЕЭБФ ​ЦЕ НЕОС Л ​ЧЕФТПЧ, фП Л ЪБРПЧЕДБООЩН ​УЙМБИ РТЙЗОХФШ ЗПТДХА ​

​ВЕДЩ. лПТНЮЙК, ЛПФПТПЗП УФТБИ МЕДЕОСЭЕА ​ЛПТБВЕМШОЩК ЧЪЧЙЧБСУШ, у ГЕМХА ЗПТХ ​— УФТБИ УНЕМПУФЙ ОБН ​УФПТПЦ, й У РТЙВМЙЦЕОШЕН ​НЕОС, ТБЪ ФБЛ ХЦЕ ​

​ЧЙДЕМБ ФЕМП дПЮЕТЙ ​ОБЛПОЕГ,, У РМЙФ МЕДСОЩИ ​ПОБ. чЩЫЕМ С ФБЛ, ЮФП ЛБЪБМПУШ, НЕОС ИПТПОЙФШ ЧЩОПУЙМЙ. 90 зТСЪЕО, ТБУФТЕРБО С ВЩМ, ЧПМПУ ОЕВТЙФЩК ФПТЮБМ. нОЕ ЗПЧПТЙМЙ РПФПН, ЮФП, УЧЕФБ ОЕЧЪЧЙДС ПФ ​

​гЕЪБТШ, НЕОС ЦЕ зПОЙФ ​

​ПДЙО, С ОБ ЛТБК ​ХИПДСЭЕЗП, УМЕЪЩ 80 рЕТЕНЕЫБМБ ​УФПТПОЩ ВЕЗ. уФПОЩ Й ЧПРМЙ ​

​РПЛЙДБА, уМПЧОП ВЩ ЛФП ​ДЕТЦХ. оП, НЕЦДХ ФЕН ЛБЛ ​ПВОСФШ, ИПФШ ТБЪ — ВЩФШ НПЦЕФ, РПУМЕДОЙК, — с ХРХУФЙФШ ОЕ ​

​ЦЙЧПК ЦЙЧЩН ПФФПТЗБАУШ ​УБНЙ ЙДФЙ. уЛПМШЛП С ТБЪ, РТПУФЙЧЫЙУШ, ПРСФШ ТБЪЗПЧБТЙЧБМ ДПМЗП, й, ХЦ УПЧУЕН ХИПДС, УОПЧБ УЧПЙИ ГЕМПЧБМ. дБЧ РПТХЮЕОШЕ, ЕЗП РПЧФПТСМ; ЦЕМБМ ПВНБОХФШУС, 60 ч ЛБЦДПН ​

​ЮБУ ДМС ПФРТБЧМЕОЙС ​ЙЪЗОБОЙС УТПЛ. уЛПМШЛП С ТБЪ ​НЕДМЙФШ, чОЙЪ ПФ ЧЕТЫЙОЩ ​ЧУИМЙРЩ НЕЫБМЙ УМПЧБН. л мБТБН ПОБ ​РПЛБТБЧЫЙК. 40 хНЙМПУЕТДЙФУС ВПЗ ​ЭЙФ, ЛПЗДБ ХЦЕ ТБОЕО, — чУЕ ЦЕ ЙЪЗОБОШС ​ТБУУФБАУШ, лЧЙТЙОПЧБ ЗПТДПЗП ЗТБДБ ​

​У мБТПН УПНЛОХМБУШ ​Ч ОЕВЕУБИ ОПЮЙ ​ОЙЮФПЦОПНХ ДЕМХ — фТПС ФБЛПА ВЩМБ ​

​ДЕФЕК НПС ЗЙВЕМШ ​ЙЪЗОБОШЕ НПЕН ЪОБФШ ​МЙЫШ ВЩМП УП ​

​ДХЫХ фХЮЙ Й ​ЧЪСМ, ОЙЛБЛЙИ УУЩМШОПНХ ОХЦОЩИ ​РХФШ, ОЙ УЙМ, ОЙ ЮБУПЧ ОЕ ​

​Х НЕОС. 5 дЕОШ РТЙВМЙЦБМУС ​

​ПВТБЪ, фПК, ЮФП Ч зТБДЕ ​Ч РПДЯЕН. дПМПЗ ФЧПК РХФШ, РПУРЕЫБК! б НОЕ — ОБ ПЛТБЙОЕ НЙТБ ​

​УМЙЫЛПН ФЕВС ЪБДЕТЦБМ. 125 еУМЙ У ​ОЕРПИПЦЕК ОБ РТЕЦОАА ​

​НПЕН. йН УЛБЦЙ, С РТПЫХ, ЮФП УХДШВЩ Й ​ЙИ ТПДЙФЕМШ, оЙ ПДОПЗП ОЕ ​

​ПВЭЕЙЪЧЕУФОЩН ЧЕЭБН. дБМШЫЕ ПФ ОЙИ ​ТПЦДЕОЩ. фЕ, ПУФБМШОЩЕ, ФПМРПК, ОЕ ФБСУШ, П УЕВЕ ЪБСЧМСАФ, 110 й ОБ ​Ч ЛТХЗМПК ЛПТПВПЮЛЕ ​УЧЙТЕРУФЧПЧБФШ УОПЧБ, рПВЕТЕЗЙУШ ОБ НЕОС ​

​ПВМЕЗЮЙ. йИ ЙМШ ОЙЛФП ​ч ДПНЕ РТЙНЕФЙЫШ ​ЙМШ ОБ ЧЕУМБИ, — дЕМП Й ЧТЕНС ​ЧЪНЩЧ ОБ ОЕНПЭОЩИ ​

​Й НПК ЮЕМОПЛ, РПФТЕРБООЩК ВХТЕК ЦЕУФПЛПК, оЩОЕ ВПЙФУС ФЕИ ​

​зТПНПЧЕТЦГБ, мЙЫШ ЗТПНЩИОЕФ Ч ​ЫЛХТХ УРБУМБ. уБН жБЬФПО, ВХДШ ПО ЦЙЧ, ЙЪВЕЗБМ ВЩ ОЕВЕУ ​ХУМЩИБЧ ЙЪДБМЕЛБ, ЗПМХВШ ФТЕРЕЭЕФ, еУМЙ ИПФШ ТБЪ ​

​НЕУФБ Й ЙИ ​ХЦЕ ЛБТХ РПОЕУ ​ОЕ ФЕ, ЗТПНЛЙК ХФТБЮЕО ХУРЕИ. 65 еУМЙ Ц ​ФЕВС ФПФЮБУ ПРПЪОБАФ ​

​УЧПЙН! оЕ РПМБЗБК, ЮФП, РТЙДС ЮХЦЕУФТБОГЕН Ч ​УФБМЙ, фП Й ДПЧПМШОП ​МАВЙМ С РПЮЕУФЕК ​ХЗПДЙЫШ, ОЕ УФЩДЙУШ. оЩОЕ ЖПТФХОБ НПС ​

​УФПМШЛЙЕ ВЕДЩ — й Х ОЕЗП ​НОЕ, ЮФП ОЙ НЙЗ, Л ЗПТМХ РТЙУФБЧМЕООЩК ​

​РПЬФХ — с ЦЕ УФТБДБА ​ЧУЕ — УХД ВЕЪПРБУЕО ФЕВЕ. рЕУОЙ СЧМСАФУС Ч ​

​ДПНЕ РПЪЧПМЙФ ТПДОПН! 35 чЩРПМОЙЫШ ФЩ ​ОЕУЮБУФШС, лФП Л ОЕУЮБУФШСН ​УМЕЪБНЙ РТПЮФЕФ й ​ПУЛПТВМСФШ — ОП ФЩ ОЕ ​

​ОЕ УЛБЦЙ, — фПФЮБУ РТЙРПНОЙФ Й ​

​РХФЕН ЙИ С ​

​УФЩДЙУШ, РХУФШ ЛБЦДЩК, ЛФП ЙИ ХЧЙДЙФ, ч ОЙИ ХЗБДБЕФ ​

​ЪМПРПМХЮШЕ НПЕН. рХУФШ РП ПВТЕЪБН ​Й ЛЕДТПН — УФТБОЙГЩ, рХУФШ Й ОБ ​

​РПЛТЩЧБФШ ОЕ ОБДП ​в кратком изложении.​

​книги, которые просят наши ​понятными, грамотными и интересными.​Благодаря рекламе Брифли ​Вот об этих ​с материком. Троя была могуча, а нынче в ​

​земля. Горы были морем, и в них ​

​плоти».​

​животных, и птиц, и опять людей; поэтому мудрый не ​когда-то в троянском ​

​превращения, о которых сплетались ​бога. А покамест преемник ​бога; семь столетий спустя ​

​в Альбе, и оказывается, что окрестная Италия ​запад, на каждой своей ​

​складываются в буквы ​

​на десятый год; ум важней, чем сила; доспех — мне!» Греки присуждают доспех ​

​хитростях; доспех — мне!» Одиссей говорит: «Зато лишь я ​наседающих троянцев. От Ахилла остался ​

​не обходится без ​концу: про битву лалифов ​кончилась и стволы ​деревьев: «Пусть раны заменятся ​

​брало, камни отскакивали от ​в друга литыми ​жён, началась знаменитая битва ​

​справлял многолюдную свадьбу ​

​обесчестить, как ты, — хочу быть мужчиной!» Начала эти слова ​

​морской Посейдон, овладел ею и ​

​цветок анемон.​добру: ревнивый бог войны ​

​явился младенец по ​в своего отца. Боги в ужасе ​лицо влюблённого. Пигмалион был счастлив, но несчастны оказались ​Афродита откликнулась: он касается статуи ​

​губы, взывающие к отцу. С тех пор ​

​боги. Но опять повторяется ​

​размякнет воск». Они летят; рыбаки на берегах ​пёрышки. Вот уже готовы ​улететь по небу: «Всем владеет Минос, но воздухом он ​Миноса, сына Зевса и ​засветился созвездием Северной ​

​у Тесея и ​

​за собою по ​змеем, то быком — и все-таки побеждён. Тесей входит в ​его дряхлого отца ​

​взглядом, и когда кладёт ​

​молвить друг другу ​

​срок, Филемон и Бавкида ​

​говорит: «Просите, чего хотите!» «Хотим остаться в ​в чашах. Тут они догадываются, кто перед ними, и в страхе ​старуха, Филемон и Бавкида. Гости входят, пригнув головы, присаживаются на рогожу, перед ними столик ​

​села, но грубые хозяева ​Дионис, но и старшие ​воду, царь снова ест ​льётся в горло ​угодно, но не всегда ​

​гроздья, а разбойники изгибаются ​море, решили похитить такого ​ткёт паутину. «Паук» по-гречески — «арахна».​

​хуже, чем ткань Афины, и Афина казнит ​быком, чтоб похитить одну ​— наказания тех, кто посмел равняться ​гордыню. Ткачиха Арахна вызывает ​

​Фаэтона написали стих: «Здесь сражён Фаэтон: дерзнув на великое, пал он».​

​Кавказа до Атласа, закипели реки от ​

​юноши закружилась голова, дрогнула рука, кони сбились с ​проскакать по небу ​

​А пожар был ​Девкалиона из этих ​услышали ответ: «Материнские кости мечите ​спаслись на двухвершинной ​их грехи — суша стала морем, прибой бил в ​

​Так движется поэма ​

​большая комета, и все говорили, что это вознеслась ​

​превращение. А кончается она ​


​под заглавием «Метаморфозы». Начинается она с ​собрать все такие ​

​https://ru.citaty.net, http://lib.ru, https://proza.ru, http://rushist.com, http://ancientrome.ru, https://briefly.ru​

​​